Войти в почту

Народный ГОСТ: по каким стандартам благоустраивают дворы Москвы

Дворовые территории долгое время служили москвичам скорее парковками и проходными зонами на маршруте "работа-дом", чем местами для отдыха. За последнее десятилетие ситуация кардинально изменилась. Из невзрачных пятачков с набором "горка-лавка-песочница" московские дворы превратились в полноценные общественные пространства, к проектированию которых все чаще подключаются именитые специалисты, а разработали отдельный единый стандарт, которому должны соответствовать все без исключения придомовые территории. Сайт "РИА Недвижимость" узнал у специалистов городского хозяйства (КГХ) , как и зачем создавали новый документ, какие критерии для дворов в нем прописаны, а эксперты поделились мыслями, зачем для реализации стандарта общаться с жителями и что чаще всего горожане хотят видеть на своей придомовой территории.

Так создавался стандарт

Еще 10-15 лет назад словосочетание "комфортное общественное пространство" в Москве можно было услышать крайне редко, особенно в отношении дворовых территорий. Далеко не каждый двор мог похвастаться наличием полноценной инфраструктуры: в основном она состояла из базового минимума в виде качелей, горок и лавочек, а остальное пространство преимущественно занимали парковочные места.

Ситуация начала меняться с 2011 года, когда власти Москвы разработали новую городскую идеологию, которая полностью изменила приоритеты в отношении общественных пространств и подходы к их созданию, рассказывают в КГХ столицы. Появилась потребность разработать стандарты, по которым архитекторы могли бы воплощать идеи.

"Главной движущей силой города стал человек. Задача состояла в том, чтобы изменить само понятие "среда", доказать, что городу важен человек, и это город живет для человека, а не наоборот", – комментируют в ведомстве.

Законодательным подспорьем для новой идеологии стал документально утвержденный стандарт. Необходимость в нем возникла в 2015 году, когда Москва приступила к реализации программы комплексного благоустройства общественных пространств "Моя улица".

Документ получил название "Сводный стандарт благоустройства улиц Москвы" (утвержден распоряжением правительства Москвы от 04.08.2016 №387-РП) и с тех пор стал одной из ключевых инструкций для проектировщиков и архитекторов, которые работают над новым обликом и функционалом городской среды.

"Для молодых команд архитекторов, которые только начинают проектировать для города, это, безусловно, очень важный документ. Он демонстрирует уровень качества благоустроенной среды, в нем содержатся важные решения, которые должны быть реализованы в каждом городском пространстве. Мы сами наблюдали, как он создавался, и, конечно, следим за внесением туда изменений", – комментирует основатель бюро "Tesler Architects" Кирилл Теслер.

Дворовые нормы

Единый стандарт регулирует не только облик и наполнение больших городских зон, но и придомовых территорий. В частности, рекомендации по их совершенствованию прописаны в документе "Стандарт благоустройства объектов инфраструктуры отдыха в городе Москве".

Он подразумевает обустройство необходимой качественной инфраструктуры для детских активностей, занятий спортом и отдыха, создание среды для маломобильных граждан, установку современного освещения и дополнительное озеленение территории. Во дворах также необходимы щиты с информацией для горожан и гостевые парковки, должны быть предусмотрены контейнеры для мусора и обеспечены работы по поддержанию территории в чистом и ухоженном виде.

Стандарт предписывает устанавливать в московских дворах сертифицированное, качественное и безопасное оборудование, удобное для использования всеми возрастными группами жителей, обеспечивать нормативную освещенность детских и спортивных площадок, а также основных пешеходных маршрутов.

При этом стандарт не "загоняет" все московские дворы под одну гребенку – это невозможно, исходя как минимум из размеров территорий и количества жителей, постоянно проживающих в близлежащих домах.

Обязательному соблюдению подлежит количество игровых и спортивных пространств, а также обустройство мест отдыха, комментирует директор бюро UTRO . Однако в стандартах остается и возможность выбора – например, в плане оборудования для функциональных зон, добавляет она.

"Не сделать что-то обязательное – невозможно. По сути, выбрать можно только оборудование на спортивной и детской площадках: горку или качели, брусья или тренажер, но не оборудовать спортивную зону или отказаться от нее совсем – нереально", – добавляет руководитель бюро "Периферия" и главный архитектор проектов бюро Megabudka .

