Ещё

Олег Леушин: «Мы — Театр на Юго-Западе, но к нам приезжают отовсюду» 

Олег Леушин: «Мы — Театр на Юго-Западе, но к нам приезжают отовсюду»
Фото: ТАСС
Московский Театр на Юго-Западе отмечает в конце мая 40-летний юбилей. В канун знаменательной даты о творческом пути известного коллектива в интервью ТАСС рассказал художественный руководитель театра, заслуженный артист .
— Театр был создан в 1974 году, но он был расположен в библиотеке. А официальное открытие театра состоялось в 1977, и связно это было с Чеховым. Как вы считаете, почему он обратился именно к классике? Ведь в то время предпочитали советский репертуар?
— Начиналось все в 1974 году и именно с классики. Это был спектакль «Женитьба» по Гоголю. У Беляковича было две студии: Востряковская и параллельно шла студия при городском доме пионеров на Ленинских горах. Он параллельно учился в ГИТИСе, там ставились все отрывки из классики. Был , спектакль «Старые грехи». Это просто хорошая школа, хороший материал.
— Он был сначала народным театром, а в 1991 стал государственным. Что изменилось с этих пор? Как живет театр? Каково помещение в театре? Сколько человек? Пользуется ли театр популярностью? И у кого? Это местные жители или приезжают люди со всей ?
— В 1991 году народному театру присвоили статус муниципального, и все стали под эгидой городского и стали получать легкие дотации. До этого билеты раздавались бесплатно, костюмы тоже по местным жителям собирались бесплатно.
Все происходило на общественных началах. Главное, что ничего не изменилось в психологии артистов и в отношениях. Группа энтузиастов работала не за жалование, а за идею. В театре 114 мест, 44 артиста, плюс весь обслуживающий персонал, порядка 70 человек.
Огромное спасибо департаменту культуры за то, что сейчас помогает нам. К сожалению, наши смешные ставки равны прожиточному минимуму. Все остальное мы пытаемся зарабатывать сами.
Если говорить о посещаемости, то мы избалованы понятием аншлаг. Бывали времена и тяжелые, особенно в начале 90-х, когда народ отхлынул от театра. Нужно было зарабатывать на хлеб, и зрелища особо никого не интересовали.
Но теперь этот баланс выровнялся, на мой взгляд, и народ жаждет искусства. Мы — театр на Юго-Западе. Географическое название и местоположение, но к нам приезжают отовсюду: и с Юго-Востока, и с Северо-Запада, и есть даже несколько людей, которые приезжают на блок спектаклей из других городов.
— Театр начинался с Беляковича и с такого прекрасного артиста, как 
— Сейчас в театре работает его дочь, . Собственно, Авилов и привел меня в этот театр. Все случилось экспромтом. Я тогда еще жил в , где и закончил театральный институт, и нас пригласили на съемки в 91 году, где и должен был играть Авилов.
Фильм назывался «Сафари №6». Прошло уже много лет, это была история о предательстве и героизме. Фильм демонстрировался по телевидению. И вот на съемках мы и познакомились с Авиловым. Он-то и рассказал мне о театре. Заочно с театром я был знаком.
Мы ставили на курсе спектакль «Носороги», а в это время уже шел спектакль «Носороги» в театре на Юго-Западе. И наш педагог по зарубежной драматургии Яков Соломонович Тубин видел этот спектакль в Москве, именно в этом театре и рассказывал нам о нем.
Мы сделали свой спектакль, и уже тогда в 89-90-м я был знаком с театром. И уже потом я приехал к Беляковичу и попросил его взять меня в театр. Он сказал: «Ну почитайте что-нибудь!».
— Вы в театре 25 лет. Вы тогда снимались в кино, это была ваша первая роль, или вы снимались до этого?
— Мой первый фильм вышел в 1986 году, когда передо мной стояла дилемма: уйти в армию или пойти сниматься в кино. Мой руководитель курса тогда был главным режиссером свердловской киностудии. И я снялся в этом фильме.
С такими величинами как , , . Фильм назывался «Железное поле». Это был 1986-й год. Это было очень волнительно для меня, молодого паренька, попасть в эти богемные круги. Тогда я закончил первый курс Свердловского государственного театрального института. Там отличная актерская школа.
— Ваши родители не имели отношения к театру?
— Нет, совершенно никакого. И до сих пор не имеют, только посредством меня.
— Каким образом вы оказались в театральном институте, ведь поступить туда было крайне сложно?
— Да, мне пришлось для этого чуть ли не выброситься из окна. Меня попросили сделать блиц-этюд. Ну я и сделал, чуть не выпал. Конкурс был 25 человек на место. Потом мне пришлось сходить в армию. Я пришел в военкомат, написал заявление, и меня увезли на два года на Дальний Восток. Я служил в противотанковой артиллерии.
— Какие воспоминания остались у вас от армии?
— Только хорошие. Страшной дедовщины не было, а вот понюхать эту жизнь и научиться принимать решения, с этим мне повезло. Это мне и дала армия. Это были 86-88 годы…
— Когда Белякович ушел из театра, куда он ушел?
— В театр Станиславского, который теперь электротеатр. Это был 2011-й год. А я сейчас худрук и директор театра одновременно, у нас единоначалие. У нас нет понятия главного режиссера. Я пришел и на административную работу, и на творческую.
— Вы, по-прежнему, не расстаетесь с актерской профессией?
— У меня 15 спектаклей в месяц. И как режиссер осуществил пять театральных постановок. Свой первый спектакль я делал по пьесе Эдуардо де Филиппо «Человек и Джентльмен». Это актерская история, с одной стороны комическая.
Но у меня родился к этой пьесе монолог об актерах, о связи поколений. Мне захотелось сказать спасибо тем, кто делал этот театр, что мы их помним, любим. И ради них, и ради зрителей, и ради себя, и ради театра мы будем работать и дальше.
— Какие спектакли были потом?
— Потом я написал пьесу, детскую, «В поисках сокровищ или Невероятная история одного кораблекрушения». И вот что главное сокровище не золото, не деньги, а дети. Это танцевально-музыкально-певческий детский мюзикл с элементами фехтования. Затем написал инсценировку к произведению «Портрет Дориана Грэя». И тоже спектакль с успехом идет сейчас на нашей сцене.
— Кто в вашем театре ставит спектакли?
— Был опыт у  и  — это племянник Беляковича-старшего. Сейчас мы пребываем в поисках новых путей, новых режиссеров. Но понимаем, что наш собственный потенциал еще не исчерпан.
Олег ставит сейчас спектакль «Игроки», Михаил Белякович в следующем сезоне запустит «Волшебник Изумрудного города». Потом мы приглашаем автора, с которым сотрудничали, , но не просто как автора, а он выступит как режиссер-постановщик своей собственной пьесы.
— За то время, как вы руководите театром, ездили ли вы куда-то на гастроли? И вообще, когда и где вы выступали?
— Особенно активны мы были в 90-е, когда был очень активным интерес к той России. К той России, которая становилась и мучилась в те годы. Основными нашими направлениями были Америка и . Мы выступали в , , Бостоне.
В Японии у нас был совместный проект «Ромео и Джульетта» с японскими артистами. Мы были Монтекки, они — Капулетти. На двух языках. На английском языке мы играли в Чикаго со студентами театрального факультета Иллинойского университета.
Это был 96-97-й год. Потом мы стали гастролировать по России. И сейчас мы проехали Россию от  до Сахалина.
— Есть ли у вас спонсоры?
— В Калининград, например, мы ездили за свой счет. Это был наш первый самостоятельный опыт, более мы повторять его не будем, потому что экономически невыгодно.
— Кто из знаменитых артистов работал в театре?
, , и многие другие…
— Как вы собираетесь отмечать ваш юбилей?
— Мероприятие состоится 26 мая на сцене нашего театра. Мы будем представлять театр, как поздравление самих себя. То есть нас поздравляют и зрители, и мы сами. У нас есть преданные поклонники театра, которые, даже несмотря на снег и холод пришли нас поддержать в Камергерский переулок, где мы делали музыкально-литературную композицию, посвященную Дню Победы, «Василий Теркин».
Беседовал Игорь Векслер
Видео дня. Учимся стерильности в гипермаркетах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео