Ещё

Семейная энергетика четы Остапенко 

Семейная энергетика четы Остапенко
Фото: ЯСИА.RU
Сегодня, 15 мая, отмечается Международный день семьи. Для каждого из нас семья — одна из главных ценностей в жизни. Особый уровень отношений — не только жить вместе, но и работать бок о бок. В энергетике семьи, работающие на одном производстве, передающие любимое дело по наследству, — не редкость, а повод для гордости. В  сегодня работает 220 династий. И поздравляя всех от имени многотысячного коллектива энергетиков Якутии с этим праздником, мы хотим рассказать захватывающую, похожую на художественный фильм, историю династии работников Каскада Вилюйских ГЭС им. Е. Н. Батенчука — предприятия, которое в нынешнем году отмечает свой полувековой юбилей. Энергетики — не звезды экрана и кино, и странно ждать от них захватывающих и полных деталей и неожиданных поворотов сюжета историй. Тем более от тех, кто десятилетиями трудится на одном предприятии и приводит сюда же своих детей. Спросите любого и на вопрос «Почему энергетическая отрасль?» вы, наверняка, услышите один ответ «Стабильность, перспектива, достойный уровень жизни». Какие уж тут приключения и интересные подробности?! Работал, учился, добился. Но есть исключения из правил. Одно из них — семья Остапенко. На первый, второй и третий взгляд — совершенно обычная, рабочая семья. Но если копнуть глубже и пораспрашивать подольше, узнаешь много забавных и историй, интересных случайностей и поучительных происшествий. Не все из них касаются основного производства, но именно из таких мелочей состоит неповторимость этой трудовой династии. Чего стоит одна цыганская свадьба…
«Ты — наша!»
История знакомства Галины Петровны и Петра Борисовича — абсолютно киношная, полная случайностей, словно специально спланированных сценаристом. Девушка приехала в  повидаться с кавалером. Парень был на зависть подругам и на радость маме — круглолицый, румяный, кудрявый блондин, кажется, военный. Любимой написал, что попал в больницу. Вот она и примчалась навестить, остановилась у отца (родители расстались и жили отдельно). Отец, партийный работник, был визиту дочери рад, однако своим привычка не изменял — каждый вечер ходил в гостиницу «Октябрьская», что была рядом с домом, играть в бильярд. И в тот день, когда дочь сидела у постели больного, за игрой познакомился с молодым приезжим парнем. Они оказались тезками. Петя приехал из Семипалатинска посмотреть город.
Петр Капитонович пригласил Петю к себе домой поужинать. Дочь к трапезе опоздала, прибежала заплаканная и не сразу призналась, что в больнице столкнулась с миловидной девушкой, которая пыталась проникнуть в палату к ее жениху и называла себя его невестой. Галю терзали обида и сомнения, но времени горевать не было — пришлось общаться с новым знакомым отца, показывать город, гладить одежду. Петя сразу заявил будущему свекру: «Дочь у вас необыкновенная! Я ее украду». Отец только рассмеялся: «Она сама кого хочешь украдет. Нрав у нее больно боевой». Спустя несколько дней молодые люди вместе отправились на вокзал, каждый к своему поезду. На перроне Петр обернулся и прокричал: «Я за тобой приеду», Галина в ответ рассмеялась: «Обязательно!». Пролетело несколько кадров это романтического фильма и он приехал. С порога заявил: «Ты же сказала, чтобы я обязательно приехал, вот я здесь». Взял нахрапом, цыганской наглостью, блеском ясных глаз. Галина в последний раз вспомнила ленинградского кавалера и решила: «А вот возьму и всем назло выйду замуж». Петя привез молодую жену в Семипалатинск, где сыграли настоящую цыганскую свадьбу. На одном из танцев шумная родня затянула девушку в свой круг, женщины смотрели на невесту свысока. Но Галина не растерялась. Как исполнила им «Цыганочку» с выходом, все обомлели. Сестра Пети подбежала к девушке, обняла и громко объявила: «Галя, ты наша!».