Следуя нормативам стандарта, проектировщики и архитекторы должны не забывать и про другие важные требования, а именно – потребности жителей, которые сейчас стоят во главе угла московских проектов по благоустройству.

Переосмысление "третьего места"

Современный московский двор – уже не просто транзитная зона для большинства жителей столицы, а полноценное "третье место" (часть городского пространства, не связанная с "первым" (дом) и "вторым" (работа) местами – прим.ред). Придомовая территория, по мнению урбаниста и основателя Citymakers , должна являться непосредственным продолжением места жительства и предлагать пользователю функции, недоступные в квартире или, как минимум, расширяющие их вариативность.

"Речь в первую очередь идет про социализацию, в особенности детскую, добрососедство, нахождение на свежем воздухе. Далее – возможность заняться спортом, что-то купить или просто пофланировать. Твой двор – это твое собственное общественное пространство в непосредственной близости от дома. Поэтому дворы очень важны для каждого горожанина", – делится мнением Кудрявцев.

Теслер добавляет, что, проектируя современный двор, специалисты обязаны учитывать не только актуальные требования местных жителей, но и оставлять возможность для маневра и гибкой трансформации территорий на случай, если потребности населения изменятся.

"К примеру, в 2019 году мы не подозревали, что начнется пандемия коронавируса, и горожане будут выходить на улицу только в свой двор и не дальше ближайшего магазина. В тот момент инфраструктура дворовых территорий буквально потребовала новых решений и функциональных зон – например, мест для работы во дворе, встреч и спокойных прогулок для перезагрузки. Стало понятно, что на придомовых территориях важно предусматривать места для уединенного времяпрепровождения, и уже сейчас такие зоны закладываются при проектировке каждого двора", – объясняет основатель Tesler Architects.

В свою очередь Зайцева отмечает, что при благоустройстве дворов не стоит оставлять без внимания и фактор "пятого фасада" – то есть, картинку, которую москвичи видят из окна.

"Очень многие жители воспринимают двор исключительно как картинку из своего окна. Поэтому эта картинка должна быть привлекательной и гармоничной – например, за счет сезонной декоративности растений или сценариев светодизайна", – говорит собеседница агентства.

Дискуссия компромисса

Опрошенные РИА Недвижимость эксперты сходятся во мнении, что успешное переосмысление и благоустройство дворовой территорий невозможно без непосредственного участия местных жителей, чей комфорт является ключевым приоритетом городских программ.

"Московский двор в первую очередь должен учитывать потребности населения. Соответственно, чтобы их выяснить, необходимо проводить с жителями прямую работу. Это как с подарком на день рождения: можно подарить что-то наугад, не думая об уместности, или же спросить у именинника напрямую, чего он хочет", – проводит аналогию Бондаренко.

Он добавляет, что партисипативная работа (вовлечение в управление, то есть непосредственное участие в принятии решения, в анализе проблем – прим.ред.) подразумевает под собой не только стандартное анкетирование, но и организацию стратегических сессий, мероприятий соучаствующего проектирования, количественных социологических исследований. При этом, добавляет Бондаренко, к диалогу, помимо обитателей близлежащих домов, важно подключать и других пользователей дворовых территорий.

"Это неформальные сообщества, представители местного бизнеса, которые работают на первых этажах, балансодержатели инженерных коммуникаций, потому что в каждом дворе проложено огромное количество сетей, которые контролируют разные московские организации. Важно не забывать про специалистов управляющих компаний, которые будут обслуживать и чинить оборудование, установленное в рамках благоустройства, и представителей муниципальной власти", – перечисляет собеседник агентства.

В таком многостороннем диалоге конфликт интересов неизбежен, однако в процессе коммуникации камней преткновения становится меньше, обращает внимание Зайцева.

"Некоторые жители, у которых есть машины, хотят превратить весь двор в парковку, другие хотят много зелени и тишины, у подростков запрос на инфраструктуру для групповых игр и места для тусовки. В любом дворе конфликт интересов неизбежен. Но важно, чтобы жители смогли услышать друг друга и договориться. В процессе соучаствующего проектирования архитектор выступает не только проектировщиком, но и модератором дискуссии жителей, помощником в поиске приемлемого компромисса для всех сторон", – делится опытом эксперт.

Умение выслушать население, принять во внимание существующие требования и при этом предсказать тенденции развития дворового пространства Теслер называет высочайшим мастерством архитектора. Чтобы завоевать доверие жителей, специалисты должны действовать открыто, демонстрировать примеры организации дворов из мировой практики, стимулировать воображение горожан и при этом не скрывать от жителей, что некоторые из их задумок невозможно реализовать из-за законодательных нормативов или технических ограничений.

Воля народа

За годы развития практики соучаствующего проектирования и благоустройства у специалистов сформировался определенный хит-парад наиболее популярных запросов от горожан в отношении дворовых пространств. Чаще всего москвичи просят модернизировать детские и спортивные площадки, обустроить новые зоны отдыха и площадки с силовыми тренажерами, поставить скамейки и урны.

Детскую и спортивную инфраструктуру Кудрявцев называет "базовым набором", без которого сложно представить практически каждый московский двор.

"Чуть более продвинутый уровень – безопасность, наличие мест для уединенного отдыха и площадка для выгула домашних питомцев. Еще более продвинутый – активные первые этажи, наполненные коммерцией и досуговыми местами, наличие комьюнити-центров. Все эти функции так или иначе востребованы у всех горожан. Пройдя в реализации по такой пирамиде, можно получить эталонный двор с точки зрения обеспечения функциями", – делится мнением эксперт.

Теслер добавляет, что помимо "банальных" мест для отдыха и функциональных площадок, москвичи все чаще выражают интерес к зонам для самовыражения – так называемых "четвертых мест".

"Это могут быть, например, пространства с эстрадами, небольшими сценами, где можно почитать стихи или потанцевать", – объясняет он.

Придомовое будущее

Опрошенные РИА Недвижимость эксперты в большинстве своем сходятся во мнении, что в будущем функционал московского двора вполне может измениться, и из многофункционального пространства придомовая территория превратится в зону тихой рекреации.

"Например, сейчас наблюдается тенденция на снижение интереса к размещению во дворах машин, парковок просят все меньше. Вектор сдвигается в сторону безопасности, и больше жителей считают, что машины должны парковаться за периметром, на городских парковках", – отмечает Теслер.

Согласен с этим и Бондаренко – по его мнению, в перспективе двор должен стать для жителей местом уединения и отдыха от негативных факторов города: звукового и визуального шума, незнакомых людей, обилия транспорта.

"Приоритет, на мой взгляд, во дворах следует отдавать обилию озеленения, а не шумным функциональным площадкам. Их, скорее, следует располагать во внедворовых городских пространствах: в парках, скверах, на бульварах и набережных. Например, большая районная детская или спортивная зона. Такие зоны могут быть крупнее, и, соответственно, иметь внутри себя разнообразие, множество объектов. Такие плейхабы важны и для лучшей социализации населения, в частности детей. Двор при этом остается простым функциональным объектом, управляемым больше жителями, чем муниципалитетом", – считает эксперт.

По словам Зайцевой, вынос "шумных объектов" инфраструктуры, таких как хоккейные и футбольные коробки, за пределы двора – эффективная практика, которая не только повышает уровень комфорта на придомовой территории, но и служит объединению населения в квартале и целом районе.

"При выборе мы придерживаемся следующего принципа: избегать установки оборудования, производящего шум, во дворах жилых домов. В микрорайонах раньше оборудовали хоккейные или футбольные коробки во дворах, а это источник постоянного шума и раздражения для жителей. Мы стараемся избегать такого. Спортивные коробки, столы для пинг-понга, большие детские площадки, где собираются много детей, стоит размещать не во дворах, а на смежных территориях. Таким образом пространство двора остается более тихим, а в процесс коммуникации и групповой игры вовлекаются жители всего района", – говорит она.

В целом, подытоживают эксперты, Москва проделывает масштабную и кропотливую работу в совершенствовании дворовых пространств. Благодаря реализации комплексных проектов по благоустройству столица в течение ряда лет выходит на первое место среди российских миллионников по качеству городской среды, а высокий "индекс счастья" москвичей свидетельствует, что горожане положительно оценивают изменения, которые происходят в столице.