Ещё

Борьба, полет и садоводство. Удивительные факты из жизни Александра Куприна 

Фото: АиФ Санкт-Петербург

«Человек должен развивать свои физические способности. Нельзя относиться беззаботно к своему телу», — говорил Александр Иванович Куприн.

Автор психологических рассказов и повестей, снискавших большой читательский успех, имел репутацию человека неуемной энергии, пропагандиста здорового образа жизни и талантливого садовода. В день рождения русского классика SPB.AIF.RU вспоминает малоизвестные факты из биографии писателя.

Второе призвание

«Если каждый поставит себе целью жизни хоть один клочок пустынной и неудобной земли превратить в сад, то весь мир через несколько сот лет превратится в цветущий рай», — говорил Александр Куприн.

Писатель, чьи бесчисленные увлечения и хобби поражали современников, не раз признавался, что садоводство — его второе призвание.

Вместе со своей первой женой Марией Давыдовой он ездил к Черному морю. В один из своих вояжей на склоне Лысой горы надалеко от Балаклавы они купили небольшой участок земли. По воспоминаниям домочадцев, Куприн с азартом начал выписывать семена редких растений. Еще до того, как была выровнена площадка для будущего дома, он уже посадил виноградник и фруктовые деревья.

Заядлым садоводом он проявил себя и во втором браке с Елизаветой Гейнрих. В 1911 году Куприн с семьей перебрался в Гатчину. Весной в кредит купил небольшой уютный дом в пять комнат, за который расплачивался до 1915 года.

По воспоминаниям его дочери Ксении, Александр Иванович «с жадностью человека, соскучившегося по любимому делу, начал копать, сажать, благоустраивать свой маленький участок». В результате получился сад, который благоухал на всю Елизаветинскую улицу.

«У нас появились собаки, кошки, лошади, куры, гуси. На дворике были каменные и деревянные пристройки», — вспоминала она годы, когда ей было 7 лет.

Не жизнь, а цирк

В числе близких друзей писателя были циркачи. Частыми гостями дома в Гатчине были клоун Жакомино и силач Иван Заикин. Их визиты превращались в настоящие праздники: они показывали детям фокусы, привозили с собой дрессированных зверей и делились удивительными рассказами о цирковых буднях.

Однажды Жакомино пообещал маленькой Ксении подарить козленка и вскоре забыл об этом. Когда семья Куприных пришла на его выступлении, то произошел курьезный случай. Во время номера Жакомино вывел на сцену милейшую козочку с бантиком, вскоре на арену вынесли бурдюк с вином и запиской. Клоун прочел вслух:

«Обещал козленка — Обманул ребенка. Старый ты кретин!

А. Куприн»

Под зрительские аплодисменты клоун подошел к ложе, где сидел писатель с дочерью и, поклонившись, подарил малышке козочку.

Животное быстро стало любимцем семьи. Со временем козленок подрос, окреп, у него появились рога и характерный запах. Всем стало понятно, что это не коза, а козел. Жить в доме с козлом становилось непросто и Куприным пришлось расстаться с питомцем — его отдали в воинскую часть. А чтобы Ксения не печалилась и не скучала, клоун подарил ей большую куклу, которая была почти ростом с девочку.

Стрельба и плавание

Среди огромного списка увлечений Куприна значилась стрельба и плавание. Не удивительно, когда в 1913 году известный пловец— марафонец Леонид Романченко открыл в Петербурге первую в России школу плавания, Куприн стал ее постоянным посетителем.

«Есть много видов спортивных развлечений в высшей степени интересных, полезных, где вырабатывается ловкость и сила, хладнокровие и смелость. Возьмите плавание, так необходимое нам, русским…» — писал он.

Не менее эмоциональным был его материал, посвященный стрельбе, который в 1913 году он опубликовал в «Синем журнале». В нем ярый пропагандист Александр Куприн признавался, что он, как «поклонник и любитель всякого вида спорта, исключая, конечно, катанья на роликовых коньках в закрытом помещении среди духоты, вони, пыли и адского грохота», считает стрельбу в цель — одним из самых благородных и полезных спортивных упражнений.

«В самом деле — искусство стрельбы в цель вовсе не легкое искусство. Оно требует от стрелка многих данных: спокойствия, хладнокровия, уверенности, душевного и физического равновесия, внимания. Зоркости взгляда, находчивости, терпения, тщательного изучения оружия и, наконец, умения аккуратно, даже, если хотите, любовно ухаживать за ним. Замечательно, что люди, неумеренно пьющие и развратные, никогда в искусстве стрельбы не поднимаются выше среднего уровня. Также неряхи и рассеянные субъекты», — писал он.

Авиакатастрофа

Опасная история связывала Александра Куприна с Иваном Заикиным, удивительным спортсменом, силачом, боровшимся с самим Иваном Поддубным.

На пике спортивной карьеры Заикин, чемпион Российской Империи по тяжелой атлетике, увлекся воздухоплаванием. Пройдя во Франции курсы авиаторов, в 1910 году он совершил серию показательных выступлений. В Одессе он предложил Куприну подняться в воздух вместе. Тот, недолго думая, дал согласие.

Во время набора высоты аэроплан начало качать. По одной из версий, это произошло из-за перегруза: два богатыря — Куприн и Заикин — вместе весили больше 220 килограммов.

«Сначала я видел Заикина немножко ниже своей головы. Вдруг я увидел его голову почти у своих колен. Ни у меня, ни у него (как я потом узнал) не было ни на одну секунду ощущения страха. Я каким-то странным равнодушным любопытством видел, что нас несёт на еврейское кладбище, где было на тесном пространстве тысяч до трёх народа… » — описывал позже этот момент Куприн.

Ивану удалось увести падающий аэроплан от толпы: он рухнул, не зацепив ни одного из зевак.

К счастью, пилот и пассажир остались живы. Но после этого случая Заикин больше в небо не поднимался. Он предпочел вернуться на арену и продолжать карьеру тяжелоатлета.

«Всякий вид спорта должен заключать в себе хотя бы оттенок риска, пренебрежения к боли и презрение к смерти. Всего этого хватало в судьбе борца-авиатора Ивана Заикина!» — писал в журнале «Геркулес» о своем друге Александр Куприн.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео