«Гречку давно не ели - дорого». Кто ходит обедать на акции для бездомных

В прошла благотворительная акция: волонтеры и неравнодушные люди накормили более 200 нуждающихся. Были среди них и бомжи в привычном понимании, а были и одинокие бабушки и дедушки, живущие в квартирах, но просто не имеющие денег, чтобы пойти и купить себе еды. В XXI веке это, к сожалению, бывает, хоть и звучит просто чудовищно.
«Гречку давно не ели - дорого». Кто ходит обедать на акции для бездомных
Фото: АиФ ВолгоградАиФ Волгоград
За спасибо
Тракторозаводский район, улица Андреева, 11 утра. К павильону с надписью «Прием стеклотары» идет женщина неопределенного возраста и внешности. Точнее внешность вполне определенная – увидев такую на улице, мы отворачиваемся и стараемся скорее пройти мимо. «Женщина-невидимка» сдает собранные на помойках бутылки и затравленно поглядывает на подошедшую девушку-волонтера.
- Хотите кушать?
- Не-не.
- А вы кушали сегодня?
В ответ женщина мямлит что-то невнятное и протягивает руки за тарелочкой с гречкой. Порция исчезает в один присест. Улыбаясь беззубым ртом, она берет добавку «для подружки», хотя скорее всего просто себе на ужин, и исчезает.
Быть как можно незаметней старается каждый, кто приходит сюда столоваться. Волонтеры считают, что они стесняются.
«Гордость какая-то, наверное. Тяжело человеку признать, что он слаб, - говорит волонтер благотворительного фонда «Доброта на Волге» Наталия Шутова. – Жалко их. Это очень бедный район, если мы пройдем вглубь, в домах там очень много нуждающихся».
Впрочем, многие из них могут, но не хотят работать. Говорят, тут есть бомж, который сдает квартиру, а сам живет на теплотрассе и пропивает вырученные деньги.
«Но есть и одинокие голодные бабушки, - говорит волонтер . – Они жалуются, что пенсия маленькая, что гречку давно не ели, дорогая она, по 60 рублей. Вот они очень стеснительные, часто не могут через себя переступить».
На самом деле идейные бомжи, что скитаются по подъездам в вонючей одежде, не стесняются ничего в принципе – они живут категориями выживаемости, а не чести и совести. Но такие за едой и не приходят - посылают подручных.
«Даже если к бомжам на улице подойдет человек с предложением помощи, они ее могут и не принять, - объясняет волгоградец из благотворительного фонда «Соборник», который содержит частный приют для лиц без определенного места жительства. – Они боятся, что могут заманить и куда-то увезти. Их на самом деле часто обманывают. У нас живет одна женщина с частичной амнезией и психиатрическим диагнозом, она даже не помнит, сколько лет провела на улице. Когда восстановили ей документы, оказалось, что она приехала из Владимира, более того, пока она скиталась, кто-то несколько лет получал за нее пенсию».
Герои дня
За два выходных волонтеры накормили почти 250 нуждающихся, ушло свыше 220 литров каши. Это был совместный проект ряда благотворительных и волонтерских организаций: «Соборник», «Волонтеры Победы (Волгоград)», «Добровольцы Волгорад», «Добро на Волге» и другие. Но зачем молодых людям и девушкам это надо?
«Для меня это пример для ребенка, - продолжает Светлана Маркова. – Он растет, ему не хватает героев, тех, на кого можно равняться. Да даже примера доброты».
Одним из инициаторов проекта был волгоградец Андрей Довлатов.
«Сначала мы сами варили суп, развозили и разливали неимущим, - рассказывает он. - Мы не делим тех, кто приходит, на бомжей и просто бедных людей. Кормим и скитальцев, и бабушек и дедушек с квартирой и пенсией, у которых она такая, что после вычета квартплаты остается 1500. Как месяц жить на эти деньги? Мы не ставим целью проекта накормить всех нуждающихся, мы хотим привлечь внимание к проблеме, сделать так, чтобы люди, которые не имеют денег на еду, знали, куда можно пойти и покушать».
Андрей не случайно тесно связан с проектом. Несколько лет назад он перебрался в Волгоград с Восточной Украины. Было трудно. Кто-то помогал, кто-то «топил». «И мне захотелось что-то исправить, помочь тем, кому тяжело. Сам многое хлебнул. Знаете, надо в жизни не только брать, но и отдавать, тогда жизнь меняется. Вместе с самоотдачей уходит эгоизм, зацикленность на своих бедах, взамен появляется такое теплое чувство. Наверно, это и есть доброта».