Войти в почту

О чём молчали чертежи. Архитектурный краевед из Крылатского рассказал, каким мог быть наш округ

В SMART-библиотеке имени Анны Ахматовой проходят лекции, посвящённые градостроению, в том числе нереализованным проектам в области архитектуры. И ведёт их краевед, историк, старший научный сотрудник Музея Москвы и житель Крылатского Денис Ромодин. Мы побывали на его лекции «Нереализованные большие проекты Москвы ХХ века» и поговорили о том, каким мог быть наш округ, если бы удалось воплотить в жизнь задумки зодчих разных эпох.

О чём молчали чертежи. Архитектурный краевед из Крылатского рассказал, каким мог быть наш округ
© На Западе Москвы

ПОМЕНЯЛИ АДРЕС

Самым притягательным для архитекторов местом на карте Москвы были и остаются Воробьёвы горы, – считает Денис Ромодин.

– Именно здесь через пять лет после окончания Отечественной войны 1812 года планировалось воздвигнуть храм в честь победы русских войск над Наполеоном. И сделать это должен был Карл Витберг, проект которого высоко оценил сам император Александр I. Государь считал, что архитектор «заставил говорить камни», – настолько грандиозным был его замысел. Выбор места тоже порадовал самодержца – Александр любил Воробьёвы горы и называл их «короною Москвы».

Таким мог быть храм на Воробьёвых горах. Фото: hram.xxc.ru

Но из-за геологических особенностей склона Воробьёвых гор проект забуксовал, а позже был перенесён в центр Москвы, на Волхонку. «И строил храм уже Константин Тон», – рассказывает наш собеседник.

Как отметил научный сотрудник, не подошёл грунт Воробьёвых гор и для установки памятника князю Владимиру в 2015– 2016 годах. Креститель Руси переехал на Боровицкую площадь».

Монумент высотой 24 м и весом 330 т требовал укрепления склона, было проще поменять адрес «прописки» князя.

ОСТАЛИСЬ НА БУМАГЕ

«В 20-е годы прошлого века авангардист Иван Леонидов предложил смелый для своего времени проект.

Он решил построить на Воробьёвых горах Институт библиотековедения имени Ленина в форме шара и высотной радиомачты.

В шаре должны были располагаться читальные залы и библиотечное фондохранилище с рукописями и трудами вождя мирового пролетариата и его соратников, а высотная радиомачта использовалась бы как гигантский передатчик, транслирующий радиопрограммы соответствующей тематики.

Фото: архив Дениса Ромодина

Ещё одним конструктивным элементом проекта был мост через Москву-реку на противоположный берег, туда, где сегодня находится спорткомплекс «Лужники». По словам Дениса Ромодина, проекты архитектора Леонидова в основном оставались на бумаге, так как требовали не только смелости, но и соответствующего технического вооружения, которым страна на тот момент не располагала.

Появился даже термин «леонидовщина», обозначающий то, что нельзя реализовать в жизни.

Перед Великой Отечественной войной на Воробьёвых горах планировали построить большой Коммунистический вуз. Как говорит наш эксперт, правительство вынашивало такую идею, но от неё пришлось отказаться: единый вуз ломал всю систему образования.

Фото: архив Дениса Ромодина

В районе Проспект Вернадского мог появиться величественный некрополь для первых лиц государства.

Вождям стало тесно в Мавзолее, что стало ясно сразу после смерти Сталина.

Усыпальницу планировали построить в форме античного пантеона у Кравченских прудов. Но решили ограничиться расширением двух погостов: Новодевичьего и Троекуровского.

Фото: архив Дениса Ромодина

Проект реконструкции Смоленского метромоста и прилегающих к нему территорий был разработан в 2000-е годы архитектором Сергеем Ткаченко. Он предложил воссоздать над восточным пилоном Смоленского метромоста переднюю часть знаменитого павильона СССР, который произвёл фурор на Всемирной выставке в Париже в 1937 году. Украсить переднюю часть павильона, так же как и столетие назад, должна была скульптура Веры Мухиной «Рабочий и колхозница».

Но позже от идеи отказались и скульптуру оставили на прежнем месте.

Фото: архив Дениса Ромодина

В Раменках должны были создать большой правительственный квартал, а Кремль сделать музейным центром. Главное здание квартала – Дворец Советов – планировали возвести на территории, ограниченной Ломоносовским, Мичуринским проспектами и проспектом Вернадского. Концепции постоянно менялись. «50-е требовали от архитекторов масштабности, а 60-е – простоты, – продолжает знакомить нас с проектами, которые так и не увидели свет, Денис Ромодин. – Самый последний из утверждённых вариантов Дворца Советов принадлежал архитектору Якову Белопольскому, который потом использовал многие идеи из нереализованного проекта для строительства Дворца молодёжи на Комсомольском проспекте.

А здание Дворца Советов так и осталось только на бумаге. Напоминают о поисках архитекторов своими объёмами и формой три башни НИИ вдоль проспекта Вернадского.

Фото: архив Дениса Ромодина

– Высотка МГУ на Воробьёвых горах имела множество вариантов, – продолжает рассказ Денис Ромодин. – В 1947 году основным стал проект архитектора Бориса Иофана. Знаменитый зодчий предлагал разместить высотное здание на краю склона, что, несомненно, было эффектно, но небезопасно. В этих местах случались оползни. В итоге проект передали Льву Рудневу, который переместил высотку вглубь на 700 м.

Вершину здания могли венчать статуя основателя Московского университета Михаила Ломоносова или «отца народов» Иосифа Сталина.

Или скульптура, посвящённая молодёжи. Но выбран был единый для всех сталинских высоток шпиль.

Фото: letopis.msu.ru

На Западе Москвы: главные новости