В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

Видеоигру «Injustice: Боги среди нас» превратили в графический роман

Пусть боятся. Пусть им будет страшно нажать на кнопку. Пусть им будет страшно стрелять по людям. Пусть поостерегутся воевать друг с другом.
Видеоигру «Injustice: Боги среди нас» превратили в графический роман
Фото: РидусРидус
Книга Тома Тэйлора «Injustice: Боги среди нас» убивает двух зайцев одним выстрелом: с одной стороны — это предыстория событий популярной одноимённой видеоигры, с другой — графический роман, переосмысливающий ещё более популярную мифологию. Эксперименты с перестановкой знаковых фигур «DC» бытовали и раньше — вспомним «Красного сына» или «Абсолютную власть» , — но «Injustice» («Несправедливость»), видимо, действительно задела многие болевые точки, превратившись из подражающего «Mortal Kombat» файтинга в антиутопию, чем-то напоминающую «Хранителей». Здесь пошагово показано, как тотальная защита может привести к тотальной диктатуре.
Русский трейлер видеоигры «Injustice: Боги среди нас»
Пять лет назад Супермен проснулся счастливейшим человеком: его «разбудил самый прекрасный звук на свете» — «биение двух сердец в одном теле». Но Джокер похищает его возлюбленную Лоис Лейн, превращая её в «пусковой механизм»: «Когда сердце Лоис остановится, остановятся и сердца во всём Метрополисе». Ядерный взрыв уничтожает «город завтрашнего дня» с миллионами жизней, безвозвратно меняя весь мир и заставляя каждого забыть о чувстве собственной безопасности.
«Это наша с тобой война, — пытается дознаться Бэтмен у захваченного Джокера. — Зачем ты втянул его?» Оказывается, вечно смеющийся злодей затеял игру «уровнем повыше»:
Бэтс, а ведь у тебя тоже когда-то отняли всё самое дорогое, а? И только глянь, во что ты превратился, — сплошной комок нервов, размахивающий кулаками направо и налево. А кем, по-твоему, станет Супермен? Бог, внушивший себе, что он человек, — каким он будет? { } Ты всерьёз веришь, что твой дружок останется прежним добрым и радушным парнем? { } Мне кажется, всё будет куда смешнее.
Только вот самому Джокеру посмеяться уже не придётся: рассвирепевший Супермен пробивает ему грудь кулаком. И когда Бэтмен позднее пытается его присовестить («С одной смерти всё и начинается. Так и работает самооправдание»), он не защищается, оправдываясь, а нападает, обвиняя:
А скольких ты приговорил к смерти, снова и снова оставляя в живых этого безумца? { } Ты ведь любил его, правда? { } Тебе нравилось, что он всегда рядом. Твой заклятый враг. А пока вы играли в свою дурацкую игру, вокруг гибли люди. { } Брюс, почему ты допустил всё это?!
Решая отныне действовать по принципу «Одна смерть. Чтобы спасти миллионы жизней», Супермен даёт возле пресс-конференцию, не только открывая своё земное имя, но и во всеуслышание заявляя:
Я не допущу повторения вчерашних событий. Отныне чудовищам не место среди нас. { } Меня не заботит гражданство или вероисповедование. Не заботят ваши мелкие междоусобицы. Мне плевать, психи вы или террористы, короли или президенты. Никому не позволено отнимать невинные жизни. Я призываю к немедленному всеобщему перемирию. Любые боевые действия должны быть сейчас же остановлены — или я сам их остановлю.
Так начинается «сражение сверхлюдей с человеческими армиями». На стороне Супермена — и Чудо-Женщина, прямо в небе разрубающая своим мечом военные истребители и головой таранящая палящий по ней танк («Я верю в дело, которое мы начали. Верю, что мы способны принести пользу. Верю, что мир можно не только спасти, но и сделать лучше»), и многие прочие супергерои, соглашающиеся, что «иногда за мир приходится побороться».
Бэтмен в свою очередь опасается, как бы Добро и Зло не растеряли границы, и до поры до времени придерживается нейтралитета, пытаясь воздействовать на товарищей и коллег здравым словом. Окончательный перелом случается, пожалуй, тогда, когда новая власть жёстко разгоняет мирную акцию протеста в Мельбурне, делая инвалидом паренька, для которого Супермен со Флэшем ещё недавно были кумирами.
«Что, чёрт возьми, мы творим?» — мелькает в голове у самого быстрого человека на планете, но события на этом не останавливаются. И доходит до того, что Бэтмен становится против своих бывших друзей, защищая обитателей Аркхема
Трейлер видеоигры «Injustice: Боги среди нас»
Вопросы, поднимаемые Томом Тэйлором, необычайно серьёзны. Конечно, они возникают в графических романах довольно-таки часто, просто здесь обострены до предела. Понятно, что раз есть Сила, то есть и Ответственность, раз ты Можешь помочь, значит, ты Должен. Но есть ли ограничения у подобного рода Добра — или этот самый случай, когда благими намерениями действительно вымощена дорога в кромешный ад?.. Как разделить одно с другим, как не перепутать?.. Как доказать, что войну «нельзя взять и остановить», а навязанный мир — это ещё вовсе не мир («Причины раздора всё равно никуда не денутся»)?..
Начало «Injustice» — «Год первый. Книга 1» — рассматривает проблему с самых разных сторон. Вот «государственной изменой» Супермена обеспокоился Президент («Ты ведь и сам всё понимаешь, правда? Понимаешь, что человек, наделённый такой силой, способен сделать с планетой»), но разработанный его командой план — с привлечением на свою сторону Мастера Зеркал и похищением Кентов — позорно проваливается.
Вот против «царствования» Супермена выступает Аквамен со своей армией, призывая не соваться на глубину и оставить «великие крестовые походы для суши»: «Я вам не жалкий самозваный царёк из захолустья, которого можно запросто поставить на колени». Но на демонстрацию его силы Лига Справедливости отвечает по-своему, без лишний раздумий, как будто бы «пропорционально», безапелляционно при этом заявляя:
Всем, кто угрожает нашему миру, мы покажем, с какой силой они вздумали тягаться. Мы больше не станем сдерживаться.
Вот Женщина-Кошка обращает внимание, что даже мелкие преступники начали умирать каждую ночь — и тоже сравнивает происходящие события с крестовым походом, призывая Супермена не забывать как «о людях, которых взялся защищать», так и о тех, кто толкнул грешников «на путь греха» (таковыми являются, по её мнению, банки и корпорации).
Когда богоподобный сверхбыстрый парень, который в любой момент может услышать и увидеть, чем вы занимаетесь, вдруг решает спикировать с небес и продырявить кулаком одного из самых опасных преступников в мире Пожалуй, такое событие заставит притормозить любого правонарушителя. { }Весь мир преклоняется перед ним. Считается, будто он лучший из людей. Сама честность. Наш светоч небесный. И вот этот светоч безнаказанно убивает преступника. И некоторые из поклонников светоча { } решают, будто им тоже дано право убивать негодяев
Да, после того, как «Лига Справедливости начала вмешиваться в каждый крупный конфликт на планете», многое меняется: Супермен, например, «силой усадил лидеров и за стол переговоров», дав им «три часа, чтобы принять условия договора» («Или их примут без вас»), а Зелёный Фонарь с Шазамом разрулили ситуацию в . Но, по словам американского президента, «власть развращает» («Уж я-то знаю ») — и как далеко всё это может зайти?..
Впрочем, к чему приведёт такое развитие событий — мы знаем с самого начала: с условного «сейчас» первая книга и начинается. Признавая, что «Готэм объят тишиной. Ночной покой больше не взрывают отголоски преступлений», и вспоминая, что «о таком Готэме я когда-то мечтал», Бэтмен наблюдает сверху за марширующими в ритме диктаторов колоннами:
Мечту извратили. Она стала кошмаром. Теперь тишина наполнена страхом. { } Отныне нашим миром правит железный кулак Человека из Стали.
Очень интересно, как события будут разворачиваться дальше.