Войти в почту

Ленина в Горки привел технический прогресс

Усадьба Горки для всех рожденных в СССР — это Горки Ленинские. Но строились они вовсе не для вождя пролетариата. Самое первое название этого места — Вышние Горки. Каменный дом и регулярный сад появились здесь в XVII веке. Первой владелицей была некая Марфа Спасителева. Усадьба сменила несколько хозяев, пока в 1909 году не стала собственностью Зинаиды Морозовой-Рейнбот, вдовы известного фабриканта и мецената . Она снова вышла замуж за тогдашнего московского градоначальника. Одна из самых видных московских дам для начала перестроила усадьбу, заказав эту работу знаменитому академику архитектуры . Перестроив усадьбу, Морозова вложила немало сил и конечно, денег. Через несколько лет обычное барское имение превратилось в резиденцию, оснащенную по последнему слову техники — с несколькими ванными комнатами, электростанцией, паровым отоплением и телефоном.

Ленина в Горки привел технический прогресс
© 360tv.ru

Считается, что Ильича поселили именно здесь как раз из-за телефона. Коммутатор на 10 номеров. Телефон шведской фирмы Эрикссон. Теперь кажется — совсем архаичный. А тогда «вертушка» была последним словом техники и символом власти. Интересный факт: вождь часто бывал недоволен качеством звука и регулярно писал гневные записки. Одно из таких посланий наркому почт и телеграфов Валериану Довгалевскому и сейчас хранится в Горках:

«Еще и еще раз обращаю ваше внимание на безобразия с моим телефоном из деревни Горки… Посылаемые Вами лица мудрят, ставят какие-то особые приборы ни к чему. Либо эти лица совсем дураки, либо очень умные саботажники».

В конце жизни по мере развития болезни телефон для Ленина станет единственным средством хоть как-то влиять на происходящее в столице. Впрочем, по телефону Ленин общался не только с . Это было средство внутренней связи между разными частями усадьбы. Все-таки народу здесь было предостаточно. Вместе с вождем постоянно проживала не только супруга, , но и две сестры — Анна и Мария. А брат Дмитрий сначала бывал здесь наездами, а потом поселился всерьез. Да так, что выселить его удалось с большим трудом.

Поначалу в Горках Ленин обосновался в небольшой комнате северного флигеля. Позже супруги перебрались в главный дом

Ленину очень нравились прекрасные виды, открывавшиеся из огромных окон особняка. Мебель из красного дерева и карельской березы, мраморные скульптуры, коллекционный фарфор — все это богатство стояло нетронутым и уцелело до сих пор во многом потому, что все отныне и навсегда было связано с именем Ильича.

«Мы привыкли жить в скромных квартирках, в дешевеньких комнатах и дешевых заграничных пансионатах и не знали, куда сунуться в покоях Рейнбота. Выбрали самую маленькую комнату. Но и маленькая комната имела три больших зеркальных окна и три трюмо. Лишь постепенно привыкли мы к этому дому». Из воспоминаний , сестры В. И. Ленина.

Собственного жилища у Ленина не было всю его взрослую жизнь. И потому в Горках для Ильича попытались создать домашнюю атмосферу. Такую же, что когда-то царила в большой семье Ульяновых в Симбирске. Когда Ленин был еще маленьким, «с кудрявой головой».

О жизни молодого Володи Ульянова многие взрослые жители нашей страны знают в подробностях. В советское время школьники изучали на уроках рассказы о жизни и быте семьи Ульяновых, многие даже помнили всех братьев и сестер будущего вождя по именам. Но от советских школьников скрывали один важный факт: семья инспектора губернских училищ была очень набожной. Володя, разумеется, был крещеным, но в анкете для всероссийской переписи членов партии он потом укажет, что считает себя неверующим с 16 лет.

Ни в одном из помещений усадьбы Горки мы не найдем икон с ликами святых. Хотя нет сомнений, что при прежней хозяйке — Зинаиде Морозовой — они были едва ли не в каждой комнате. Скорее всего, их убрали еще до приезда сюда Ленина. А, быть может, и он сам распорядился их убрать. Атеист Ленин не верил ни в бога, ни в судьбу. А вот она его хранила: чего только стоит эпизод, когда едва уловимое движение спасло вождя от мгновенной смерти.

Ранение на заводе Михельсона

Август 1918-го. Москва. Ленин приезжает на завод Михельсона выступать перед рабочими. После окончания митинга вождь направляется к автомобилю. В этот момент из толпы раздается три выстрела. Этот эпизод описан во всех советских учебниках истории как покушение эсерки .

Вот как эти события описывает личный водитель Ленина Степан Гиль:

«Я мгновенно застопорил мотор, выхватил из-за пояса наган и бросился к стрелявшей. Рука ее была вытянута, чтобы произвести следующий выстрел. Я направил дуло моего нагана ей в голову. Она заметила это, рука ее дрогнула, и в ту же секунду раздался третий выстрел. Третья пуля, как потом выяснилось, попала в плечо одной из стоявших там женщин… Злодейка, стрелявшая в Ленина, кинула свой браунинг мне под ноги, быстро повернулась и бросилась в толпу по направлению к выходу. Кругом было много народу, и я не решился стрелять ей вдогонку: можно было убить кого-нибудь из рабочих».

В Ленина попали две пули. В момент выстрела он повернул голову, и это спасло его. Фанни Каплан скрыться не удалось — ее схватили через несколько минут после покушения. И хотя она отрицала свою вину, три дня спустя девушку расстреляли, а тело сожгли в бочке у стен Кремля. Судебного процесса не было. В то время никто и не думал подвергать сомнению этот эпизод. Раз стреляла во всенародно любимого вождя — какой может быть суд?

Лишь позже исследователи стали задаваться вопросом: а так ли все очевидно? Калибр пуль, несколько лет спустя извлеченных из тела Ленина, не совпадал с калибром браунинга, найденного на месте покушения. А водитель вождя — единственный свидетель преступления — менял свои показания пять раз. Но одно не подлежит сомнению: Ленин как никогда близко оказался к гибели. Истекающий кровью Ильич прощался с близкими и пытался отдать последние распоряжения.

Но случилось невозможное: мало кто мог представить, что Ленин так быстро поправится. Всего через две недели он руководит заседанием Совнаркома. В середине сентября газеты публикуют последний бюллетень о состоянии здоровья вождя.

Но раны все же дают о себе знать. Несколько месяцев напряженной работы - и Ленину нужен отдых. Возникает идея с Горками, к 1918 году имение уже национализировано. Обустройство быта вождя поручают Иосифу Сталину. Тогда еще никто не предполагает, кем спустя несколько лет станет немногословный грузин. Сталин по-своему заботится о руководителе государства. По легенде, он первым делом он распоряжается снять со стены пейзаж - «Вечер на погосте» Дмитрия Мартена, ученика знаменитого . Сталину кажется, что негоже смотреть на кладбище человеку, которому еще жить да жить. Но, узнав о распоряжении товарища из , Ильич рассмеется и попросит повесить картину на прежнее место. Якобы это государственная собственность и никто не имеет права что-либо здесь менять.

Развлечения в Горках

Будучи в Горках, Ленин подолгу гулял, подчас преодолевая немалые расстояния. Ильич любил старый горкинский парк и относился к нему с трепетом. Известна история, когда местный начальник по фамилии Вевер приказал срубить на дрова вроде бы засохшую ель. Заметив пень, Владимир Ильич распорядился провести целое расследование и сам вынес приговор.

«Протоколом… установлено, что, по распоряжению заведующего санаторием товарища. Вевера, срублена 14 июня 1920 года в парке санатория совершенно здоровая ель. За допущение такой порчи советского имущества предписываю подвергнуть товарища Вевера, заведующего санаторием при советском имении Горки, аресту на один месяц».

В многочисленных воспоминаниях о Ленине можно прочесть, что в Горках он часто играл в городки и собирал грибы. Лесники знали грибные места и водили Ильича заветными тропами. Но истинной страстью вождя была охота. Он хорошо знал, как следует подходить к зверю или птице, в какой момент стрелять и когда пускать собаку. Умел по солнцу определять направление и никогда не пользовался компасом. В незнакомой лесистой местности Ленин ориентировался по деревьям, как заправский охотник.

А вот сидеть с удочкой Ильич не любил. Хотя река Пахра, которая протекает в этих местах, считается одной из самых рыбных в . Ленин часто бывал на ее берегах, но по другой причине. В десятилетнем возрасте Володя Ульянов едва не утонул. Тогда он дал себе зарок — научиться хорошо плавать. Если верить запискам современников, и в 50 лет Ильич делал это намного лучше других обитателей Горок.

Поиски Ленина в кустах

Когда Ленин пришел к власти, он почти не изменил своего образа жизни. Глава огромного государства носил тот же костюм, а его комната в Кремле ничем не отличалась от скромных квартир, которые чета Ульяновых когда-то снимала в европейской эмиграции. И все-таки определенные привилегии ему как руководителю страны полагались. Например, современный автопарк.

Из Москвы в Горки и обратно Ленина возили на Rolls-Royce, специально приспособленном для зимних поездок. Модель называется Silver ghost — Серебряный призрак. Гордое прозвище авто заслужило тем, что, в отличие от машин того времени, почти не издавало лязга и шума во время движения. Купили автомобиль в в 1922 году. А переделали на в Петрограде. Изначально машина выглядела как обычно — кузов на четырех колесах. Но заводские умельцы ходовую часть поставили на лыжи — чтобы повысить проходимость. По Москве Ленин передвигался на другой машине. Именно с ней связана история, которая в советское время была окутана завесой таинственности…

Вечером 19 января 1919 года машину Ленина неожиданно остановили люди в кожаных куртках. Но это были не чекисты. На вождя мирового пролетариата напал знаменитый московский бандит Яшка Кошельков. Угрожая оружием, бандит потребовал от пассажиров покинуть салон. В ответ Ленин сунул руку в карман пальто, где у него лежал браунинг. Но так и не выстрелил.

Вместо этого Владимир Ильич спокойно отдал Яшке и его людям деньги и оружие. Правильно ли он поступил? Во всяком случае, разумно. Встретив отпор, налетчики, скорее всего, перестреляли бы Ленина и его спутников. А так бандитов объявили в розыск и вскоре задержали. После этого ЧП охрану Ленина усилили. Ильич этого не любил и часто от телохранителей прятался.

Из воспоминаний Тимофея Сапронова, соратника Ленина: «Товарищ Ленин от охраняющего удирал: скроется в кустах, в лесу, и баста. Туда, сюда, его нет. Приходилось отыскивать товарища Ленина, но делать это так, чтобы он не догадался. Пойдут, бывало, в разные стороны несколько человек из отдыхающих в санатории, и кто-нибудь, бывало, в лесу как будто нечаянно наткнется на товарища Ленина, поздоровается, заведет о чем-либо разговор…».

Позже все те, кто тогда гулял с Ильичем, с ностальгией будут вспоминать самое начало 20-х.

Проблемы со здоровьем

Осенью 1922 года самочувствие вождя резко ухудшилось. Начались приступы. Упало зрение.

Существует единственная фотография вождя, где он запечатлен в очках. Ильич их не любил и почти не надевал на людях. Хотя зрением он обладал далеко не стопроцентным: левый глаз вождя был близорук. Но предписания врачей по этому поводу он не соблюдал и вообще относился к докторам с большим недоверием. По этому поводу сохранилось любопытное документальное свидетельство. Письмо Ленина Горькому:

«Дорогой Алексей Максимович! Известие о том, что Вас лечит новым способом „большевик“, хоть и бывший, меня ей-ей обеспокоило. Упаси боже от врачей-товарищей вообще, врачей-большевиков в частности! Право же, в 99 случаях из 100 врачи-товарищи — „ослы“, как мне раз сказал один хороший врач. Уверяю Вас, что лечиться надо только у первоклассных знаменитостей. Пробовать на себе изобретение большевика — это ужасно!».

Но, возможно, как раз действия одного из первоклассных зарубежных специалистов приблизили кончину вождя. Состояние Ленина серьезно ухудшилось осенью 22-го. Ровно за месяц до первого инсульта Ленина прооперировал немецкий хирург — профессор Борхард. Он провел в Москве меньше суток, а потом… бесследно исчез! С гонораром в размере 220 тысяч немецких марок.

Немецкий врач вытащил пулю, которую за четыре года до этого выпустила из своего браунинга Фанни Каплан. В советское время основной была версия, что в 1922 году Ленину стало хуже из-за последствий рокового выстрела: дескать, пуля была отравлена. Но более поздние исследования показали, что как раз сама эта операция и могла роковым образом повлиять на здоровье вождя. Ленина сначала пытались лечить в Москве, но особых результатов не добились и решили: будет лучше, если из столицы он уедет в Подмосковье.

Лечение Подмосковьем

Усадьбу «Горки» окружают полсотни курганов древнего племени вятичи. Там, где сегодня стоит особняк, в XII веке располагалось поселение древних славян. В 1912-м году Императорское археологическое общество проводило здесь раскопки. Археологи нашли множество предметов быта, украшений и орудий. Древние славяне полагали: здесь место силы. Сложно сказать, есть ли здесь какая-то связь, но в 23-ем году переезд в Горки благотворно повлиял на состояние Ильича. Он начал крепнуть физически. Сам создал план, по которому пошло выздоровление. Заметил, что около него слишком много людей, и все потому, что он — лежачий больной: «Вот если встану, то сразу добрую половину людей можно будет отпустить».

Поначалу Владимир Ильич рвется из Горок обратно в столицу. Он все время подозревает скрытую угрозу. И в одной из своих записок делится смутным предчувствием. Предполагает: с ним могут расправиться:

«Я не могу больше жить в лесу. Я медленно схожу с ума. Я предчувствую, что со мной хотят что-то сотворить…».

При этом Ленин умудряется работать, диктуя каждый день по несколько серьезных статей. Он по-прежнему не оставляет надежды снова жить без посторонней помощи. Комната, в которой жил Ленин последние месяцы, — будуар бывшей хозяйки усадьбы Зинаиды Морозовой. Здесь все осталось так, как было при Ильиче. Колокольчик для вызова сиделки. Грифельная доска — на ней он учился писать левой рукой, когда отказала правая. Календарь, листки которого вождь всегда старался отрывать сам. Книга Джека Лондона — Ильичу читали ее за несколько дней до смерти. Название точно передает суть момента: «Любовь к жизни». Ленин не хотел умирать. Всем, в том числе его жене, Надежде Крупской тогда казалось: он обязательно встанет на ноги:

«С и­юля шло выз­до­ров­ле­ние, и, в свя­зи с этим, со­вер­шенно из­ме­нилось настро­ение. Вла­димир Иль­ич мно­го шу­тил, сме­ял­ся, да­же на­певал иног­да «Ин­терна­ци­онал», «Чер­во­ный штан­дарт», «В до­лине ».

Но все попытки вырваться из когтей смерти окажутся тщетными. В декабре 1923 года Ленин переносит сразу несколько тяжелых приступов. Он почти не говорит и с трудом контролирует эмоции. Может громко захохотать, увидев кошку, сторожа за окном, уборку снега, повара на кухне. Спит до обеда, а проснувшись, еще примерно час приходит в себя. Вот как описывает визит в Горки художник , которому хотели заказать портрет Ленина:

«Нас встре­тила Круп­ская. Она ска­зала, что о пор­тре­те и ду­мать нель­зя. Дей­стви­тель­но, по­луле­жав­ший в шез­лонге, уку­тан­ный оде­ялом и смот­ревший ми­мо нас с бес­по­мощ­ной ис­крив­ленной мла­ден­ческой улыб­кой че­лове­ка, впав­ше­го в детс­тво, Ле­нин мог слу­жить толь­ко мо­делью для ил­люс­тра­ции его страш­ной бо­лез­ни, но не для пор­тре­та Ле­нина».

20 января 1924 года для Ленина решили устроить в парадной гостиной киносеанс. Ильич любил кино. С удовольствием смотрел приключенческие ленты «Красные дьяволята» и «Комбриг Иванов» и комедию «Малыш». Но больше всего вождь ценил документальные фильмы. Для него это было окно в мир. В последний киновечер Ильичу демонстрировали большую американскую кинокартину о тракторном производстве на заводах Форда. Пленка с фильмом и сейчас заряжена в аппарат.

Ильич с интересом наблюдает за тем, как устроен бизнес американского автомагната. Сидит у экрана дольше обычного. Но следующий сеанс придется отменить. Состояние вождя очень резко ухудшилось. После нескольких сильнейших припадков наступила смерть. Сестра Ленина остановила все часы в Горках, и жизнь гения революции стала историей.