Ещё

Адмирал родом из Карса: «без ноги, но с головой» 

Адмирал родом из Карса: «без ноги, но с головой»
Фото: Sputnik Армения
Рубен Гюльмисарян, Sputnik.
Будущий адмирал Иван Исаакян родился 22 августа 1894 года в семье дорожного техника, в безнадежно сухопутном селении Аджикенд, близ Карса. Карьера моряка для сына, скорее всего, родителями не рассматривалась никогда, но как знать — быть может, отозвались гены киликийских мореходов. Или с материнской стороны — Ида Лауэр была родом из прибалтийского Дерпта, из Эстонии.
Закончив в Тифлисе реальное училище, Иван, уже русифицировавший свою фамилию и ставший Исаковым, в 1913 году собрался поступать в Морской кадетский корпус в Петербурге. Но его, юношу кровей не дворянских, да еще инородца, не приняли в кастовое учебное заведение. Он отправился в технологический институт, а на пропитание зарабатывал ремонтом немногочисленных тогда еще автомобилей в гараже при институте.
В начале Первой мировой в Петербурге были созданы Отдельные гардемаринские классы, так как выпускников Морского корпуса флоту не хватало, и Иван поступил туда. В сентябре 1915 года он стал «черным», как тогда говорили, гардемарином — они носили черные погоны.
Исаков был одним из способнейших воспитанников, легко усваивал теорию и технику, особенно морские науки, стал старшим унтер-офицером. После революции 1917 года Исаков остался во флоте, не ударившись ни в братоубийственную войну, ни в бега. Он умудрялся сочетать практическую службу на флоте с активной преподавательской деятельностью, в 1938 году получил орден Ленина и был назначен первым заместителем наркома ВМФ.
А потом была война. Тогда и проявились во всем блеске флотоводческие и организаторские способности Исакова. Он остался одним из руководителей советского ВМФ, а по совместительству был назначен заместителем командующего и членом Военного совета Северо-Западного направления и Ленинградского фронта, а с апреля 1942 года и Северо-Кавказского направления, потом — Северо-Кавказского и Закавказского фронтов.
Штабным военным Исаков не был никогда, проведя ее на передовой, в боевых действиях на море и на суше. Адмирал Исаков умело координировал действия армии и флота при обороне Прибалтики, затем Ленинграда: под его руководством созданы Ладожская, Онежская, Чудская и Ильменская военные флотилии. Он руководил созданием мощной системы обороны, которая остановила немецкие войска на подступах к Ленинграду. Приложил немало усилий для реализации спасительной «Дороги жизни» к осажденному городу-герою. Именно тогда, под Шлиссельбургом Исаков получил контузию и навсегда оглох на левое ухо.
В октябре 1942 года Исаков попал под воздушную бомбардировку у Туапсе — большой осколок пробил ногу, и лишь через двое суток его удалось доставить в сочинский госпиталь. За эти 48 часов развилась гангрена, ногу нужно было срочно ампутировать, для этого в Сочи командировали главного хирурга ВМФ. Он и сообщил пациенту о неизбежности ампутации, услышав в ответ просьбу спасти голову.
Неразрывно связанный с морем, Исаков хотел, чтобы его имя осталось во флоте. Поэтому он попросил в случае смерти назвать его именем один из новых эсминцев. Сталин прореагировал немедленно, была составлена такая телеграмма: «Не теряйте мужества, крепитесь. По мнению врачей, Вы можете выздороветь. Ваша жена вылетела к Вам. В случае трагического исхода лучший эсминец Черноморского флота будет назван „Адмирал Исаков“. Желаем здоровья. Сталин, Кузнецов».
Эта телеграмма, конечно, сыграла свою роль в возвращении Исакова в строй, но сила духа и неистребимое желание жить полнокровно — в первую очередь. «Моряк до последней капельки» (так его назвал знаменитый военный летчик Коккинаки), он уже в мае 1943 года вернулся в Москву на костылях, в свой кабинет, приступив опять к обязанностям 1-го заместителя наркома ВМФ СССР. Постановлением Совнаркома от 31 мая 1944 года И. С. Исакову было присвоено звание Адмирала Флота.
24 июня 1945 года в Москве состоялся Парад Победы. А после него в Кремле был устроен торжественный прием для всего высшего советского политического и военного руководства. Без адмирала Исакова, разумеется, не обошлось.
И вот что вспоминал генерал Павел Судоплатов. Многие маршалы, генералы и адмиралы произносили тосты за Победу и за Сталина, конечно. Исаков тоже хотел выступить, но одноногому адмиралу было трудно выйти из-за стола и пройти вперед. Сталин это заметил: он сам подошел к Исакову и предложил всему залу выпить за здоровье флотоводца.
Верховный Главнокомандующий относился к адмиралу Исакову с большим уважением. Вскоре Сталин пригласил Исакова в Кремль и объявил о намерении снова назначить его начальником Главного морского штаба. Адмирал ответил, что без ноги ему трудно посещать корабли. «Пусть на этом посту будет человек без ноги, но с такой головой», — ответил Сталин, и вопрос был исчерпан.
После смерти Сталина и ареста Берии, как только обстановка в стране стала спокойной, осенью 1953 года Иван Исаков с женой приехал в Армению. Он встретился с католикосом Геворгом VI, который назвал его истинным сыном армянского народа. Познакомился с Аветиком Исаакяном и , подружился с академиком Абрамом Алиханяном. Незадолго до смерти Исаков начал писать книгу о другом замечательном адмирале-армянине — Лазаре Серебрякове (Казар Арцатагорцян). Эта книга была единственным делом в его жизни, которое он не закончил. Просто не успел.
Просто попробуйте: в Швеции заговорили о людоедстве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео