Ещё

«Люди ждут конца света». Как «Матильда» оказалась в центре борьбы с безбожием 

Фото: РИА "ФедералПресс"

Несвятая жизнь святого

Идея святости монархической власти особо проявлялась в почитании убитых королей и царей в разных странах христианского мира. Однако именно Николая II некоторые православные считают не просто мучеником, а «искупителем грехов русского народа». Церковь не соглашается с этой доктриной, так как полагает, что искупать грехи мог только Иисус Христос. Исследователи отмечают, что царебожнические настроения появились еще в 90-е годы, связывая их с кругом митрополита Санкт-Петербургского Иоанна. Официально Николай II был канонизирован в 2000 году как страстотерпец, что формально подразумевало лишь выполнение христианских заповедей во время страданий. Но царебожников это лишь подстегнуло. На данный момент у сторонников этого учения нет единой иерархии: одна часть из них порвала с РПЦ, другая же остается в ее приходах. Традиционным местом сбора радикальных поклонников Николая II является подмосковное село Тайнинское, где проходит «чин всенародного покаяния».

«Абсолютно уверена, что идеология царебожия в том числе сказалась на ситуации с «Матильдой», — заявила корреспонденту «ФедералПресс» профессор СПбГУ Татьяна Чумакова. В то же время религиовед Алексей Зыгмонт, много лет исследующий православных маргиналов, полагает, что поджоги имеют отношение не к царебожникам, а к существующей в определенных кругах РПЦ, в первую очередь среди православных националистов городского типа, монархической тенденции. «Члены „Союза православных хоругвеносцев“ испытывали большие симпатии к Ивану Грозному, не будучи царебожниками в строгом смысле слова, то есть не почитая Николая II в качестве искупителя. И [депутат Госдумы Наталья] Поклонская его так не почитает, и „Христианское государство“ его тоже не почитает», — объяснил он корреспонденту «ФедералПресс».

По мнению Зыгмонта, для православных нормально распространять ореол святости на всю жизнь Николая II, а не только на время после отречения (как предлагает, например, протодьякон-блогер Андрей Кураев). «Для них святость — это сакральный статус, поэтому они воспринимают это так тотально. Поэтому и дневники Александры Федоровны воспринимают как наставления христианской жизни и вся жизнь царя воспринимается в перспективе будущего подвига. Говорят, что он родился в день Иова Многострадального, с самого рождения был предназначен для этого подвига и готов к нему. Вся его жизнь — как бы святая, нельзя ее делить на отдельные части», — считает религиовед. К этому же подталкивает и православная традиция замалчивать «неудобные» моменты в житиях святых. Например, особо почитаемый радикалами Иосиф Волоцкий фигурирует и в официозных проповедях, но в них его призывы сжигать еретиков игнорируются. «Здесь примерно это и происходит: какие-то события, которые выглядят как-то невыгодно, абсолютно изгоняются из всего — из жизни, из кино», — говорит ученый.

Против насилия

Православные радикалы воспринимают свои акции насилия как «борьбу со вселенским хаосом, который воплощен и в режиссере, и в его сторонниках, и в самом фильме. А фильм воспринимается как осквернение сакрального космоса Святой Руси», считает Алексей Зыгмонт. Об эсхатологическом мышлении противников «Матильды» рассказывает и профессор кафедры философии и религии и религиоведения института философии СПбГУ Татьяна Чумакова. По ее словам, во Владимирской области, где находится популярный среди церковных маргиналов Боголюбский монастырь, делаются схроны, закапываются консервы в больших количествах. «Люди ждут конца света», — утверждает эксперт.

Как правило, православные националисты и монархисты нелояльные действующей власти, говорит Чумакова. «Мне доводилось слышать нарративы, что у власти „жиды“, что у Медведева был дедушка Мендель, что у Путина настоящая фамилия Кац, что они продались Западу. Никакая самая консервативная политика, защита православных ценностей и чувств верующих этого изменить не может», — подтверждает Алексей Зыгмонт. Татьяна Чумакова полагает, что вспышки насилия связаны с тем, что эти действия никак не наказываются светскими властями. «Это все возбудило и другие силы, которые тяготеют не к православию, а к нью-эйдж и неоязычеству. Я считаю, что ситуация уже выходит из-под контроля», — говорит она.

Примечательно, что протест против «Матильды» отказался поддержать Константин Душенов, входивший в круг митрополита Иоанна и считающийся идеологом царебожия. «Просто не смотрите. Не тронь дерьмо и не будет вонять», — заявил он в своем видеоблоге, призвав вместо погромов писать письма в администрацию президента. «Вот умрете вы, а бумажечка эта о том, что вы не смирились с беззаконием, на Страшном суде будет ценнее всех других», — увещевает Душенов. Но Алексей Зыгмонт считает такую позицию исключением среди радикалов и не думает, что выступление Душенова сильно повлияет на погромщиков. «Сейчас он далеко не настолько популярен, как раньше», — комментирует он.

Не исключено, что в дальнейшем православные радикалы будут оскорбляться и по другим поводам. Достаточно вспомнить требование бизнесмена Василия Бойко-Великого, связанного с покинувшим РПЦ священником-царебожником Алексием Аверьяновым, убрать из Третьяковской галереи картину «Иван Грозный убивает своего сына». Впрочем, история происходила еще в 2013 году и не вызвала серьезных последствий. При этом список почитаемых радикалами монархов включает не только Николая II и Ивана Грозного: это и убитый Павел I, и даже всю жизнь боровшийся с церковным влиянием Петр Великий.

Фото: РИА Новости

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео