Ещё

Их мало убить, надо еще и повалить: русские солдаты в боях против Пруссии 

Сергей Варшавчик, для РИА Новости

Тридцатого августа 1757 года русские войска во время сражения при Гросс-Егерсдорфе нанесли поражение пруссакам. В ходе масштабной Семилетней войны 1756-1763 годов Россия вошла в Берлин и не раз громила считавшегося непобедимым Фридриха II, показав всей Европе, что является великой державой, с интересами которой нельзя не считаться.

Утром, под прикрытием тумана

Несмотря на численное преимущество — 55 тысяч солдат у фельдмаршала Степана Апраксина против 24 тысяч у его прусского коллеги Иоганна фон Левальда — успех поначалу сопутствовал вражеским войскам, которые ранним утром под прикрытием тумана, неожиданно атаковали противника пехотой в центре и кавалерией на флангах.

rightБоевые качества русских войск к тому времени в Европе были совершенно неизвестны. Северная война 1700-1721 годов, в ходе которой Петром I была разгромлена сильнейшая армия мира — шведская, была позабыта. К тому же она велась на территории России и прошла мимо европейских генералов.

Воинственный король Пруссии Фридрих II, который начал Семилетнюю войну, напав в 1756 году на союзную Австрии Саксонию, не слишком высоко оценивал противника с Востока. Довольно быстро ему и его подчиненным пришлось изменить свое отношение к русским солдатам и офицерам. С того самого сражения около мало кому ранее известной прусской деревеньки Гросс-Егерсдорф.

Фридрих II во время Семилетней войны. Иллюстрация к книге «История Фридриха Великого»

В упор расстреливая наступающих

Первый натиск пруссаков был отбит контратакой русской пехоты и кавалерии. Тогда Левальд перенес острие удара на левый фланг армии Апраксина, где развернулись ожесточенные схватки, переходящие временами в штыковой бой и рукопашную. Бригады генералов Петра Салтыкова и Александра Вильбоа несли жестокие потери, но держались. Русская артиллерия практически в упор расстреливала ряды наступающих.

rightВ какой-то момент возникла опасность окружения правого фланга растянутой и обескровленной Второй русской дивизии. В этот опаснейший момент положение спас удар командира резерва, генерала Петра Румянцева, который по собственному почину бросил в бой все четыре своих полка — Гренадерский, Троицкий, Воронежский и Новгородский.

В пятичасовом сражении наступил перелом, когда атака русских смяла первые ряды пруссаков, заставив их отступать. В сумятице боя второй эшелон солдат Левальда открыл огонь по своим, и в итоге отступление немецкой пехоты в центре и на правом фланге приняло характер панического бегства.

Первая мировая война в истории

Итог сражения, а также взятие русскими войсками при помощи Балтийского флота города Мемеля (ныне — Клайпеда в Литве) дали понять Фридриху II, что перед ним серьезный и сильный противник, с которым следует считаться.

Семилетняя война, которую позднее Уинстон Черчиль назвал «первой мировой войной», шла не только в Европе, но и в Северной Америке, Индии, на Филиппинах и в странах Карибского бассейна. Боевые действия велись между двумя коалициями — в составе Англии и Пруссии с одной стороны и Франции и Австрии с другой.

Поводом для международного конфликта стал захват Фридрихом II Саксонии. Российская императрица Елизавета Петровна, продолжавшая державную политику своего отца, расценила данное вторжение как нежелательное усиление Пруссии в Европе, в то время как Берлин не считал Россию самостоятельным игроком на политической арене.

Репродукция картины «Цесаревна Елизавета Петровна» работы неизвестного художника

Иммануил Кант как русский подданный

В результате Петербург объявил войну Пруссии и ввел свои войска на территорию этой страны, участвуя в войне на стороне франко-австрийского союза. В первой половине 1758 года вся Восточная Пруссия была занята русскими войсками под командованием генерала Виллима Фермора, включая ее столицу — город Кенигсберг.

Его жители торжественно вручили русскому командующему символические ключи от города, а на следующий день начали присягать на верность российской короне. Среди них были как простые горожане, так и чиновники и преподавательский состав местного университета. В том числе и известный немецкий философ Иммануил Кант, который после присяги направил Елизавете Петровне письменное прошение на должность ординарного профессора.

При этом очевидцы тех событий отмечали, что победители вели себя демократично и совершенно не агрессивно, предоставив горожанам широкие свободы и возможность поступления на службу в Русскую армию.

Стоять под огнем насмерть

В августе 1758 года Фермор осадил ключевую крепость на пути к Берлину — Кюстрин. Фридриху II ничего не оставалось делать, кроме как торопиться на выручку. Двадцать пятого августа у деревни Цорндорф (ныне — Сарбиново в западной части Польши) произошло одно из самых кровопролитных сражений войны.

Осада Кюстрина

Прусская пехота обрушилась на русские части, в первую очередь на Обсервационный корпус, состоявший из необстрелянных новобранцев. Атаку помогла отбить российская кавалерия, однако затем она сама попала под удар 46 эскадронов конницы Фридриха II, которой командовал генерал Фридрих Вильгельм фон Зейдлиц-Курцбах. Прусские кавалеристы, ведомые умелым командиром, атаковали противника с фланга, фронта и тыла, захватив несколько артиллерийских батарей.

Но русские солдаты и офицеры везде стояли насмерть, сохранив строй и отбив все атаки врага. Тогда прусский король двинул вперед свою пехоту. Ее удар был невероятно мощным, однако натиск был не только отражен, но и превратился в контратаку, в результате чего германские гренадеры были обращены в бегство.

Не давая пощады противнику

Взаимная ненависть была столь велика, что враги рубили и кололи противника без пощады, а нередко, отбросив оружие, грызли друг друга зубами. В плен не брали практически никого.

Кавалерия Зейдлиха врезалась в ряды русских войск. Положение спас рейд российской тяжелой конницы под командованием генерала Томаса Демику, отбросившей вражеских всадников, после чего последовал захват нескольких немецких артиллерийских батарей и капитуляция прусского пехотного батальона.

По итогам этого невероятного по ожесточенности сражения, в котором противники потеряли в общей сложности 30 тысяч человек, ни одна из сторон не была побеждена. Однако на Фридриха II, который лишился трети своей армии, стойкость русской армии произвела глубокое впечатление — ранее он считал своим главным врагом Австрию. «Русского мало убить, нужно еще и повалить», — изрек он знаменитые слова.

Ошибка генерала Веделя

И он не ошибался. Двадцать третьего июля 1759 года у местечка Пальциг (ныне — деревня Палэк в Польше) враги сошлись вновь. Русскими солдатами командовал генерал Петр Салтыков, прусскими — генерал Карл Генрих фон Ведель. Последний накануне боя произвел разведку местности, желая занять выгодные высоты у Пальцига, однако рекогносцировка была проведена крайне небрежно.

Репродукция гравюры Н. Саблина «Битва при Пальциге 12 июня 1759 года»

Это позволило подчиненным Салтыкова опередить противника и самим занять Пальцигские высоты, предоставляющие обороняющимся серьезные преимущества. Ведель же, который планировал напасть на противника на марше, обнаружив перед собой русские части, решил, что имеет дело всего лишь с авангардом, а не всей армией. И приказал атаковать врага, охватив его (в первую очередь конницей) с флангов.

Самонадеянная атака была начата без артиллерийской поддержки. В итоге прусские пехота и конница тут же попали под ожесточенный пушечный огонь и стали нести жестокие потери.

Русский штык против прусской конницы

Попытки прорвать или обойти позиции русских пехотинцев своевременно пресекались обороняющимися. Кое-где сражающиеся сходились в штыки или дрались в рукопашную. В одной из таких схваток пал смертью храбрых герой Цорндорфского сражения генерал Демику.

Наибольшего продвижения пруссакам удалось достичь на правом фланге русских, где кирасирская бригада, два драгунских и один гусарский полк прорвались в расположение второго эшелона противника.

Там вражескую конницу встретили прицельные выстрелы и штыки солдат генералов Петра Еропкина и Карла Гаугребена. Затем оба военачальника возглавили яростную контратаку, отбросившую кавалеристов в прусских мундирах обратно. В итоге русская армия одержала убедительную победу, наголову разбив 28-тысячный корпус Веделя.

Кровавый штурм высоты Шпицберг

Вскоре произошло одно из самых прославленных сражений Семилетней войны — битва у селения Кунерсдорф (ныне — Куновице на западе Польше, на границе с Германией). Прусскими войсками руководил лично Фридрих II, решивший дать противнику решительный бой.

Картина «Битва при Кунерсдорфе» Александра Коцебу

Утром 12 августа 1759 года немецкие батареи открыли огонь по левому флангу частей Салтыкова и меткими выстрелами уничтожили большинство русских канониров, не успевших сделать ни одного ответного залпа. После этого прусская пехота завладела 180 орудиями и взяла в плен пять тысяч солдат.

Победа была несомненна, и Фридрих II послал об этом радостное сообщение в Берлин. Однако сражение продолжалось, несмотря на изнуряющую жару. Немцы хотели захватить последнюю русскую батарею, располагавшуюся на высоте Шпицберг. На ее штурм была выдвинута конница, считавшаяся сильнейшей в Европе.

Золотая наковальня, шляпа и столица Фридриха II  Но пруссаков, чью атаку возглавил сам король, русские сбросили с высоты, буквально проредив их ряды картечью и ядрами. Рядом с Фридрихом были убиты несколько его генералов, а его самого от смерти спасла золотая наковальня, носимая в кармане, — пуля отскочила от нее. Не помог и последний резерв — лейб-кирасиры, которые были изрублены налетевшими казаками.

Салтыков вовремя уловил момент, когда у врага закончились резервы и двинул вперед русские войска. В итоге войско Фридриха II, бежавшее в панике с поля боя, было разгромлено, а пушки, которые он захватил у противника, были отбиты. К ним добавились и прусские орудия. Были освобождены и русские солдаты.

Прусский король ретируется при виде русских казаков

Воинственный король так торопился унести ноги, что потерял свою шляпу, которая ныне хранится в музее Суворова в Петербурге.

В октябре 1760 года столица Пруссии сдалась русским войскам, которыми командовали генералы Готтлоб Курт Генрих Тотлебен, саксонец на службе у Елизаветы Петровны, и Захар Чернышев.

Спасение прусского короля

От окончательного поражения Фридриха II спасло чудо: в январе 1762 года внезапно умерла российская императрица, в свое время заявившая, что будет вести войну до победного конца. На престол взошел Петр III, урожденный Карл Петер Ульрих, который благоговел перед прусским монархом и его армией.

Со своим давним кумиром он заключил в Петербурге мир — и не только отказался от всех завоеванных Россией территорий, включая Восточную Пруссию с Кенигсбергом, но и предоставил в распоряжение Фридриха II корпус под командованием генерала Чернышева.

Это вызвало решительное возмущение в высших кругах России, после чего незадачливый император оперативно был свергнут, и на его место гвардией была поставлена царствовать Екатерина II. Она расторгла дружеский договор с Пруссией и отозвала войска Чернышева.

Несмотря на то что страна не приобрела новых территорий, накопленный боевой опыт подготовил выдающееся в военном смысле царствование Екатерины, которую потомки назовут Великой. Семилетняя война наглядно показала всей Европе, что с Россией, чья армия (единственная!) не была бита пруссаками, нельзя не считаться на международной арене.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео