Ещё

Владимир Полуянов: «Хочу, чтобы моя команда на площадке была питбулем» 

Фото: Областная газета
Возвращение на Средний Урал Владимира Полуянова пока что можно назвать самым громким баскетбольным трансфером нынешнего межсезонья. Сам о себе новый тренер екатеринбургского «Уралмаша» говорит, что он почти двадцать лет был человеком закулисья. Зато какого закулисья! Команды, в которых он работал, десять лет подряд выигрывали мужской чемпионат России по баскетболу.
— Владимир Борисович, ваш приход в «Уралмаш» стал для многих полной неожиданностью. А вы сами как отнеслись к приглашению в екатеринбургскую команду?
— Вообще-то, ещё лет пять назад, меня звал к себе директор екатеринбургской ДЮСШ №3 Антон Ельняков, но тогда я чувствовал, что мне надо взять паузу, перевести дух. А в «Уралмаш» звали в мае прошлого года, первый звонок был от Александра Манихина — между прочим, моего ученика по детской команде в Асбесте — он поначалу исполнял обязанности спортивного директора только что созданного клуба, а потом решил ещё сезон поиграть. Мы пообщались, и я тогда понял, что клуб ещё по части организационных вопросов сыроват, главное — не был решён вопрос с тренировочной базой.
— Раз уж вы упомянули про Асбест. Чем тот этап вашей тренерской карьеры запомнился?
— Я там был сам себе хозяин. Помимо детской команды, набрал мужичков с завода, и мы играли на первенство области. Я даже сам ещё на площадку выходил. И мои пацаны играли вместе с мужиками, что шло им только на пользу. Потому что если, как это часто бывает, играет команда ровесников, то это замкнутая система, в которой рано или поздно обязательно будет снижаться энергетика. А у меня второклассник Миша Дмитриев бегал вместе со старшеклассниками… Сейчас он, кстати, коммерческий директор «Пармы».
Ещё один мой асбестовский ученик — Андрей Потапов — поиграл в питерском «Спартаке», где ещё застал великого Владимира Петровича Кондрашина (тренера сборной СССР, выигравшего олимпийский баскетбольный турнир в 1972 году), а сейчас входит в тренерский штаб женской сборной России до 20 лет, которая недавно завоевала бронзовые медали на чемпионате Европы. Из первого моего выпуска Павел Быков — сейчас завуч спортивной школы имени Мышкина.
Владимир Полуянов: «В „Уралмаше“ сейчас только начинается обычное для межсезонья процесс рождения нового коллектива». Фото: Владимир Мартьянов
— Большинство людей, не особо вникающих в спортивную кухню, убеждены, что селекционер — это специалист в области сельского хозяйства, а скаутинг — это такая буржуинская разновидность пионеров. Вас можно, пожалуй, назвать одним из пионеров российского баскетбольного скаутинга. Как так получилось, что вы занялись именно этим направлением?
— Есть формула успеха: 10 процентов — это знания, умения и навыки человека, 40 процентов — это его образ мышления, представления человека о мире и о своём месте в этом мире, умение приложить свои знания в том месте, где они дадут наибольший эффект, а 50 процентов успеха — это твоё окружение. Суть селекции в спорте, в общем-то, такая же, как и в сельском хозяйстве — отбор лучших, наиболее подходящих, расстановка их на оптимальные для каждого позиции. А скаутинг — это сбор информации по соперникам.
Так получилось, что, когда мой первый сезон в «Урал-Грейте» я ассистировал Павлу Эдмундовичу Гооге, это направление досталось мне. А когда команду возглавил Сергей Александрович Белов, то перед первым тренировочным матчем я свои наработки по предстоящему сопернику ему показал: вот то, что я раньше делал — если нужно, то я готов этим заниматься и дальше. Белов посмотрел и сказал: «Делай». Так и пошло, что я собирал и анализировал всю необходимую информацию — не только статистику и видеозаписи, но и все новости и даже слухи о соперниках…
— То есть мы с вами, выходит, в какой-то мере коллеги?
— Можно и так сказать (смеётся).
— Это сейчас обо всём на свете можно спросить у «Яндекса», одним движением компьютерной мышки скачать запись чуть ли не любой игры. Но это ведь был 1999 год, когда про Интернет уже многие слышали, но мало кто видел, а тем более пользовался. Как выходили из положения?
— Как изловчишься, с кем договоришься — это поначалу был просто разрыв мозга. Агентурная сеть была от Питера до Владивостока. При этом я старался иметь на местах своих людей, не связанных с клубами. Помогли знакомства, которые остались с тех пор, когда работал в детском баскетболе. Работали ещё с кассетами. Передавали их когда на поезде с проводником, когда с попутчиками. А чтобы сделать видеонарезку, то нужно было два видеомагнитофона. Глаза выпадывали из орбит.
А уже настоящий скаутинг начался в ЦСКА, когда приехал Душан Ивкович. У него был ассистент Иван Еремич, который больше ориентировался на соперников по Евролиге, поскольку у него больше контактов в Европе, а я курировал российские команды. Технологии видеозаписи все прошли у меня на глазах — кассеты, мини-диски, CD-диски. Ещё год после того, как я в 2010-м ушёл из ЦСКА, мне по старой памяти звонили с просьбой помочь найти какую-то видеозапись.
— Сильно переживали, что Интернет вашу уникальную шпионскую сеть сделал ненужной и оставил вас не у дел?
— А чего переживать? Во-первых, остались тёплые отношения с людьми по всей России, а, во-вторых, я ведь понимал, что рано или поздно это закончится. И когда я вернулся в Пермь, то в «Парме» с удовольствием снова стал «площадочным» тренером, заново открывал для себя низшие лиги российского баскетбола. И в то же время я поработал с Душаном Ивковичем, Этторе Мессиной, Сергеем Беловым, Евгением Пашутиным, Станиславом Ерёминым, поэтому и в команде низшей лиги делал всё по максимуму. Для меня неприемлемо отношение к делу типа «и так сойдёт». В обществе действует тот же физический закон термодинамики: в любой замкнутой системе повышается уровень энтропии (снижения энергии), и система разрушается. Новый человек приходит со своей энергией и взламывает эту систему, давая ей новую жизнь. Любой руководитель, в том числе тренер, должен быть мощным энергетиком.
— Почему ушли из ЦСКА?
— Всё, даже самое хорошее, когда-то заканчивается. В 2010 году итальянца Этторе Мессину в ЦСКА сменил серб Душко Вуйошевич, у которого были свои помощники, а меня поблагодарили за работу. Следующий год я отработал в самарских «Красных Крыльях». Причём по ходу сезона команду возглавил также наш земляк — Станислав Ерёмин. В 2011 году вернулся в Пермь. Сначала подключился к новому проекту «Академия баскетбола», а затем создали «Парму», с которой постепенно, шаг за шагом, мы с самых низов дошли до Суперлиги. Нечто подобное сейчас делает и «Уралмаш».
— «Парма» в прошлом сезоне дебютировала в Единой лиге ВТБ, но уже без вас. Ещё перед победным для «Пармы» «Финалом четырёх» Кубка России ходили слухи, что у вас произошёл конфликт с главным тренером команды Вячеславом Шушаковым.
— Никогда не говорил об этом публично… Я ведь ещё по ходу позапрошлого сезона, за два месяца до «Финала четырёх», написал заявление об отставке. Не стал бы называть ту ситуацию конфликтом, скорее, между нами случилось недопонимание. В моём тренерском конспекте того сезона есть такая фраза: «Я говорю „нет“ хорошему, согласен только на лучшее». И конфликтовал я с людьми только потому, что им казалось, что всё хорошо, а мне хотелось лучше.
— И в какой момент лучшее оказалось врагом хорошего?
— «Парма», лидировавшая в регулярном чемпионате, проиграла три домашних матча, и мне было очевидно, что нужны кардинальные коррективы в подготовке. Но я не смог убедить в этом главного тренера, который полагал, что и так всё хорошо. Я счёл, что правильнее будет мне в этой ситуации уйти. Вячеслав Шушаков моё решение уйти с должности старшего тренера понял, но попросил остаться, помочь ему по скаутингу. Да, мы тогда выиграли Кубок России, но в Суперлиге заняли только третье место. Хотя я уверен, что минимум должны были играть в финале (в полуфинале «Парма» проиграла ревдинскому «Темпу-СУМЗ-УГМК». — Прим. «ОГ».).
А дальше… 18 июля было принято решение заявить «Парму» в Единую лигу ВТБ, а через четыре дня я узнаю из прессы, что в Пермь возвращается олимпийский чемпион Вальдемарас Хомичюс (ассистент Сергея Белова в «Урал-Грейте». — Прим. «ОГ».). И я понял, что я уже не на корабле.
— Но ведь вы же сами хотели уйти и даже написали заявление.
— Да, но потом у меня состоялся разговор с Вячеславом Шушаковым, и мы договорились, что я остаюсь, но как только я не буду нужен, он мне об этом говорит, и я тут же ухожу. Я ведь с 1998 года — и в «Урал-Грейте», и в ЦСКА — каждый день работал как последний, потому что уровень концентрации всегда был запредельный, любая ошибка могла стать роковой. Ивкович, Мессина, Белов — это тренеры-победители, которые не устают, не жалуются и не оправдываются. И этого же требуют от тех, кто работает с ними в команде.
Я и президенту клуба «Уралмаша» Виктору Владимировичу Ганиенко сказал на нашей первой встрече: я хочу каждый день начинать как новичок, иначе не будет движения вперёд. Хорошую фразу прочитал у Дональда Трампа: «Я беру на работу сильнейших, ни в чём им не доверяю, не делаю им послаблений, чтобы они превратились из сильнейших в лучших. Только тогда мы дадим результат». Настоящий профессионал живёт сегодняшним и завтрашним днём, а то, что было вчера, это уже не актуально. Надо двигаться вперёд, становиться лучшей версией самого себя. Есть ещё одна фраза, которая мне очень нравится: если ты в компании самый умный, значит, эта компания уже не для тебя. К сожалению, многие эти вещи я понял только сейчас. Если бы я это знал пораньше, то что-то в своей жизни мог бы поменять. Нас же как учили: будь скромнее, не высовывайся.
— Тем не менее прошлый сезон вы провели в Перми.
— Если бы я раньше знал, что вернётся Хомичюс, и я буду «Парме» не нужен, то я бы, может быть, ещё год назад принял приглашение «Уралмаша». А так мне предложили быть в «Парме» куратором молодёжных проектов. Звучит вроде солидно, но на практике это что? Я бы приходил к тренерам команды Детско-юношеской баскетбольной лиги, «Пармы-2» и рассказывал им, как надо работать? Но я же сам тренер и понимаю, что мне не надо никаких кураторов. Я площадочный тренер, хочу работать с живыми людьми, нести ответственность, а не советовать другим, как это надо делать.
До конца контракта с «Пармой» оставалась неделя, и я попросился на это время поприсутствовать на тренировках молодёжной команды. Сказал: «Могу мячи подавать, спросите совета — отвечу». На третий день тренер попросил помочь ему провести тренировку, а к концу недели предложил стать его ассистентом. Так что сезон я отработал в молодёжной команде. Но, если честно, удовлетворения от работы я не получал.
— Так что к повторному приглашению из Екатеринбурга были уже готовы?
— Да, и в марте было сразу три звонка — мне передали, что президент клуба по-прежнему хочет видеть меня в команде. Отыграв с молодёжкой последний матч сезона, выполнив всё то, что должен был сделать, я сказал «Уралмашу», что готов к обсуждению условий.
Фото: Владимир Мартьянов
— Требования десятикратного чемпиона России «Уралмаш» не испугали?
— Я задал Виктору Владимировичу два вопроса: каков уровень амбиций и опять же где, на какой базе эти амбиции команда собирается реализовывать. Настаиваю на том, что обязательно должны быть соответствующие условия для тренировочного процесса. Потому что успех — это побочный эффект правильно организованного рабочего процесса.
— И что с тренировочной базой?
— Заключено соглашение с УрФУ, где учатся многие наши игроки. Тренируемся в университетском спорткомплексе. Я это называю «цыганским вариантом» (в «Парме» мы так работали полтора сезона), но, даже если нет своего зала, процесс должен быть систематизирован и максимально хорошо организован.
— А ведь у «Пармы» и «Уралмаша» действительно много общего. В Перми команда, сделавшая ставку на местных воспитанников, также начала восхождение с самого низа.
— В первый сезон «Парму» собирали из игроков, участвовавших в первенстве города. А уже потом стали возвращаться пермяки, игравшие в разных клубах. Плюс зажглась местная звёздочка — Александр Винник. Парень ростом 2,13 метра играл в хоккей, и только в вузе его привлекли в баскетбол (в 2016 году Винник был признан самым ценным игроком победного для «Пармы» «Финала четырёх» Кубка России. — Прим. «ОГ».). Но надо учитывать, что это ведь пацаны, которые пришли в баскетбол во время баскетбольного бума, связанного с успехами «Урал-Грейта» начала прошлого десятилетия.
— Но есть у этой медали и обратная сторона, которую уралмашевцы сейчас имеют возможность внимательно разглядеть. Да, «Парма» поднялась до Единой лиги ВТБ, но оказалась там абсолютно неконкурентоспособной — одна победа за весь регулярный чемпионат.
— Кубок России показал, что с российскими баскетболистами мы могли играть на равных. А за год до этого мы также в кубковом матче обыграли волгоградский «Красный Октябрь» с Антоном Понкрашовым, Василием Заворуевым. Это была лучшая игра «Пармы» в сезоне 2014/2015. Мы отыграли тогда три четверти, а в четвёртой случилось то, что случалось практически со всеми соперниками по Суперлиге в наших домашних матчах — вынос тела. Мы уже тогда показали, что с россиянами можно играть и выигрывать. Потому что была идея, была соответствующая подготовка. Это же своя специальная алхимия, которой занимается каждый тренер. А другой шаг в тренерской карьере — научиться настраивать команду так же стабильно выигрывать в гостях. Легко быть храбрым львом, а вы попробуйте быть храбрым кроликом (смеётся).
Нельзя улучшить того, чего нельзя сосчитать. Поэтому многие вещи надо стараться формализировать в цифру. Есть четыре уровня клубных амбиций: команды-«олимпийцы» («главное не победа, главное — участие», «лишь бы не последние»), второй уровень — попадание в плей-офф (а это половина побед плюс ещё три), следующий — уровень призёров (а это 66 процентов побед), а если хочешь быть финалистом, то необходимо 75 процентов побед.
Владимир Полуянов: «Готов поделиться всем тем, чему научился у великих тренеров современности». Фото: Владимир Мартьянов
— Идя сейчас на встречу с вами, попытался сосчитать, сколько у нас в девяти российских клубах Единой лиги ВТБ отечественных главных тренеров. Буквально раз-два и обчёлся: знакомый екатеринбуржцам по «Уралу» Олег Окулов в Красноярске и Василий Карасёв в Питере. Никого не забыл?
— К сожалению, вы правы. Действительно, только двое остались. В прошлом сезоне были ещё Евгений Пашутин в Казани и Вячеслав Шушаков в Перми, но и их заменили на иностранцев.
— Вы работали с топ-тренерами отечественными и зарубежными. Чем иностранцы лучше наших?
— Не лучше — сильнее.
— Поправка принимается.
— Лучший — это категория субъективная, а вот силу можно измерить в конкретных величинах. Возьмём Желько Обрадовича или Душана Ивковича. Посмотрим на количество завоёванных ими титулов, учеников, ставших победителями крупнейших турниров. В Испании, Сербии, Греции сильные тренеры вырастают благодаря существующей там системе подготовки кадров. В Сербии, насколько я понимаю, есть мощные профессиональные кланы, внутри которых передаются секреты мастерства, та самая алхимическая формула победы. А у нас в плане баскетбольного образования существует одна серьёзная проблема — есть напичканность различными знаниями, а вот системы нет. И у нас сильный тренер возникает не благодаря, а вопреки существующим условиям. Какие-то шаги предпринимаются, появилась школа тренеров в Петербурге, но ей всего-то пять лет.
Ориентированная на Европу, Единая лига ВТБ — это, конечно, здорово, но баскетбол в восточной части России оказался в загоне. А ведь в годы был дивизион «Восток», благодаря которому баскетбол был на подъёме в Красноярске, Иркутске, Новосибирске, да и Нижний Тагил здесь можно вспомнить. А сейчас восток отсекли.
Давайте не будем забывать, что в Советском Союзе центрами баскетбола были Москва, Ленинград, а также столицы некоторых союзных республик. Была сильная прибалтийская школа, грузинская, украинская. А в российской провинции баскетбол только сейчас формируется. Выйди за МКАД — разница в уровне подготовленности молодых игроков фундаментальная.
— Какой видите свою роль в «Уралмаше»?
— Я, конечно, ни в коей мере не претендую на роль главы клана (смеётся), но готов поделиться всем тем, чему научился у великих тренеров современности. А вообще-то, лучший тренер — это продавец.
— Это, простите, как?
— У Чака Дэйли, главного тренера моего любимого баскетбольного клуба «Детройт Пистонс», однажды спросили: «У вас в команде Азейя Томас, Джон Сайли, Винни Джонсон, Джо Думарс — они же все миллионеры. Как вам удаётся ими руководить?». И тренер, приведший «Плохих парней» из Детройта к двум победам в НБА, сказал: «Да, у них контракты в два-три раза больше, чем у меня. И я должен быть коммивояжёром, я должен задеть такие струны у этого парня, у которого есть всё, чтобы продать ему свою идею, чтобы ему было интересно делать то, что я от него хочу». Я стараюсь действовать так же. Ну а если слова не доходят, я ведь могу и вот это показать (Полуянов с шутливо-грозным видом демонстрирует кулак, увенчанный чемпионским перстнем. — Прим «ОГ».).
— С вашим-то опытом вы бы могли и главным тренером стать.
— Понимаете, можно расти по вертикали и дойти до высоких руководящих постов. А можно — по горизонтали. Хороший ассистент ценится не меньше, чем главный тренер. Мне предлагали стать главным, когда я вернулся в Пермь из ЦСКА, но я тогда для себя решил, что в 55 лет начинать уже поздно. Золотая пора для этого — лет в 40. Мне уже было интереснее помочь молодым ребятам раскрыться в роли главного. Кстати, в Перми, я считаю, благодаря нашему сотрудничеству выросли два очень хороших молодых специалиста — Вячеслав Шушаков и Вениамин Анисимов.
Владимир Полуянов: «Я, наверное, для главного тренера всё-таки слишком мягкотелый. Хотя на тренировках порой бываю очень суровым». Фото: Владимир Мартьянов
— И что, неужели совсем никогда не хотелось попробовать поработать главным?
— Если честно, в какой-то момент была такая мысль, но… Главных тренеров порой в командах меняют как перчатки, а хороший ассистент всегда будет при деле (смеётся). И потом главный тренер — это ведь ещё и зачастую большая политика, а это не моё. Я хочу заниматься чисто баскетболом. Всегда завидовал Сергею Ежову, с которым мы вместе служили в СКА у Виктора Антоновича Харитонова. Он замечательный организатор, создал в Нижнем Тагиле баскетбольный клуб. Вот Сергей как раз типичный главный тренер, который и политические вопросы решал, и тренировки проводил.
А ещё… я, наверное, для главного тренера всё-таки слишком мягкотелый. Хотя на тренировках порой бываю очень суровым. Это как в армии — есть полковник, а есть сержант (смеётся).
— Какие впечатления от первых дней работы с «Уралмашем», какие ожидания?
— Сейчас только начинается обычное для межсезонья процесс рождения нового коллектива. Продолжая эти аналогии: родившегося младенца мы увидим только в первых официальных матчах в сентябре, а к Новому году «малыш» должен встать на ноги. Что касается персоналий, то приглашён разыгрывающий Игорь Новиков, ставший в прошлом сезоне с «Новосибирском» обладателем Кубка России. Пришёл опытный «бигмэн» Алексей Комаров из «Урала». Вернулся в Екатеринбург Семён Шашков. То есть по сравнению с тем составом, что стал чемпионом в третьем дивизионе, произошло точечное усиление на трёх ключевых позициях — первого, третьего и пятого «номеров». Плюс мы провели тренировочный лагерь для местных игроков и отобрали тех, кто тренируется сейчас вместе с нами. И мне бы очень хотелось, чтобы все, кто попадёт в итоге в заявку, были заряжены общей идеей, чтобы не было в команде «пассажиров».
А ещё очень важно, чтобы первый титул, который «Уралмаш» завоевал в прошлом сезоне, не вызвал у игроков самоуспокоенности. Я сторонник не просто агрессивной игры, я хочу, чтобы моя команда доминировала на площадке, чтобы игроки выходили и превращали 420 квадратных метров баскетбольного паркета в раскалённую сковородку для соперника. Знаете, выводят во двор болонку на поводке, следом появляется ещё какая-нибудь собака… А потом выходит питбуль, и все понимают, кто во дворе хозяин. Так вот моя команда должна быть таким питбулем. В жизни игроки могут быть добрейшими людьми, но на площадке я хочу видеть в них терминаторов, гладиаторов. Я не знаю другого способа завоёвывать титулы.
Есть три характерных типа игроков: «призывник» — которого нужно военкомату найти, призвать, так потом с ним ещё греха не оберёшься, и он постоянно считает дни, когда эта постылая служба закончится; «контрактник» — отбарабанил от восхода до свистка, а дальше хоть трава не расти; и есть «воин», который этим живёт. Мы же профессионалы, своего рода бизнесмены. Просто есть бизнес товаров, а есть бизнес услуг, развлечения — кто-то поёт, кто-то танцует, а кто-то играет в баскетбол. Наша задача — произвести такой продукт, чтобы его можно было продать.
Досье «ОГ»: Владимир Борисович Полуянов
Родился 24 сентября 1959 года в Серове, затем семья переехала в посёлок Рефтинский.
Образование: Свердловский горно-металлургический техникум (1979), Институт физической культуры имени Лесгафта (1986).
Победитель молодёжного чемпионата Вооружённых сил 1979 года в составе команды СКА (Свердловск).
Тренер пермского «Урал-Грейта» ( 1998–2002 ), московского ЦСКА ( 2002–2010 ), самарских «Красных Крыльев» (2011), пермской «Пармы» ( 2012–2016 ). С июня 2017 года — тренер команды «Уралмаш» (Екатеринбург).
Достижения тренера: Чемпион России ( 2001–2010 ). Обладатель Кубка России (2005,2006,2007,2010,2016). Чемпион Евролиги (2006,2008). Победитель молодёжного чемпионата Европы до 20 лет (2005).
Опубликовано в №136 от 28.07.2017
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео