В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Портрет российского волонтёра: женское лицо, высшее образование и немного денег

В России число молодёжных волонтёрских движений за прошлый год выросло в 2,5 раза (с 8 до 21 тысячи). Эту информацию RT предоставили в «Российском центре гражданского и патриотического воспитания детей и молодёжи» (Роспатриотцентр).

Портрет российского волонтёра: женское лицо, высшее образование и немного денег
Фото: Областная газетаОбластная газета

Кто эти люди? Как возникла эта мода на добро и надолго ли она? О сути феномена мы поговорили с уральским учёным, которая посвятила этой теме множество научных трудов, доктором социологических наук Марией Певной.

Видео дня

В прошлом году в Послании Федеральному Собранию называл волонтёрство «особой приметой нашего времени», которая формирует «необходимую России атмосферу общих дел». И после этого о поддержке добровольчества заговорили на всех уровнях власти. В том числе у нас в регионе — 2017 год был объявлен Годом добровольцев.

— Мария Владимировна, почему возник такой бум? Потому что так поручил президент?

— Нет, сегодня это мировой тренд. Рост благотворительной активности есть практически во всех странах, в том числе в развивающихся. Но нельзя утверждать, что мы просто повторяем общемировую моду, потому что в России добровольчество, по сути, было всегда. Я искренне рада, что сегодня государство уделяет огромное внимание этому феномену.

Но говорить о настоящем волонтёрстве можно только в том случае, если совпадают все эти признаки: трудовой вклад и его безвозмездность, обязательная общественная польза, а также осознанное решение людей отдавать своё время и силы на благо других.

— Волонтёр в России — это кто?

— У волонтёрства в России женское лицо и высшее образование. Девушки у нас заметно активнее молодых людей. В принципе, как и во всём мире. И чем выше уровень образования в стране, тем выше уровень добровольчества.

В самом популярном виде волонтёрства — социальном — в основном заняты те, кому от 28 до 45 лет. Они имеют стабильный доход и постоянное место работы, большинство из них вполне состоялись. выявил интересную деталь: у этих людей денег немного, но им достаточно. Такие же данные у нас по региону.

Эти люди включаются в добровольческие проекты два-три раза в год. Но большинство до сих пор имеют шапочное представление об истинном волонтёрстве. Например, у нас появилась такая штука — тренинги личностного роста, на которых людям предлагают сделать доброе дело коллективно. Для саморазвития. И эта ситуация неоднозначна. Первая мысль на таких тренингах — организовать концерт в детском доме. То есть поплясать, постряпать и забыть. А вы попробуйте купить… корову. Корову для многодетной семьи. И попробуйте проконтролировать, чтобы эта семья использовала корову по назначению, а потом чтобы ещё телята появились. Это целый проект и реальная помощь.

— Почему люди становятся волонтёрами? Мы как-то давно писали о дедушке, который заасфальтировал дорожку у своего дома, не дождавшись коммунальщиков. И о бабушке, которая вместо дворника метёт улицы. Молодёжь чистит пруды, парки, газоны… Может, кто-то, где-то у нас серьёзно недорабатывает?

— Вы попали в самую точку. Одна из главных проблем, которую изучают во всём мире — где эта грань между ответственностью оплачиваемых профессионалов и добровольцев? Как развести эти две зоны и избежать конфликтов? В любом добровольчестве можно найти чью-то недоработку. Но не стоит забывать, что государство — это мы с вами, а не кто-то там далеко в высоких кабинетах.

Приведу последний случай — поиск пропавшего мальчика в лесу. Если не было бы гражданского участия, мальчик, вероятнее всего, погиб бы. Была бы в этом вина специальных служб? Сложный вопрос…

— Желанием помогать многие пользуются. Это широкое поле для мошенников…

— Сегодня это большая проблема. В России неоднозначное законодательство в этом плане, оно позволяет выстраивать мошеннические схемы под вывеской «волонтёрство». Пожалуй, единственные, кто могут с этим бороться, это сами некоммерческие организации. К примеру, мы часто видим на улицах молодых людей в майках «волонтёр», с пакетами документов и ящичками в руках, куда собирают деньги. Чаще всего — в пользу детей. Они не нарушают закон, они действуют в соответствии с законом о благотворительной деятельности. Но сегодня на уровне благотворительных фондов и НКО принято решение, что таким образом порядочные организации и фонды деньги не собирают. Почему? Потому что в рамках наших законов эти собранные деньги попадают в офисы региональных представительств сетевых некоммерческих организаций, и до получателя (до конкретного ребёнка) доходит в лучшем случае от 10 до 20 процентов пожертвованных средств. Все остальные деньги распределяются на организацию сборов, оплату сотрудников, в том числе на процентные отчисления тем людям, которые ходят с ящиками. Это всё идёт вразрез этике и представлениям об истинном добровольчестве.

Увы, в РФ сегодня есть и такие прецеденты, когда какие-то структуры проводят деньги по своей бухгалтерии на мероприятия, которые на самом деле организуют силами волонтёров.

— В Сети много социальной рекламы, над которой работают лучшие креативщики. О помощи старикам и инвалидам, бездомным и просто одиноким… И много реальных добрых историй. Интернет недавно бурно обсуждал, как сотня байкеров приехала поддержать школьницу, которую обижали одноклассники. Тысячи просмотров и лайков. Мода на добро — это замечательно, но мода — явление преходящее…

— Безусловно, будут те, кто наиграются. Я думаю, если государства будут поддерживать добрую волю людей — рисков уйти с этой волны будет намного меньше. В качестве примера — во многих зарубежных странах есть понятие социальный год. С одной стороны, это добровольный выбор людей, но с другой — если ты не прошёл этот год, ты не сможешь получить доступ к образованию по ряду специфических профессий. Например, чтобы стать социальным психологом, обязательно должен быть стаж волонтёрской деятельности. Это норма. Если мы будем нарабатывать такие практики у себя — мода не пройдёт.

— Не будет ли перегиба с культивированием добровольчества на государственном уровне? Здесь, с одной стороны — вопрос контроля, а с другой — ситуация как у детей: «Если я сам решил вымыть посуду — это воодушевляет, если поручила мама — уже как-то и не хочется…»

— Может быть перегиб, согласна. Здесь надо быть аккуратнее с «добровольно-принудительным» порядком. И тогда волонтёрство в нашем очень противоречивом государстве вполне может стать национальной идеей, которую мы так давно ищем. Это объединит россиян на раз, именно с учётом нашего менталитета. На помощь ближнему у нас откликаются все — и государство, и НКО, и конкретные люди. В одиночку — сложно, хотя у нас немало и таких примеров…

Кстати

Самые востребованные виды волонтёрства

«Самое популярное — социальное. Это помощь нуждающимся, инвалидам, детям, многодетным семьям. Это добрососедские отношения, взаимодействие людей из одного микрорайона, улицы или дома, наведение порядка в городе.

Активно развивается спортивное волонтёрство. Оно стоит на голову выше всех других видов. Доступ туда ограничен. Ты должен иметь не только желание, но и способности. Спортивные волонтёры у нас в регионе готовятся строго в соответствии с международными нормами — прописаны порядок обучения, обеспечение страховкой и питанием, униформа. Это очень дорогая для государства штука, но, грубо говоря, таковы наши репутационные издержки во время событий мирового масштаба.

Есть городское культурное волонтёрство — это организация досуга. Например, в Екатеринбурге очень сильное добровольческое сообщество при филармонии, при Театре музкомедии.

Хорошо развивается музейное волонтёрство (в основном в Москве и Санкт-Петербурге, но и у нас появилось).

Начинает поднимать голову информационное добровольчество. Чаще всего на тему экологии и здоровья».

Опубликовано в №144 от 09.08.2017 под заголовком: «У волонтёрства в России женское лицо, высшее образование и немного денег»