Ещё
Макаревич высказался об антироссийском решении Украины
Макаревич высказался об антироссийском решении Украины

Суд вернул в прокуратуру дело фанатов «Локомотива» о призывах к экстремизму на матче Лиги Европы 

Преображенский суд вернул в прокуратуру уголовное дело в отношении болельщиков московского футбольного клуба «Локомотив» Евгения Хорошилова, Максима Гаджимагомедова, Романа Паршина, Никиты Бобровского и Станислава Москалева, обвиняемых в публичных призывах к экстремизму во время матча Лиги Европы с албанской командой «Скендербеу» в 2015 г., передает корреспондент Агентства городских новостей «Москва».
Причиной возвращения дела в надзорный орган стало требование судьи Натальи Аверчевой исправить ошибки в обвинительном заключении. При этом судья не стала изменять фигурантам дела меру пресечения и оставила их под домашним арестом до 30 сентября 2017 г.
«Суд возвращает дело в прокуратуру для исправления правильной формулировки обвинения, так как предъявленные обвинения по обоим статьям идентичны», — пояснила решение Н. Аверчева. Прокуратура возражала против возврата, а защита подсудимых оставила вопрос на усмотрение суда. Гособвинитель не дождалась, пока судья огласит решение и покинула зал суда.
Фигуранты дела обвиняются по ч. 2 ст. 282 УК («Публичное возбуждение ненависти либо вражды») и по ч. 2 ст. 280 («Публичные призывы к экстремизму»). Полицейские задержали их в декабре 2016 г., после того как было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленных болельщиков московского «Локомотива», скандировавших на сербском языке призыв к убийству албанцев — «Уби шиптара».
Согласно показаниям Михаила Теплова, который отвечает в ФК «Локомотив» за работу с болельщиками, а также материалам дела, оглашенным в ходе процесса, подсудимые играют не последнюю роль в фанатском движении клуба — трое из них руководят скандированием лозунгов во время матчей, а Н. Бобровский является барабанщиком на трибуне. На момент задержания Е. Хорошилов работал ведущим инженером в АО «НИИ автоматической аппаратуры им. академика В. Семенихина», а М. Гаджимагомедов — начальником отдела продаж в одной из столичных фирм. Остальные подсудимые официально не работали. Никто из фигурантов дела ранее не был судим.
По версии следствия, обвиняемые, скандируя лозунг «Уби шиптара», найденный Н. Бобровским на сайтах сербских фанатов, которые открыто конфликтуют с албанцами, провоцировали других болельщиков, «используя жестикуляцию и средства для усиления голоса». В материалах дела есть экспертиза, согласно которой указанная фраза содержит «совокупность признаков направленных на возбуждение ненависти к албанцам по этническому признаку».
На предварительном следствии М. Теплов показал, что сам бы не стал скандировать фразу на неизвестном языке и выдвинул предположение, «что болельщики были заранее подготовлены, поскольку активно подхватили ее». Выступая в суде, он заявил, что кричалка «Уби шиптара» не была привязана к какой-то группе людей.
«Я думаю, что это просто было, чтобы подзадорить и все. Мне кажется, люди кричали от своей глупости… Не все же знают сербский язык, кричали что слышат, в ритм. Честно, я этот момент просто не понимаю», — сказал в суде М. Теплов. По его словам, он узнал смысл звучавшей фразы только после того, как в интернете появилась новость о возбуждении уголовного дела.
Кроме того, М. Теплов предположил, что в связи со свободной продажей билетов «на трибуну могли спокойно пройти сербские болельщики» или те, кто «жил в Сербии или изучал сербский язык».
Матч группового турнира Лиги Европы между «Локомотивом» и «Скендербеу» состоялся в Москве 1 октября 2015 г. Позже дисциплинарный комитет УЕФА вынес штрафные санкции за поведение болельщиков: частично закрыл трибуны на следующем матче и оштрафовал столичный клуб на 20 тыс. евро.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео