Ещё
Пока вы не уснули: Россия и Украина готовятся к газовой войне
Пока вы не уснули: Россия и Украина готовятся к газовой войне
В мире
Россия поменяет военную доктрину
Россия поменяет военную доктрину
Армия
В Южно-Китайском море взорвалось ядерное нечто
В Южно-Китайском море взорвалось ядерное нечто
Армия
Вучич рассказал об отношении к РФ после скандала
Вучич рассказал об отношении к РФ после скандала
В мире

Ворота к эвенкам: как в небольшом селе хранят культуру целого народа 

Ворота к эвенкам: как в небольшом селе хранят культуру целого народа
Фото: ТАСС
На обширных просторах Сибири и Дальнего Востока живет немногочисленный — всего 30 тысяч — народ эвенков. Многие из них обрусели, забыли родной язык, перестали заниматься традиционными промыслами — оленеводством, охотой, рыболовством, разведением пушного зверя. Регионы пытаются помогать эвенкам (в Забайкалье, к примеру, в апреле утвердили план поддержки этого народа), но результаты невелики. Однако на юге Якутии есть небольшое село Иенгра, жители которого помнят и язык, и как нитку из оленьих сухожилий сделать.
Дым багульника
От ближайшего до Иенгры по якутским меркам рукой подать — всего 50 километров. Будний день, в селе тихо, над домами вьются дымки из печных труб. Иенгра — крепкое село, почти полторы тысячи жителей, три четверти из которых эвенки. Но с ними здесь так запросто не встретиться: вначале нужно пройти через «небесные ворота» — чипкан, перед которым гостя окуривают дымом от веточек багульника. Местные считают, что за символическими воротами человек оставляет заботы и болезни.
Сердце села — этнокультурный центр «Эян», открытый в начале 2000-х. Его работники занимаются развитием национальной культуры, сохранением традиций, обычаев, промыслов. Украшение центра — его мастерицы. Они, кажется, из оленьей шкуры могут сделать все что угодно: унты, коврики-кумаланы, верхнюю одежду — доху, рукавицы и украшения.
— Приехали, показывай им, что да как. Зачем? Все одно — повторить не смогут, — ворчит мастерица .
— Ну бабочка Галечка, ну не вредничай, — уговаривают ее. — Покажи, как ты работаешь, как нитки делаешь, какие унты мастеришь, какие жилеточки.
— Нитку как? Смотри, раз приехал. Сухожилие оленье берешь и вот так его, — эвенкийка ловко разрывает сухожилие на нитки, выбирает одну, слюнявит и катает по коленке. — Сможешь так? Не сможешь, — сетует. — А у меня, смотри, какой оберег, специально к вашему приезду делала. Вот это, — гладит мех, — лиса рыжая, это песец, а это ножки лисы. Вот видишь, сколько швов тут. Долго шила, глаза болят.
Отблеск золота
Эвенки — кочевники. Традиционно они шли по тайге за стадами оленей, пробивая нартами дорогу в сугробах, отпугивая хищников, добывая пушнину. Осесть в Иенгре их заставило золото: найденный на юге Якутии в конце XIX века благодаря роводникам-каюрам металл привел сюда вольных старателей, которые и стали обживать этот суровый край. В 1926 году на месте современной Иенгры возникло село с говорящим названием — Золотинка. Тогда же здесь закрепились эвенки — занялись перевозкой грузов и почты, устроили стойбище для оленей.
Не будет оленеводства — исчезнут и язык, и культура, уверены старожилы. А поголовье сокращается: оленей режут волки, стреляют браконьеры. Да и бывшие соратники эвенков — золотоискатели — не всегда восстанавливают погубленную природу.
"Эх, зря показывали, где золото, — сокрушается старейшина поселка Иенгра Зоя Маркова. — Экология теперь страдает, вода хуже стала".
Нелегко и другому традиционному промыслу — звероводству. В Иенгре работает уникальная звероферма, где разводят серебристо-черных лисиц. В советские годы сюда для улучшения породы привозили животных с , из , даже из . Шкуры продавали на ленинградском и московском аукционах. Теперь, по словам старейшин села, на ферме осталось 300 чернобурок, а их разведение стало нерентабельным: шкурка одного такого зверя стоит пять-шесть тысяч рублей, а затраты на нее — до десяти тысяч рублей.
Сложнее и удерживать в селе молодежь, прививать детям любовь к эвенкийской культуре. Но с этим справляется визитная карточка Южной Якутии, фольклорный ансамбль «Юктэ» — «Родник». «В основном составе ансамбля 27 детей, — говорит худрук коллектива Александра Игнатенко. — Занятия проходят каждый день. У старшей группы они длятся два часа, у младшей — час».
Дети в ансамбле и народными танцами занимаются, и пением, а главное, погружены в культуру, в язык. Ребят из «Юктэ» знают в Якутии, в Сибири и на Дальнем Востоке, они ездили на гастроли в  и . «Ребята, хороводное пение давайте, — обращается Игнатенко к воспитанникам. — Серега, „Дэвэйдэ“ вспоминай!» Дети распеваются, кружат в танце, и в актовом зале центра «Эян» оживают легенды о сотворении Дулин Буга — среднего мира, где в дремучих лесах эвенки ставят чумы, а их олени раскапывают сугробы в поисках ягеля.
Видео дня. Приеду насиловать твою жену: беспредел коллекторов
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео