Ещё

Чем дальше в лес, тем ближе переправа: сказочное ПриЧукенье и главная опасность похода на Аник 

Фото: Моя планета

Текст: Дарья Червова

Фото, видео: Александр Хитров

Вечер второго дня. Усталость. На костре поспевает чайник, за спиной шумит горная река, вкусная и ароматная каша расходится внутри теплом, после «баньки» уже тянет в сон, но еще хочется посидеть у огня и посмотреть на звездное небо… Как же приятно быть здесь и сейчас, в этом неприступном для массового туриста месте, где природа может быть собой…

Второй день в голове одно и то же беспокойство: «Выдержу ли я? Выдержат ли товарищи? Сможем ли мы забраться на высочайшую вершину Приморья?». Но вечерами у костра наступает уверенность во всем и умиротворение — мы сможем, всё будет хорошо. Друзья наливают тебе чая, начпрод выдает конфету и три сушки — самый приятный момент дня.

***

Так проходил наш вечер в «идеальном месте» во второй день экспедиции на Аник. Что поделать, какое место, такой и вечер.

Начало похода было особенно выматывающим — во-первых, с непривычки сложно физически, а еще и рюкзаки тяжелые. Во-вторых, лес от базы до Чукена непролазный и недружелюбный. Троп нет, подлесок густой, много валежника и ям — кому такое понравится?

Поэтому когда мы вышли к побережью Чукена и увидели это идеальное место, то радовались, как дети. Это был не тот участок кривой земли три на пять, как предыдущий лагерь. Перед нами открылся вид на небольшую каменистую косу между бурной рекой и тихой заводью. Здесь была и шикарная поляна под кострище, на которой лежали сухие и гладкие бревна для сидения, и отдельная бухточка для купания (впоследствии мы окрестили ее «баней»), и несметное количество сухих дров, и каменистый пляж. Палатки поставили возле заводи у скалы — здесь было ровно и спокойно, деревья укрывали от ветра.

Место настолько приятное, что похоже на специально оборудованное для кемпинга. Но нет, показалось. Мы уже находились на территории Чукенского заказника, а здесь человек оставляет природу в этом плане нетронутой (заказник открыт для посещения, можно даже жечь костры, но есть ограничения — природа должна оставаться дикой, рыбалка и охота запрещены).

Кстати, «баня» в походе — явление странное, но необходимое. Большинство участников нашего похода бесшабашно плескались в ледяном Чукене и были довольны результатом — кровь разгоняется, мысли прочищаются, процедура кратковременная и увлекательная. Я, конечно, отличилась и в поход взяла тряпочное складывающееся ведро на 5 литров, в котором разводила кипяточек речной водой. Еще взяла мочалку — весу 10 граммов, а польза бесспорная. Так у меня был мегабанный набор и чувство, похожее на спокойствие за почки.

"Идеальное место" оказалось не без сюрпризов. Конечно, приятных. Утром в каком-то пакете внезапно были обнаружены две груши, которые мы собирались съесть в дороге, но тогда так и не нашли. Их появление стало радостным событием и было отнесено в разряд чудесных. Завтрак удался.

А еще к нам утром приходил бурундучок. Костя о чем-то с ним даже разговаривал, пока все просыпались и выползали из палаток. Но зверушка быстро убежала, не обнаружив, чем гостеприимно угоститься.

Мы настолько прониклись обстановкой, что решили именно здесь сделать первую закладку еды. Специально для этого из Владивостока с нами ехали пятилитровые пластиковые ведра с крышками — кладем в такое запасы на два дня и прячем получше, учитывая, что в тайге каждый рад обнаружить вкусненькое. Подвесить на дерево — медведю подарок, оставить на земле — грызуны будут благодарны (а к нам уже и их шпион приходил). Мы нашли выход — оставили схрон в заводи и придавили камнями.

Жаль было покидать «идеальное место», но пришлось. Дорога звала. К тому моменту я всё ещё не могла поверить в происходящее и периодически пугала товарищей восклицаниями: «Неужели мы всё-таки идём на Аник!». Да, иногда события происходят так быстро, что оценить их и прочувствовать можно, только на секунду остановившись. Но чтобы это так затянулось, у меня еще ни разу не было — шел третий день, а осознание не пришло.

Едва мы ступили в лес, кошмар предыдущих двух дней продолжился. К слову, еще накануне команда набила шишек, в том числе серьезных, но деваться было некуда. Каждый ощущал боль — кто-то от мозолей, кто-то сорвал спину, кто-то повредил колени. Рюкзаки, с каждым привалом становясь легче, оставались непривычным и тянущим грузом.

Мой рюкзак весил меньше всех. Так как наша Даша барышня болезная и слабая, общественный груз мне никто не вручал (разве что аптечку, шесть рулонов туалетной бумаги и запасы чая), потому за плечами я несла всего 11 кг. И пусть для кого-то эта цифра мизерная, мне хватило сполна. У каждого свой вес, и мне тоже отдавливало плечи, сводило спину и шею, у меня ныла поясница. Чего говорить, если до этого я вам описывала походы, где писала о неподъемных для меня 8-10 кг. Я благодарна команде за понимание и искренне восхищаюсь их выносливостью, особенно на старте. Особенно Аней — она в начале пути несла примерно 23 кг. Заваливалась порой от инерции рюкзака, но шла — не девушка, а герой.

К тому же то и дело к ней обращался кто-то из команды: «Аня, а что это за растение?», «А что это такое маленькое летает?», «А этот гриб съедобный?», «А что это за дырочки на листиках?». И всё в таком духе. Нелегко, когда попадаешь в тайгу в компании не самых отъявленных ботаников, а ты кандидат биологических наук. В общем, мучили мы Аню вопросами весь поход. Даже не помогло, что Аня — специалист по бабочкам, а не учитель природоведения. Услышав специализацию, каждый из нас еще и счел своим долгом принести ей гусеницу с просьбой чуть ли не описать весь цикл жизни существа.

Итак, дорога. Путь от «идеального места» к следующему лагерю был тернист и сложен. Пойменный лес (заболоченный участок вдоль реки) не оставлял шанса ни одной звериной тропе, поэтому только и делали, что продирались через лианы кишмиша и папоротник. Идти старались по Чукену, не уходя в хребты, но порой и углублялись в места посуше. В целом, становилось легче.

По пути несколько раз встретили старые ржавые капканы, прикрепленные проволокой к конструкциям из бревен. Такие используются, в основном, для охоты на соболя в зимнее время. Очень странно их увидеть в этих местах — территория особо охраняемая, по лесу ходит полтора человека в десять лет (это я утрирую, но всё таки). Вадик не смог пройти мимо железяк, поснимал их и выбросил.

К вечеру мы оказались на косогоре, покрытом валежником и ямами. Замечательное сочетание, особенно когда ты голодный и уставший, а голова кружится каждый раз, едва встаешь на что-то выше пня. Участок в несколько сотен метров стал испытанием на прочность, но мы все выдержали. И были награждены — снова вышли к прекрасному месту для лагеря.

Мы назвали его «рыбным местом». Во-первых, поскольку самые глазастые из команды увидели в течении Чукена плескавшихся хариусов (как это вообще возможно вот так определить?), во-вторых, из-за приятного и «огуречного» аромата свежей рыбы. Песчано-каменистая коса, ровная площадка для установки палаток, обилие дров, звездное небо, безветренно и тепло — снова команда PrimDiscovery набрела на комфортное и красивое место. Спасибо нашему рукпоху Саше, что выбирал лучшие локации!

К вечеру третьего дня мы наслаждались отдыхом у реки, пели песни, жгли костер и залечивали раны. Обстановку портили только тучи мошкары, летящей на свет, но если не светить фонариком на себя и товарища, то можно вполне пережить атаки гнуса, укутавшись по самые брови. У Саши, как вы помните, аллергия на укусы мошки, но в этот раз мы были подготовлены. Он при первых же проявлениях реакции принял эриус, и всё прошло. Правда, на всякий случай, наш рукпох кутался во все возможное и даже носил перчатки. Оно и к лучшему.

Костя и Аня весь вечер лечили колени, Вадим — мозоли, я боролась со страхами. Вечер обещал быть томным, он таким и стал. Усталость уже накапливалась, физическая и психологическая.

Утром за завтраком, помятые и довольные, мы пришли к выводу, что спать здесь приятнее, чем в прошлом лагере, несмотря на все ярлыки об идеальности. В этот раз все спали на ровных местах, всем было сухо и тепло. За ночь мы восстановились, выспались, у всех поднялось настроение.

Позже некоторые участники экспедиции говорили, что если в «идеальном месте» у них были основательные сомнения, дойдем ли мы до вершины, то после ночевки здесь надежд стало больше. Прошла акклиматизация, лес стал красивее, появились тропы и желание преодолевать оставшийся путь. Лично мне ни разу в голову не пришло, что мы можем развернуться на полпути, но ребята вот переживали. Это нормально, просто они не знают PrimDiscovery.

Позавтракав, команда собралась и стала потихоньку продвигаться дальше. К удивлению, идти стало еще легче — появились настоящие звериные тропы, лес вытянулся ввысь, лианы исчезли. Ходить по такой тайге — удовольствие. Тропинки основательные, иногда пересекаются между собой. Мы даже фантазировали вслух, что будет, если по одной будут бежать косули, а по другой — кабаны. Кто кого пропустит?

Лес становился всё прекраснее. Высоченные пихты, березы и ели уходили кронами в небо, под ногами шуршал мягкий и уютный мох, переливаясь сотней оттенков зеленого, его ковер был усеян красными бусинами. Что это за ягоды, мы не знали, но решили, что они ядовитые.

В какой-то момент мы вдруг единогласно решили сделать фотопривал — настолько всех шестерых поразила окружающая красота. С фотокамерами в походе были Аня и Саша, с телефонами с функцией фото — Вадим и Дима, Костя — с видеокамерой. Все стали заводить свои аппараты и разбрелись по округе. За неимением фотогаджетов мне ничего не оставалось, кроме как глядеть по сторонам и просто наслаждаться видами и внеплановой остановкой.

Все и так было прекрасно, но вдруг совсем недалеко, метрах в 30 среди деревьев мелькнуло что-то оранжевое. За долю секунды мозг успел идентифицировать в пятне тигра, сердце замерло… но тут слух различил стук копыт, животное снова мелькнуло среди деревьев, его стало видно во всей красе. Это был олень. Большой, статный, желто-рыжий. Я обожаю оленей, любых: изюбрей, пятнистых, косулю, кабаргу и прочих (платонически, а не гастрономически). Поэтому была очень рада увидеть животное в дикой природе. Это настоящий подарок, жаль только, что секундный.

Остальные участники группы тоже были поражены встрече. Мы осознали, что идем не только по красивому лесу, но и по живому. Здесь, в этом охраняемом и диком месте, обитатели леса прячутся от гостей, но иногда, как этот олень, могут забыться и нечаянно выйти к людям. С этого момента пение птиц по пути стало казаться более громким, глаз стал различать в кустах мышек, разбегающихся от шагов человека.

Мы шли и наслаждались, уходя все дальше в Чукенский заказник. Лес становился всё гостеприимнее и краше. Но на сердце было неспокойно. Впереди у команды переправа через Чукен — одно из самых непредсказуемых препятствий по пути к Анику. Река, набирающая скорость по пути из недр земли, ледяная и своенравная — могла оказаться неприступной для команды.

Я боялась этой переправы больше, чем всего похода. Если уровень воды высокий, такие реки нужно переходить с помощью специального снаряжения, а неправильное поведение во время перехода может привести к травмам и даже к смерти. Вода может унести человека, может «поймать» у веревки так, что он будет держаться, но окажется под водой не в силах выбраться. Холод реки может сводить ноги и руки, а в итоге может еще и привести к разным заболеваниям. Не говоря о том, что рюкзак, обувь и одежда станут мокрыми.

Когда мы вновь вышли из леса к реке, тревога все нарастала. Чукен слева был то глубоким, узким и сметающим всё на пути, то разливался в широкое мелкое русло, отсвечивая солнышком от светлого дна. Мы шли к месту, где переправлялась группа 2011 года. Они тогда выбрали хороший вариант с косой, да и ребята опытные, лучше довериться их мнению.

Поэтому мы без всяких сомнений прошли мимо всех мелких участков Чукена и пришли-таки на ту косу. Оказалось, не зря. Во-первых, на противоположном берегу мы увидели немало красивейших скал, которые в итоге было бы очень сложно обойти, перейди мы реку раньше. Во-вторых, место действительно оказалось идеальным для переправы — реку напополам разрезал небольшой остров с каменистым берегом, залитым солнцем. Здесь можно перевести дух перед второй частью реки, более простой для перехода, и согреться на камнях.

Выйдя к реке, мы сразу поняли — веревка и система не пригодятся. Даже отлегло, когда увидели низкий уровень воды. Оставалось только кому-то переодеться, кому-то переобуться, кому-то переложить вещи из внешних карманов внутрь рюкзака (мы молодцы, позаботились заранее о сухости и сохранности вещей — все было упаковано в пакеты и сложено в плотные пластиковые мешки, вложенные в рюкзаки).

Первым в пучину ринулся наш рукпох. Простите за столь высокий слог, но он именно ринулся, без всяких промедлений. Саша пошел на тот берег по практически прямой траектории до островка, хотя пытался ее обойти. Но попал в визуально самое глубокое место и быстрое течение. В середине пути ему-таки не удалось сдержать равновесие. Он упал одним боком в воду, но через секунду поднялся и пошел дальше. Скажу честно, я очень переживала, пока он шел там, смотрела на это с замиранием сердца. А когда упал, то вообще слезы на глаза успели навернуться.

Когда Саша добрался до того берега, я обрадовалась и поняла, что мы все сможем перейти, всё будет хорошо. Следом за ним пошел Костя, потом Дима. Я прятала вещи в мешок внутри рюкзака, переобувалась в кроссовки и собиралась с мыслями. Тут смотрю — Саша идет обратно. Вот что ему не сидится на том берегу?! Оказалось, это он за мной пришел… Такая забота очень приятна, еще я стала спокойной и готовой на любую переправу. Саша забрал мой рюкзак и одну треккинговую палку, вторая осталась у меня. Мы взялись за руки и вошли в реку.

Перед нами шла Аня — пока мы собирались, она успела начать переправу. Чтобы обойти ту самую «пучину», она забрала вправо и попала в самое глубокое место — практически по грудь. На том берегу Костя снимал видео, Дима командовал: «Левее! Еще левее!». Мы с Сашей решили не идти следом и шли по плавной дуге.

Надо сказать, что я из тех, кто в любой водоем заходит постепенно, выжидая, пока ножки привыкнут к температуре воды, пока решусь зайти по пояс, пока помедитирую, чтобы, наконец, окунуться… А здесь мы резко заходим, вода вцепляется холодом в голени, потом выше. Я вдруг понимаю, что машу палкой, а не упираюсь ей в дно. Скользко, пытаюсь фиксировать каждый шаг, течение сносит, но Саша уверенно держит руку и ведет дальше. Медлить нельзя. Посередине переправы я всё же погружаюсь в воду по пояс, от этого перехватывает дыхание, ноги какие-то деревянные…

И тут всё закончилось — мы вышли на побережье. От пояса вниз всё тело свело от холода, стало страшно за здоровье всех освежившихся органов. Хорошо, что в тот день стояла жаркая и солнечная погода, мы тут же поснимали мокрые вещи и стали греться на камнях. Саша разложил на солнце камеры — оказалось, непромокающий чехол не смог спасти их от запотевания изнутри. Пресная вода для техники не страшна, но мы остались без шикарных снимков себя, сохнущих.

Последним переправился Вадик — без потерь и падений. Когда и он немного оправился от первой части переправы, мы все пошли на вторую. Этот участок больше похож на очередной брод. Кто-то перешел его босиком, кто-то так же, как был. Прошли и не заметили, как говорится.

Переправа была позади — теперь по плану полудневка (стоянка в одном лагере полдня)! Конечно, все радовались и хотели поскорее устроиться на отдых.

Минут через 15 мы вышли к ручью с руслом, более широким, чем он сам. Возможно, в дождливый год здесь разливается полноценный приток.

Разложив мокрые вещи на берегу и установив палатки в лесу, мы принялись отдыхать. Кто-то купался в очередной «бане», кто-то стирался, кто-то зашивал порванное, кто-то просто спал, развалившись в тенечке. Я даже успела почитать электронную книгу, а потом мы даже сыграли в карты. Со стороны всё это, наверное, было похоже на цыганский табор.

На полудневке мы впервые сделали таежный чай — к пакетикам в котелке присоединились душистые листья смородины (оказывается, для этого дела подходит только черная смородина, у красной зелень не пахнет), малины, ягодки шиповника. За чаем понеслись разговоры — стало казаться, что мы просто устроили пикник в ближайшем лесу. Все отдыхали и набирались сил.

Здесь стоит отметить, что каждый отдыхает по-разному. Кто-то не может сидеть на месте, и отдых для него — смена деятельности. Кто-то спит без задних ног, восполняя нехваток сна за предыдущие дни. Кто-то хочет помолчать у костра, вглядываясь в красоту звездного неба. А кто-то не представляет себе отдых без общения, громкого и непрекращающегося. На фоне того, что в поход пошли люди с разными представлениями об идеальности отдыха, каждому участнику пришлось идти на уступки и открывать в себе все грани терпимого человека. Наша команда справилась с задачей, мы обошлись без конфликтов. Хотя всем известен факт, что на 3-4 день в походе в группе обычно случается что-то нехорошее в психологическом плане, начинаются ссоры и прочее. Мы этого избежали, хотя даже не все были знакомы до старта.

Отдохнув кто во что горазд, мы отправились по палаткам. Я все 12 дней делила кров с Аней и Сашей, мы спали в трехместной ветроустойчивой Saxifraga. За весь поход она ни разу нас не подвела, чего не скажешь об однослойных палатках Кости (он спал один в двухместной) и Вадика и Димы.

Но это уже совсем другая история. Читайте продолжение в понедельник — Вадик опишет наши приключения по медвежьим тропам, расскажет о проявленных нами чудесах эквилибристики, поделится нашими гастрономическими отклонениями от меню и не забудет упомянуть о наших страшных и пробирающих до дрожи находках.

Продолжение следует…

Хронология экспедиции:

— PrimDiscovery раскрывает карты: чего нам стоил поход на Аник

— Экспедиция «Аник-2017»: «адское» начало, или добраться до Чукена

Трейлер к фильму «Аник-2017»

О проекте:

В течение года мы поочередно покорим 20 вершин, среди которых как хорошо известные многим приморцам популярные горы: Пидан, Фалаза, Чандалаз, Воробей, Ольховая и другие, так и совершенно новые, еще не видевшие массового туриста высоты. Все они будут досконально изучены, отфотографированы и описаны нашей творческой командой. Мы расскажем, как с минимальными затратами сил, времени и денег и при этом безопасно покорять желанные вершины. Покажем, для чего нужно их покорить, укажем безопасный путь к каждой. Поможем выполнить норматив почетного звания «Приморского барса» — покорителя 10 главных вершин края. Откроем совершенно новые вершины.

Вы можете поддержать проект «Приморская высота»! По всем вопросам партнерства пишите на primdiscovery@gmail.com

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео