Ещё

Михаил Осокин: Дети рисуют чекистов к столетию ВЧК 

Фото: ИД "Собеседник"

Обозреватель Михаил Осокин — о столетнем юбилее ВЧК и попытках чиновников переписать историю.

Дети рисуют чекистов. В Томской области представители администрации региона и ФСБ решили провести конкурс рисунков школьников к столетию органов госбезопасности — то есть к столетию создания ВЧК. Сказано, что работы должны отражать деятельность органов сейчас и в прошлом — «будни пограничников, преследование бандитов и другие операции силовиков». А вот еще были сообщения из той же Томской области — силовики начали допрашивать школьников об Алексее Навальным и его штабе. Интересно — об этом тоже можно нарисовать картинку на конкурс?

Или вот еще одна новость последних дней. Несколько граждан Швеции через суд потребовали от ФСБ рассекретить документы о смерти в московской тюрьме в 1947 году шведского дипломата Рауля Валленберга — это родственники дипломата, который в Венгрии во время войны спас десятки тысяч евреев, а после прихода советской армии был арестован чекистами. Так вот интересно — к этой истории тоже можно нарисовать иллюстрацию на конкурс к столетию ВЧК?

На такой вопрос уже есть ответ: нет, нельзя. Организаторы конкурса объявили, что ожидают от школьников «иллюстрации исторических событий, в которых принимали участие сотрудники госбезопасности, картины силовиков в старинный форме, но никак не кровавых баек». То есть данные об арестах, расстрелах и лагерях — это теперь называется «байки». На следующем этапе можно назвать это фальсификацией истории и объявить всю информацию о массовых репрессиях фальшивкой, изготовленной по заказу Госдепа.

Да примерно так делается уже и сейчас: в рамках реновации истории официальные лица опять хвалят ЧК — и ту эпоху, когда была создана гигантская репрессивная машина, охватывающая все стороны жизни страны. «Стыд и позор, что самое совершенное учреждение советской России — тайная государственная полиция». Так писал об этом Николай Бердяев, которого, кстати, не раз цитировал Владимир Путин — напрашивается слово «дихотомия».

В рамках этой реновации истории в разных городах открывают памятники Сталину. Образы генералиссимуса тиражируются в самых разных видах: Сталин добрый и мудрый, Сталин святой — и уже даже появился Сталин газированный. В Ставропольском крае стали продавать новый безалкогольный крюшон «Вождь».

Переписывается и история второй мировой войны — в частности, в Госдуме родился законопроект об уголовной ответственности за рассуждения о похожих чертах режимов в СССР при Сталине и в Германии при Гитлере. В таком случае, видимо, придется привлечь к уголовной ответственности председателя патриаршей комиссии по вопросам семьи протоиерея Смирнова — он говорил как раз о похожих преступных действиях советской власти и Гитлера по отношению к своим народам.

Непонятно, как тогда быть с Солженицыным — он тоже сравнивал сотрудников НКВД с нацистами. А как быть с советскими лидерами того времени? Ведь они сами делали немало публичных сравнений и заявлений об общности интересов Москвы и Берлина. Из телеграммы Сталина нацистским вождям в декабре 1939 года: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной». В рамках этой дружбы советские и германские войска встретились тогда в разгромленной Польше и устроили совместный парад.

Депутаты Госдумы предприняли массу попыток вернуть в общество чистый и красивый образ чекистов и Сталина — а вслед за этим уже звучат призывы примерно так же защитить законом против фальсификации истории и Ленина — главного идеолога создания ВЧК. Так что, возможно, вскоре поплатятся за свои действия работники, которые в Орловской области отреставрировали памятник Ленину — «за искажение исторической правды». Украденную голову памятника они восстанавливали по фотографиям — и результаты их работы в соцсетях отметили новым вариантом старой советской песни: «И Ленин такой молодой, И с очень большой головой».

Фома Аквинский писал: «Даже Господь не властен сделать не бывшим то, что было». Господь, может, и не властен — а вот наши чиновники и ученые вполне способны это делать. И вместо реальной истории появляются какие-то безумные работы о нашем совершенно особом пути, о замечательной сталинской эпохе и о том, что массовых репрессий вообще не было. При этом переписывание истории — это лишь часть общей зачистки информационного поля. Усилиями властей рисуется новая желательная картина не только прошлого, но и настоящего.

Цензура утвердилась под предлогом борьбы с экстремизмом: поскольку законы не дают конкретного определения экстремизма, под это можно подвести практически любой материал. В развитие этого плодотворного подхода в Госдуме появился новый законопроект — о гигантских штрафах «за публикацию недостоверной информации, порочащей чью-то честь и достоинство». Один из руководителей думского большинства, единоросс Андрей Исаев пообещал принять такой закон уже осенью. В итоге, видимо, осенью недостоверной информацией и клеветой объявят и журналистские расследования прошлых лет о самом Исаеве — например, о дебоше в самолете Петербург-Москва.

Впрочем, и без этой депутатской инициативы уже принята масса законов, которые ввели многочисленные ограничения и запреты для журналистов. Репортажи на государственных телеканалах о современной жизни и рассказы об истории становятся все более приятными для власти, и картинка получается все красивее: если пользоваться терминологией конкурса в честь чекистов — «никаких кровавых баек». Но вот здесь может случиться неразрешимая коллизия: две фундаментальные скрепы современного российского государства — сотрудники органов и церковь — могут столкнуться друг с другом.

РПЦ сейчас решила напомнить о преступлениях чекистов: в Омск отправили мощи 54 мучеников, погибших за веру при советской власти. И что же сделают организаторы праздников и конкурсов к столетию ВЧК? Назовут молитвы с упоминанием о репрессиях байками? Или воспользуются постановлениями против фальсификации истории — и подадут в суд на РПЦ? В общем, запасаемся попкорном.

Читайте также
Новости партнеров
Больше видео