На край света…
Сегодня на общем счету династии Остапенко 104 года совместного стажа. «Что-то маловато, не досчитали, — сын Петра Борисовича Борис Петрович с сомнением вглядывается в цифры на справке отдела кадров. — Да, впрочем, не важно, мы еще заработаем». А вот супруга покойного основателя династии Галина Петровна быстро находит «потерянные годы»: «На пенсию Петя ушел в 90 году, но тут же получил предложение от начальника управления строительства линий и подстанций работать токарем. В УСЛЭПе Петр Борисович работал до 2004 года. А ведь это тоже энергетика». Упражняясь в сложении трудовых лет, легко можно дотянуть и до двухсот, если добавить в общую копилку стаж прочих родственников, среди них — сестра Петра Борисовича Раиса, супруга Валентина Васильевича Махорина. Да, да, того самого легендарного главного инженера строящейся Вилюйской ГЭС, который запомнился старожилам, как исключительно порядочный, добросовестный человек, хороший руководитель и настоящий специалист. Он занимал руководящий пост вплоть до 1983 года. В Западных электрических сетях, а потом и в штате ВГЭС, долгие годы трудилась его жена (фамилию, кстати, Раиса Борисовна оставила девичью — Остапенко) и дети. Именно Махорины зажгли тот маяк, на свет которого прилетел сначала один брат Нины Борисовны, а потом и другой.
Петр Борисович и в пожилом возрасте отличался энергичностью и упорством, а в молодости и вовсе не сидел на месте. В поисках счастья готов был пуститься в любую дорогу, навстречу судьбе и приключениям. Когда мать решила продать дом в Семипалатинске, где жили молодожены, он, недолго думая, поехал в . Услышал, что там отдают под жилье построенный немцами поселок. Галина Петровна отговаривала: «Кто ж тебе квартиру просто так отдаст?». Через пару недель Петя вернулся. Достал из кармана ключ и положил его на стол: «Вот тебе наша новая двухкомнатная квартира!».
Семья Остапенко перебралась в Прибалтику и легко могла стать династией добытчиков торфа в небольшом эстонском поселении, если бы старший брат Петра Дмитрий не прислал приглашение на свадьбу. В далекую Якутию. Конечно же, он поехал! Необыкновенные таежные пейзажи, рыбалка, общение с интересными, оптимистично настроенными людьми, атмосфера всеобщего подъема и энтузиазма. Петр был впечатлен стройкой, а тут подключились и родственники. Сестра Раиса обещала помочь с работой и жильем. Да и величина оклада говорила не в пользу Эстонии.
«Хочешь, езжай за своим цыганом, а детей я тебе не отдам» — категорично сказала мама Галины Остапенко и увезла ребятишек в Ленинград.
А молодые отправились на край света в поисках счастья. Тогда и началась их семейная эпопея. Строящаяся на вечной мерзлоте Вилюйская гидроэлектростанция давала каждому возможность почувствовать себя нужным и достойным. За месяц до пуска 1 гидроагрегата на станции был огромный спрос на рабочие руки, а в выходные веселой и неунывающей молодежи требовались музыканты. Петр Борисович — фрезеровщик по специальности и массовик-затейник по натуре, пришелся к месту. Днем усердно работал, по вечерам в клубе играл на гитаре и диковинном для советского человека контрабасе. Раиса Борисовна Остапенко, руководившая в те годы подстанцией, взяла невестку к себе в штат. Галина сразу подружилась с электрикой — после изматывающего труда на разгрузке торфяных поездов и заводе по изготовлению радиаторов работа здесь казалась ей вполне женской и сказочно интересной.
С корабля на бал — молодая семья попал в гущу исторических событий. В день пуска первого гидроагрегата Петр Борисович вместе со всеми находился на станции и принимал участие в митинге. А Галина Петровна стала одной из немногих, кому удалось увидеть «обратную сторону» этого события. Подстанция стала вторым по важности пунктом пуска. Мало кто знает, что в тот день агрегат работал на холостом ходу, однако коллектив провел его словно на борту космического корабля — слаженные действия, выполнение команд, необычайное напряжение всех сил — ошибиться было нельзя. Персонал получил четкие указания внимательно следить за частотой и записывать показатели.
Уезжая в Якутию, Галина и Борис договорились поработать год-два, присмотреться и поискать работу в Ленинграде. Но у энергетики были свои планы насчет их семьи.
Спустя 40 лет Петр Борисович Остапенко стал почетным гостем на празднике, посвященном пуску 1 гидроагрегата, вместе с Валентином Махориным, участвовал в открытии барельефной плиты Е. Н. Батенчука. А в день 50-летия Чернышевского ветеранам поселка Петру Борисовичу и Галине Петровне Остапенко было предоставлено почетное право перерезать ленточку на открытии нового жилого дома по улице Гидростроителей. Ключ от своей квартиры они получили из рук президента .
Держа в руках очередной ключ, старожилы вспоминали, как получили первое жилье в поселке энергетиков — 14 метров в коммунальной трехкомнатной квартире. Для Галины, прошедшей блокаду, и Петра, привыкшего к шумной жизни, это было настоящее счастье. Первое, о чем подумали молодые: «Теперь можно и детей привезти».
Настенька
Семья у Петра Остапенко не совсем обычная. У его отца было несколько жен. Две очень рано ушли из жизни, оставив ему детей. Петр был сыном от третьего брака, его мама прожила с отцом дольше всех. И видно, так хотелось всей родне счастья и долголетия их роду, что с той поры у Остапенко рождаются только мальчики.
В семье Галины Петровны и Петра Борисовича два сына. Старший Юрий уже сам пенсионер, отец трех сыновей и дедушка маленького внука. Два сына и у Бориса Остапенко. Кстати, жене Бориса Петровича Надежде рождение сына стоило имени. Да-да, в семье ждали дочку. Уже и имя ей придумали — Настенька. За девять месяцев о Настеньке говорили так часто и так много, что даже после того, как родился Илья, при встрече с молодой мамой все вспоминали это имя. Так и стала Надежда Анастасией, а в характеристике на семью Остапенко, вполне официальной, так и значится: «Анастасия Остапенко — стаж работы в физкультурно-оздоровительном комплексе КВГЭС — 27 лет».
Неизвестно, какими выросли бы в этой семье дочки, если бы они были. А вот мальчишкам повезло! Когда родители привезли Борю и Юру на новое место жительства в поселок энергетиков, оба уже учились в школе. Как большинство сверстников, трудностей переезда они не ощутили. Скорее, наоборот, восприняли это событие, как приключение. Перелетев через всю страну, они словно оказались героями какой-то интересной повести, где их уже ждали новые друзья, приехавшие вместе с родителями со всех уголков СССР, веселые истории, игры, дружба целыми улицами, походы в лес и, самое интересное, — на строительство гидроэлектростанции. Они не только наблюдали, как дружно работают их мамы и папы, но и помогали, участвуя в субботниках, выполняя домашние обязанности. Между тем, у них было то, о чем советские школьники больших городов могли только мечтать — свобода! Настоящее, мальчишечье, счастливое детство! Галина Петровна и сейчас смеется: «Как воспитывали? Я на сменах, отец после работы в клубе выступал. Наварю огромную кастрюлю борща, настираю, уроки проверю — и спокойна на неделю за своих мужчин». «А когда вся семья собиралась вместе, отец и мать пели цыганские песни, много смеялись и мы были счастливы, — дополняет Борис Петрович. — Кроме того, отец наш был любителем активного отдыха. Одним из первых на вечной мерзлоте разбил огородик, где работали и мы с братом. Глядя на его урожай, подключились и другие семьи. А позже выстроил зимовье в одном из заливов Вилюйского водохранилища, куда летом выезжал весь электроцех. Отец был гостеприимным, щедрым, и нас учил».
Как показывают наблюдения, дети энергетиков — всегда воспитанные, порядочные, целеустремленные. Наверное, потому, что с детства видят пример добросовестного отношения к работе своих родителей. Так было и в семье Остапенко. Юрий закончил физико-металлургический факультет Ленинградского политехнического института. Стал специалистом по обработке металлов, устроился на , где трудится и по сей день, несмотря на то, что уже шесть лет на пенсии. Двое его сыновей, Данил и Григорий, пошли в деда-цыгана, переняв коммерческую жилку, закончили экономические факультеты.
Борис же пошел по родительским стопам. Отучившись в Ленинграде на электромеханика и отслужив в армии, приехал обратно в Чернышевский. Сначала работал на подстанции Западных электрических сетей, потом отец привел его в электроцех. Познакомил со своими друзьями, среди которых были ветераны Константин Сергеевич Мигулев и Анатолий Григорьевич Корпенко, предложил кандидатуру сына руководству. Бориса взяли на работу. Рассчитывать на поблажки и особое расположение к тому времени уже высококлассного специалиста-фрезеровщика Петра Остапенко Борису не приходилось. Молодого парня сразу предупредили, что смотреть будут не на фамилию, а на результаты труда. Борис согласно кивнул: «Родители нас всю жизнь учили работать, будем работать». Борис Петрович Остапенко сегодня сам обучает молодых, в первую очередь объясняет им, что нахрапом в энергетике ничего сделать нельзя. Нужно учиться и работать минимум пять лет, чтобы иметь право считаться специалистом. Сам он всю жизнь учился, не останавливается и сейчас. Начинал электромехаником, потом освоил грузоподъемные механизмы, с ремонтной бригадой объездил полсоюза, недавно выучился на лифтера. Пока был жив отец, постоянно обращался к нему за советом и помощью в решении сложных производственных вопросов, доверял профессионализму и жизненному опыту. Жалеет Борис Петрович только об одном, что не смог убедить сыновей продолжить династию энергетиков — и Александр, и Илья работают в частном бизнесе. А еще… что не подарил маме внучку… Настеньку.
Войти в историю
«Как и почему удалось решить проблемы энергетики в Западной Якутии? — размышляет на страницах своей книги первый директор Вилюйских ГЭС Б. А. Медведев. — Ответ — все дело в кадрах, которые на самом деле решают все. В коллективе Вилюйских ГЭС воспитывался и подбирался персонал из инициативных, мыслящих и целеустремленных личностей на всех уровнях». Далее следуют рассказы о работниках станции, на которых мог положиться весь коллектив энергетиков и сам директор предприятия. Первым в списке лучших стоит Петр Борисович Остапенко.
Обычный станочник, он так и не дослужился до руководящих постов, не нажил капитала, но зато его до сих пор добрыми словами вспоминают в коллективе. И супруга подтверждает: «Он скромным был, никогда за лычки не работал, просто хорошо выполнял свои обязанности. Однако никогда его не забывали. И премии вручали, и грамоты ко Дню энергетика. Уважали Петю. Так и должно быть в жизни: кто-то должен стать хорошим инженером, а кто-то — хорошим фрезеровщиком».
В профессиональном плане Петру Борисовичу Остапенко повезло: время было такое. Вводимое в эксплуатацию оборудование ставило перед персоналом множество серьезных задач, требовавших мобилизации всех сил и значительно ускорявших становление молодых специалистов. Один факт из трудовой биографии П. Б. Остапенко вошел в историю Вилюйских ГЭС и был также описан в книге . При сборке последнего гидроагрегата ГЭС-1, в котором принимал участие персонал электроцеха, был обнаружен производственный брак Харьковского турбинного завода. К решению проблемы привлекли специалистов из  и , но, увы, они не смогли предложить выход из ситуации. Тогда Петр Остапенко и токарь «взяли огонь на себя». 10 дней и ночей они корпели над бракованными деталями в мастерских и, наконец, устранили проблему. Первая очередь ГЭС-1 была введена в установленный срок. Такие трудовые подвиги приходилось совершать постоянно. Несколько страничек трудовой книжки Петра Борисовича исписаны перечислением рацпредложений и врученными за них наградами.
И самая главная из них — это звание ветерана энергетики и энергостроительства. Справедливости ради необходимо сказать, что династия Остапенко состоялась только благодаря его супруге. Галина Петровна не только во всем поддерживала мужа и брала на себя львиную долю домашних забот, но и была его профессиональной музой. Да, в энергетике бывает и такое. После сокращения на подстанции, она перешла в энергоцех и работала на котельных. Галина Петровна под стать мужу была добросовестной и активной — побеждала в трудовых соревнованиях, получала благодарности, ее фотография почти всегда висела на доске почета. Вдохновляясь успехами жены, и Петр Борисович стремился к новым победам на производстве. Сегодня Галине Петровне уже за 80. Она почти не выходит из дома, но после ухода из жизни любимого цыгана Пети именно она стала центром семейной жизни. За советом и поддержкой, хотя бы по телефону, дети и внуки спешат к ней.
Да, энергетики — не звезды экрана. Но в своей собственной жизни, такой обычной снаружи, и такой насыщенной и яркой внутри, многие из них достойны самых продолжительных оваций. Семья Остапенко — яркий тому пример.
Видео дня. Чиновника-хама в Ярославле ждет служебная проверка
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео