Войти в почту

Белух Путина десятками продают в Китай: печальная судьба драгоценных животных

Отличительная черта президента Путина — любовь к природе, диким животным и ответственное к ним отношение. Амурский тигр, белый медведь, белуха, ирбис и дальневосточный леопард пользуются отдельным его покровительством. По каждому из этих видов ведется специальная научно-исследовательская программа. Но по белухам параллельно президентской программе идет еще и активная коммерческая работа. Частные компании вылавливают белух как бы для просветительской деятельности, а вместо этого продают в Китай по цене от 70 до 120 тыс. долларов за животное, забирая прибыль в карман. Власти не могут об этом не знать. Как увязывается у них одно с другим? Что вообще происходит с морскими животными — косатками, дельфинами, тюленями — в нашей стране? Кто и как на них делает деньги? Летом 1983 года мне очень хотелось поехать на море. Но не было денег, и я устроилась поварихой в экспедицию биофака МГУ. Экспедиция базировалась на полуострове Малый Утриш — между Анапой и Новороссийском. Там было море. Биологи изучали дельфинов и морских котиков. Иногда мне разрешали покормить не только людей, но и дельфинов. Их держали в садке из сетей — метрах в ста от берега. Надо было туда плыть в лодке с картонной коробкой магазинной мороженой рыбы — и там им эту рыбу бросать. Дельфины ее есть не хотели. Привыкли же к живой. А мороженую схватят и выплюнут. У морских котиков условия тоже были не пятизвездочные. Их поймали на Командорских островах и привезли сюда, как раз когда и я приехала. Ученые вживили им в мозг электроды и посадили в бассейны-лужи с островками посередине. Котики сидели на островках и ужасно кричали и днем и ночью, а из затылков у них тянулись толстые провода, присоединенные к каким-то датчикам. Я даже помню их имена — Сережа и Катя. Совсем еще детеныши, оторванные от матерей. В экспедиции биологи исследовали сон морских млекопитающих. Руководил ею Лев Мухаметов. Он сделал большое открытие: доказал, что полушария мозга у дельфинов спят по очереди. Когда правое спит, левое бодрствует, и наоборот. Теперь его открытие проверялось на морских котиках: а вдруг у них тоже полушарный сон? Дельфинов уже не изучали. В садке их держали для других целей. Как объясняли рядовые члены экспедиции, Мухаметов задумал открыть на базе экспедиции дельфинарий. Дрессировать дельфинов, показывать представления и зарабатывать деньги. В конце октября моя смена заканчивалась. На Утрише начинался сезон штормов, и дельфинов из садка перетащили в соленый пруд слева от лагеря. Прежде там был небольшой залив, потом перешеек поднялся — и залив оказался отрезан от моря. Пруд был больше садка, но мелкий и с мутной белесой водой. Рыба там, конечно, не водилась. Дельфинов по-прежнему кормили мороженой рыбой. На следующий год возле пруда соорудили трибуны, и на Утрише открылся первый в нашей стране дельфинарий. Сама я больше туда не ездила, а представление дельфинов увидела только лет двадцать спустя. Причем не у нас даже, а в Калифорнии. Американская компания SeaWorld владеет сетью океанариумов, развивает этот бизнес с конца 60-х годов. Ее океанариумы — огромные «морские зоопарки». Но больше всего посетителей привлекают представления. Я как раз на него и попала. Меня потрясла косатка. Дельфины и морские котики тоже были прекрасные. Но косатка завораживала. Она была реально огромной — метров десять в длину. При этом исполняла очень сложные трюки. Казалось невероятным, что такое Могучее Великолепие можно всему этому научить. Ольга Филатова, доктор биологических наук, старший научный сотрудник кафедры зоологии позвоночных биофака МГУ, считает косаток одними из самых умных животных в природе. Об их высоком интеллекте говорит, например, то, что они узнают себя в зеркале. Очень мало кто из животных понимает: в зеркале — я. Косатки понимают. Мало того, они отмечают у себя во внешности непорядок. С косаткой проводили марк-тест. На подбородок ей нанесли краску. Она посмотрела в зеркало, увидела что-то необычное и стала стирать метку о бортик бассейна. Точно так же, как люди стирают пятнышко грязи, увидев его на лице. «У каждой косатки есть семья. Семьи основываются на родстве по материнской линии, — рассказывает Ольга Филатова на портале «Научная Россия». — У косаток матриархат. Все дети самки, сыновья и дочери, всю жизнь ходят с мамой. И у каждой такой семьи есть свой диалект — набор звуков, которыми они могут издалека друг друга звать, сообщать