Войти в почту

Как русская Катя спасла мир от катастрофы

В российском прокате очередная страшилка о том, как космос опасен, непредсказуем и жесток. На этот раз квинтэссенция вселенского зла представлена зрителю в форме слизняка, похожего то ли на осьминога, то ли на цветок лилии. Слизняк из фильма "Живое" силен, умен и главной целью своего существования видит истребление космических исследователей – интернациональную команду с русской женщиной Катей во главе. О ЧЕМ Дэниэль Эспиноса ("Кейптаун", "Шальные деньги" и снятый с российского проката "Номер 44") не скрывает, что вдохновился фильмом "Чужой" и решил снять тоже что-нибудь этакое. Политкорректная команда исследователей, копаясь в пробах веществ с Марса, обнаруживает живую клетку. Воодушевившийся британский ученый Дери (Эрайон Бакаре) потирает руки, предвкушая научный прорыв и становится найденышу (которого пока что можно разглядеть только в микроскоп) практически отцом. Быстрорастущий организм с помпой окрестили Кельвином. Кельвин оказался зол (на попытки разбудить его разрядом тока вцепился в руку "папочки" и едва не лишил его конечности), прожорлив и опасен: ежесекундно увеличиваясь в размерах, он наводил ужас на членов экипажа, которые поняли, что об их возвращении на Землю речи уже не идет, и единственная их задача – не дать там оказаться космической твари. Предсказуемо мрачный для этого жанра финал, впрочем, не безнадежно плосок и сух – выдержан в согласии с внутренней логикой фильма и насмешливо закономерен, как сама жизнь. ГДЕ МЫ ЭТО УЖЕ ВИДЕЛИ Непривлекательная, но жуткая в своей хищности инопланетная форма жизни, поедающая космонавтов один за другим, – нехитрая сюжетная линия, пожалуй, практически всех фильмов о космосе. Но тут прототип назван – "Чужой", где бесстрашная капитан Рипли красиво давала отпор мерзким существам. Наша Катя (Ольга Дыховичная) рукою сценариста, плененного, вероятно, стереотипами о русских женщинах или идее о жертвенности как основном женском качестве в принципе, смело выходит в открытый космос, покачиваясь на тросе с марсианской тварью наперевес, и сознательно из него не возвращается, спасая тем самым оставшихся на корабле. Экипаж остается без капитана не так быстро, как можно было предположить: Кэт стала второй, а не первой жертвой существа. Вспомним, кстати, что Кельвин – имя в космических кругах не новое, так что привет "Солярису", вольный или нет, можно полноправно передать. Было бы неприлично забыть родственника по имени "Гравитация" и Сандру Булок, вдруг начавшую рассказывать о своей земной жизни: каждому герою "Живого" тоже отведены мини-монологи, дабы показать их человеческую природу и заодно выявить слабые места, по которым вот-вот будет бить – не Кельвин, а сама смерть, приходящая к каждому в форме его страхов. Для Миранды (Ребекка Фергюсон) не так важно остаться живой, как не провалить миссию, поэтому ей уготованы самые предсмертные долгие муки, но не от щупалец монстра, а от осознания роковой ошибки; пилот Дэвид (Джейк Джилленхол) большую часть времени проводит в невесомости и не хочет к "8 миллиардам ублюдков", поэтому среди них, по иронии судьбы, и умрет. ЧТО НОВОГО Трудно сказать, за что здесь можно зацепиться взглядом и нутром – ну не за слизняка же Кельвина, в самом деле. Порой кажется, что местом действия космос выбран для красоты картинки и пущего масштаба. Положа руку на сердце, необходимости уносить сюжет так далеко нет: с тем же успехом прожорливое нечто можно было бы поселить на Землю – в замок или дом. Одержимые прогрессом и открытиями ученые восхищают спокойным принятием того факта, что их жизнь ничего не стоит в сравнении с возможностью научного открытия. Они вяло борются за возможность просуществовать на корабле подольше, понимая, что единственная интрига во всем этом действе – очередность попадания в пасть инородной твари. С другой стороны, члены экипажа – люди, которым свойственен "иррациональный страх", желание стать героем в глазах других и уверенность в статусе венца творения. Этот неплохо сделанный, но не впечатляющий ни спецэффектами, ни сценарием триллер обошел предшественников в идее: здесь речь не о могущественном и опасном космосе, не о набившей оскомину людской уязвимости (нас может убить не то, что скользкий осьминог с Марса, а обычная бактерия), а о самой сути жизни как таковой. Кельвин, по утверждению ученых, умен, но он не ненавидит их и не хочет убивать, а просто борется за свое выживание. Истреблять – заложенный в нем инстинкт (вопрос в том, зачем существу с интеллектом осознанно истреблять все и вся, если ему не угрожают?). Поэтому слизняк демонстрирует недюжую логику, а еще с невероятной быстротой увеличивается в размерах и мгновенно перемещаться – именно это позволяет ему уничтожать людей, которые, кажется, воспринимают это как должное, по крайней мере со свойственным ученым рационализмом: да, у нас есть оружие и отличный дорогущий корабль, мы смелы и отважны, но в конце концов уйдем в ту тьму, из которой мы пришли. Да, не по своей воле, но это не трагедия – такова бывает жизнь.

Как русская Катя спасла мир от катастрофы
© Дни.ру
Дни.ру: главные новости