что-то важное. Семьи часто собираются большими агрегациями и расходятся на несколько километров, чтобы пообщаться с представителями других семей. При этом они все время кричат. Косатка, например, Аня из семьи Беловых, общается, допустим, с Машей Черновой, и при этом она слышит, где все остальные Беловы находятся, в десяти километрах или в пяти, чем они занимаются, о чем думают. Косатки хорошо знают друг друга, все семьи и сообщества. Летом они образуют огромные агломерации — иногда до ста животных. Самки встречаются с самцами из других семей, знакомятся, присматриваются друг к другу, и у них происходит спаривание. Их диалекты интересны еще и тем, что звуки у них, в отличие от большинства млекопитающих, не передаются генетически. Если, скажем, котенок вырастет среди собак, он все равно будет мяукать, а не гавкать. Только у людей и еще у нескольких видов вокальное обучение. Если русский ребенок попадет в английскую семью, он будет не по-русски говорить, а по-английски. У косаток так же. Звуки выучиваются от матери и других членов семьи. Поскольку они по способу передачи похожи на человеческие языки, то и культурная эволюция у нас схожая. Это эволюция признаков, которые передались путем обучения». Ольга Филатова изучает косаток в естественной среде обитания. «В неволе на косатках вообще проводят очень мало исследований, — объяснила она «МК», — потому что они очень дорогие и ученых к ним стараются не подпускать, мало ли что». Косатка стоит от пяти до пятнадцати миллионов долларов. Тиликум, самец косатки, был пойман у берегов Исландии в 1983 году, ему было примерно 2 года. Умер в 2017 году. Почти вся его жизнь прошла в американских океанариумах. В разное время он убил трех человек — двух дрессировщиков и одного посетителя, который к нему зачем-то залез в бассейн. На свободе косатки не нападают на людей. Но в неволе, как объясняют биологи, у них «едет крыша». Пока молодые, они легко дрессируются. С возрастом психика портится, потому что им приходится жить в противоестественных условиях. Косатки в день проплывают больше сотни километров. Каким бы глубоким ни был аквариум, для них это тесная бочка. Им плохо в неволе еще и потому, что они социальные животные. Им необходимы семья, общение. Они привязаны к родным не меньше, чем люди. А в океанариуме у них нет родни. Они рабы. Их морят голодом, чтоб научить трюкам. Чудом спасшийся от разгневанной косатки дрессировщик несколько лет назад объяснил в телепередаче, почему она на него напала. В соседнем бассейне плавал ее детеныш. Во время представления он стал кричать. Ей нужно было к нему. А дрессировщик заставлял ее выступать. После очередного такого нападения американцы сняли фильм «Черный плавник». Ловец косаток рассказывает в нем, как происходит отлов. Стаю выслеживают с самолета и загоняют сети. Кто-то гибнет в них. Кто-то вырывается. Кто-то остается. Взрослых косаток ловцы и сами не берут. Нужны дети и подростки: их легче транспортировать, приучать к мороженой рыбе, дрессировать. Но, видя, что малыши остались в плену, семья косаток не уходит. Они кружат в отчаянии вокруг судна, не зная, как освободить их, что предпринять. «Я много жути видел в своей жизни, — рассказывает в фильме участник такой охоты. — Но эта картина — мое самое тяжелое воспоминание». Косатки в длину достигают 10 метров, весят до 8–9 тонн. Самцы живут около 50 лет, самки — 80–90 лет. Половое созревание наступает к 12–14 годам. Рожают самки до 40 лет. За всю жизнь у них бывает 5–6 родов. Отношения косаток-родственников очень дружелюбные. Здоровые заботятся о старых, больных и покалеченных. В американских океанариумах, с которых пошла мода на представления морских животных, сейчас выступают только те косатки, что родились в неволе. Это же правило распространяется на других китообразных и ластоногих «артистов» — дельфинов, белух, гринд, тюленей. Развлекательный бизнес с ними сворачивается во всем мире. Наступает прозрение: держать их в рабстве нельзя. Они рождены свободными и должны жить на свободе. В Канаде, Израиле, Бразилии, Венгрии, Словении, Швейцарии и других странах запрещено содержать их в неволе. В Великобритании океанариумы перепрофилируются на показ рыб и беспозвоночных. Общество борется за то, чтоб запретить держать морских млекопитающих в любого рода океанариумах и дельфинариях и эксплуатировать как цирковых животных. Это тренд современного мира. У нас не так. Когда все уже идут обратно, мы, наоборот, идем туда. У нас дельфинариумы-океанариумы растут как грибы. Почти в каждом курортном городе — дельфинарий. Плюс еще есть и передвижные. Там артистов на выступления возят в цистернах или ваннах — технических контейнерах, обложенных брезентом. Черноморские дельфины афалины занесены в Красную книгу как вымирающий вид. Ловить их нельзя. Тем не менее их можно увидеть в каждом дельфинарии. Откуда они берутся? Из моря. Вылавливаются, несмотря на запрет, самым варварским способом. На всех, конечно, имеются документы, что они родились в дельфинарии — у животных, пойманных много лет назад, когда отлов был разрешен. Косатки и белухи также занесены в Красную книгу, но их разрешается ловить по квотам Росрыболовства для научно-исследовательских и контрольных, учебных и культурно-просветительских целей. Ежегодная квота в России в последние годы — десять особей. Росрыболовство распределяет их между дельфинариями и научными центрами. Учреждение, получившее квоту, заказывает отлов соответствующего количества животных промысловому ООО или ИП. Косаток и белух ловят в Охотском море. Зоозащитники уверены, что при этом погибает столько же животных, сколько поймано, потому что способы используются самые варварские, а контроля нет никакого. Пойманных животных держат некоторое время в специализированных садках, в случае необходимости могут поместить в бассейн на береговой линии. Приучают к мороженой рыбе. Потом продают. С 2012 по 2014 годы трех косаток выловили для нового океанариума «Москвариум» на проспекте Мира, которым владеет Аркадий Ротенберг. Вокруг них в 2014 году был большой скандал. Зоозащитники обнаружили, что животных держат в надувном ангаре на ВДНХ в неприемлемых условиях, и обратились в полицию. После этого для передержки и адаптации животных «Москвариума» был построен бассейн в Герасимихе — деревне недалеко от Хотькова, подальше от зоозащитников. Но они и про него прознали. По запросу Софьи Беляевой, автора петиции о запрете на добычу и содержание в неволе морских млекопитающих, в августе 2016-го Герасимиху проверяла прокуратура. На тот момент там содержались два морских льва, два дельфина и две гринды, причем на гринд не было сопроводительных документов. Где сейчас эти животные, пережили ли они «адаптацию» и кто в настоящий момент плавает в Герасимихе? Гринды — вроде в «Москвариуме», про остальных не известно ничего. Частная собственность строго охраняется. Отловленных по квотам животных продают, перепродают, тасуют, как колоду карт. Многих покупают китайцы: у них тоже океанариумы вошли в моду. Вырученные деньги формально остаются у дельфинариев и научных центров, которым была выделена квота. Однако источники «МК» в правоохранительных органах уверены: большая часть уходит чиновникам Росрыболовства, которые выделили квоту. Чиновники Россельхознадзора и Росприроднадзора дают согласие на продажу животных за рубеж, они тоже не остаются внакладе. Ну и владельцам дельфинариев что-то остается. На водных биологических ресурсах, которые являются государственной собственностью, по такой схеме делаются огромные личные состояния. Циничный бизнес живодеров процветает. Нет закона, который его разрешает. Но и закона, который его запрещает, тоже нет. Счетная палата в конце 2016 года опубликовала отчет о проверке ФГБНУ «ТИНРО-центр» (Тихоокеанский научно-исследовательский рыбохозяйственный центр). Проверка установила, что на 1 января 2015-го за ним числилось 13 белух. 4 были выловлены в 2012 году по квоте для научных целей и 9 — для учебных и культурно-просветительских. В августе 2015-го к ним добавились косатка, пойманная по научной квоте, и белуха — по просветительской. Пойманных для научных целей белух ТИНРО использовал не для науки, а «для платного показа в рамках приносящей доход деятельности». А десять белух, выловленных для просветительской деятельности, продали в Китай. ТИНРО-центр — некоммерческая организация. Она не имеет права торговать выловленными по квоте животными и тратить прибыль на свои текущие расходы. Однако «законодательство о рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов фактически позволяет учреждениям, осуществляющим образовательную и культурную деятельность, в счет полученных квот на культурно-просветительские цели осуществлять вылов водных биоресурсов в целях их поставки за плату третьим лицам», — отмечает Счетная палата. Привлечь ТИНРО-центр к ответственности за продажу 10 белух в Китай поэтому нельзя. Хотя надо бы. Пикантность ситуации с белухами в том, что с 2009 года реализуется президентская программа «Белуха — белый кит». На сайте Кремля ей посвящен целый раздел. «Задачей программы в первую очередь является исследование распространения, сезонных миграций и численности белух в российских морях, а также выяснение современного статуса различных ее популяций во всем российском ареале, изучение характеристик среды обитания, питания, взаимосвязи с другими видами». Белухам покровительствует президент Путин. На том же сайте фото, где Путин закрепляет на белухе датчик — и ее выпускают в море. Других белух он кормит рыбой и гладит по голове. Президент Путин вроде бы за белух, а не за тех, кто на них наживается. За чистую науку, а не за грязные деньги. Но почему же тогда выловленных для науки животных сплошь и рядом не изучают, а продают за границу или заставляют выступать в шапито? Почему продолжается беспредел, о котором прекрасно знают и Счетная палата, и правоохранительные органы? Сергей Иванов, спецпредставитель президента по природоохранной деятельности, недавно потребовал ужесточения законодательства «в отношении различных передвижных цирков, дельфинариев и зоопарков, где животные зачастую содержатся в невыносимых условиях, а также в отношении граждан, которые используют животных для зарабатывания денег». Власть в курсе проблемы. И у власти есть все рычаги, чтоб закрыть в законодательстве дыры, позволяющие использовать морских млекопитающих в коммерческих целях. Но нет, власть их не закрывает. Закон о жестоком обращении с животными Госдума не принимает уже лет десять. Закон, который устанавливает правила содержания морских животных, подготовлен, но в Думу даже не вносится, застрял на инстанциях. «Живоотлов» ведется при отсутствии количественных данных о животных. Никто не считал касаток в Охотском море, на это нет денег. А косаток, вероятно, немного. Ольга Филатова считает, что такой интенсивный отлов, как сейчас, может за несколько лет подорвать популяцию. Программой «Белуха — белый кит» руководит Лев Мухаметов, открывший на Малом Утрише первый дельфинарий. Сейчас он владеет уже сетью дельфинариев, получает квоты Росрыболовства, продает белух за границу. «Нашим предприятием осуществлены с полным успехом перевозки белух на большие расстояния — в Аргентину, Японию, на Тайвань, в Таиланд и в другие ближе расположенные места», — рассказывает он в интервью 2013 года. Мухаметов в научной среде считается специалистом в области содержания морских животных. Но у него они тоже гибнут. Потому что условия неволи не подходят для китообразных и ластоногих. Два других больших специалиста по морским животным сейчас проходят по уголовному делу. Это директор ТИНРО-центра Лев Бочаров и его первый заместитель Юрий Блинов. В их владениях обнаружились две незаконно выловленные касатки. Их сначала поймали, а потом уже ТИНРО-центр объявил аукцион на отлов. В этой связи Бочаров и Блинов обвиняются в превышении служебных полномочий. Но поскольку они, как пишет местная пресса, «очень много сделали для науки», их, скорее всего, простят. Зоозащитники — единственные, кто отчаянно бьется за китообразных и ластоногих. Ученые-биологи относятся к их отлову философски. Жалко, негуманно, но что поделать, есть наука и есть спрос, с государственной машиной бесполезно бороться. В такой ситуации спасти морских животных могут только люди. Людям просто надо перестать ходить на представления в дельфинарии и океанариумы. Потому что это то же самое, что ходить на концерты в фашистский концлагерь и аплодировать кульбитам замученных узников. Вот такая история. Когда я кормила на Утрише голодных дельфинов ледышками, а по ночам просыпалась от того, что плакали морские котики Сережа и Катя, я даже представить не могла, к чему оно приведет через 30 лет. Хотя можно было уже и тогда догадаться. P.S. Софья Беляева поделилась с «МК» данными о количестве выловленных животных, которые она получила в ответ на свои запросы от разных ведомств. «Количество выловленных белух противоречиво. По неполным данным, с 2004 года добыто 479 голов белухи. Касаток всего, всеми фирмами, добыто 26 особей, некоторых потом выпустили в естественную среду обитания. 13 косаток из этих добытых сейчас в Китае, 3 — в Москве, 2 (насколько мне известно, их еще не экспортировали) — в бухте Средняя Приморского края. О реализации ластоногих пока мало что известно, так же как и по афалинам. Но там — труба. Все очень плохо».

Белух Путина десятками продают в Китай: печальная судьба драгоценных животных
© Московский Комсомолец
Московский Комсомолец: главные новости