Войти в почту

Цветаевский жасмин: сотрудники музея совместно с парфюмерами создали аромат, посвященный поэту

Цветаевский жасмин: сотрудники музея совместно с парфюмерами создали аромат, посвященный поэту
© Вечерняя Москва

8 октября исполнится 130 лет со дня рождения поэта . Ее молодость прошла в одной из квартир бывшего доходного дома в Борисоглебском переулке, куда она въехала с мужем и старшей дочерью в сентябре 1914 года. Здесь она провела восемь лет, наполненных счастьем и, увы, горечью разлук и потерь. Сегодня в доме, где жила Цветаева, работает музей. Какие выставки открылись к юбилею, что изменилось в кабинете поэта и почему капризничают часы в гостиной, «Вечерней Москве» рассказала директор Дома-музея Марины Цветаевой .

— Юлия Александровна, мы с вами встретились накануне 130-летия Марины Цветаевой. Какие планы у музея по празднованию юбилейной даты?

— Надо сказать, для нас весь 2022 год — череда прекрасных юбилейных дат. Это и 130 лет со дня рождения Марины Цветаевой, и 110 лет со дня рождения ее дочери Ариадны Эфрон. В этом году исполнилось ровно 100 лет, как они уехали из этого дома, построенного 160 лет назад, в эмиграцию. И вот уже 30 лет как открыт наш музей. Поэтому мы решили не концентрировать все мероприятия в одном месяце, в октябре, а распределить их по всему году. Начали с реэкспозиции мемориальной квартиры. Затем открыли выставки «Дом необычайной судьбы» и «Ариадна Эфрон: У времени в плену». Сделали несколько новых экскурсий.

Одна из них, например, посвящена юмору Марины Цветаевой. Для названия мы взяли строчку из ее стихотворения: «Я слишком сама любила / Смеяться, когда нельзя». Плюс в этом году при поддержке благотворительного фонда «Свет» мы запустили два совершенно уникальных инклюзивных проекта. Один из них — передвижная выставка «Психея», которая представляет собой фотолетопись жизни Цветаевой.

Впервые предпринята попытка собрать в одном месте все известные фотографии Марины Ивановны, которые сохранились до наших дней. Всего получилось около 150 изображений, которые погружают нас в разные моменты жизни Цветаевой — обнимает ли она собаку, стирает ли белье или стоит на берегу моря. Причем, листая этот «семейный альбом», можно проследить, как разные события формируют характер поэта. Для нас эта выставка важна еще и тем, что впервые посетители с нарушениями зрения смогут представить себе, как выглядела Марина Цветаева. Мы сделали тифлокопии снимков, которые отражают ключевые моменты биографии поэта. Кроме того, для выставки создан аудиогид с тифлокомментарием — это подробный рассказ о том, что запечатлено на фотографиях, а что осталось за кадром.

— Вы сказали, что это передвижная выставка. Где она находится сейчас и куда отправится дальше?

— До конца октября «Психея» останется в нашем концертном зале, после чего отправится в одну из столичных библиотек. И мы надеемся, что эта выставка будет путешествовать не только по , но и в другие регионы России.

— А какой второй проект?

— Еще один инклюзивный проект — интерактивная экскурсионная программа, адаптированная для посетителей с нарушениями слуха и зрения. Это будет максимальное погружение в атмосферу мемориальной квартиры. Впервые мы используем в своей работе ольфакторные экспонаты, то есть ароматы, которые нам помогла создать Гильдия парфюмеров.

Для каждого пространства подобран индивидуальный аромат. В детской, например, можно ощутить пудровый запах — конечно, многие дети чувствуют его, попадая в материнские объятия. Комнату Сергея Эфрона, мужа Цветаевой, наполнит аромат, символизирующий романтические отношения, влюбленность. В гостиной пахнет горящими поленьями: в благополучные времена здесь пылал камин, в тяжелые — теплилась буржуйка.

Мы надеемся, что эти ароматы вместе с тактильными объектами, а также макетом комнаты Цветаевой помогут людям с ограниченными возможностями в полной мере представить, как жила Марина Ивановна с семьей в этом доме.

Кстати, еще немного об ароматах. У Цветаевой были любимые духи «Корсиканский жасмин». Мы хотели купить их, но это невозможно: фирма «Coty» уже больше ста лет их не выпускает. Поэтому в содружестве с парфюмерами мы создали аромат «Цветаевский жасмин». С ним тоже можно познакомиться в рамках нашей экскурсионной программы.

— И все-таки будут ли какие-то праздничные мероприятия в сам день рождения Цветаевой?

— Конечно. По традиции, 8 и 9 октября вход в музей будет бесплатным, нужна только предварительная регистрация. Вся информация есть у нас на сайте. Посетители смогут побывать на уже открытых выставках, послушать лекции и концерты. Так, 8 октября у нас выступит народная артистка России, мастер художественного слова и давний друг нашего музея . А 9-го числа мы решились на такой эксперимент: современная популярная группа «ОдноНо» исполнит стихи Цветаевой под аккомпанемент электронной музыки и живых инструментов.

Также до конца года на Арбате мы вместе с Московской дирекцией массовых мероприятий откроем фотовыставку «Нить Ариадны». С ее помощью можно будет «заглянуть» в закоулки мемориальной квартиры Цветаевой и понять, почему же этот дом стал для нее столь значимым местом. Через историю взаимоотношений матери и дочери, через историю встреч и разлук, пережитых в этом доме, мы поможем выбраться из лабиринта заблуждений относительно Марины Цветаевой.

— В юбилейный год у вас также проходят совместные проекты, выставки с другими музеями. Расскажите, пожалуйста, подробнее.

— Пожалуй, самый масштабный проект, над которым мы, объединившись с внушительным количеством музеев, работали больше года, — выставка «Марина Цветаева. Правда поэта». Она открылась 16 сентября в Шолохов-Центре, в Ростове-на-Дону. Нам важно было показать тексты Марины Цветаевой, следуя, прежде всего, ее просьбе. А она говорила: «Не читайте обо мне, читайте меня».

В основе экспозиции — рукописи, черновики, прижизненные и современные издания произведений Цветаевой. Выставка рассказывает о ее жизни и творческом пути — от ранних «домашних» стихотворений до сложнейшей модернистской поэзии. В экспозиции также можно увидеть фотографии, личные вещи поэта и ее близких — все те следы материального мира, который был жизненным контекстом возникновения поэтического слова.

— Почему именно Ростов-на-Дону?

— Идея отметить на юбилей великого поэта абсолютно не случайна. Да, на донской земле Цветаева никогда не была, но ее душа всегда рвалась туда. Ведь именно там в Добровольческой армии воевал ее муж: зимой 1918 года вслед за Корниловым он ушел из Ростова-на-Дону в знаменитый «Ледяной» поход. А Цветаева в красной Москве ждала своего добровольца и писала стихи, составившие книгу «Лебединый стан». Под этим образом она подразумевала, конечно же, Белую гвардию. Очень важно, что выставка является подтверждением того, что «Правда поэта», которая не была услышана в прошлом столетии, в этом не только услышана, но и крайне востребована.

— Какие вещи из Дома-музея Цветаевой представлены на этой выставке?

— Клипсы и коралловые бусы Марины Ивановны. Конечно, ее автографы. А еще — стол, за которым она работала, когда жила во Франции.

— В самом начале нашего разговора вы упомянули о реэкспозиции мемориальной квартиры. Что поменялось в комнатах, какие интересные экспонаты появились?

— У нас постоянно что-то меняется, это необходимо, в том числе для обеспечения сохранности ценных предметов. Но в этом году мы провели расширенную работу и создали экспозицию под названием «Рабочий стол поэта». За основу взят, собственно, рабочий стол в комнате Марины Цветаевой, но теперь он дополнен воспроизведениями автографов поэта, предметами быта, которые воссоздают образ эпохи и образ Марины Ивановны.

Для нас важно было через экспонаты рассказать о той поэтической работе, которая велась в Борисоглебском переулке с 1914-го по 1922 год. Поэтому на столе представлена рукопись пьесы «Каменный ангел», которую Цветаева впоследствии считала утерянной, беловая тетрадь 1918-1919 годов, машинопись сборника лирики «Юношеские стихи», который Цветаева подготовила в 1920 году, но так и не опубликовала, а также репринт самодельной книги «Мариула» — ее Марина Ивановна изготовила для продажи в кооперативной Лавке писателей.

Кроме того, на столе стоит кофейная чашечка с наполеоновским вензелем и изображением Жозефины, карандашница с портретом героя Отечественной войны 1812 года Александра Тучкова, чернильница с пером и пепельница — все это помогает представить повседневную жизнь и работу поэта.

Кроме этой небольшой экспозиции, мы по макету комнаты Марины Цветаевой, созданному при жизни ее сестры Анастасии, реконструировали шторы. Они выполняют двойную функцию: создают уют в комнатах и защищают музейные предметы от солнечных лучей. И еще мы отреставрировали часы, которые раньше почему-то все время останавливались.

Те, что в детской и в комнате Эфрона, теперь идут точно, без каких-либо проблем. А вот большие напольные немецкие часы в гостиной оказались с характером. Когда-то они принадлежали ученому и «ангелу-хранителю» дома . После реставрации часы странным образом стали периодически, в то время, когда музей закрыт и в нем никого нет, сбрасывать маятник и гири.

Специалисты пока не нашли этому объяснения — ведь все детали внутри часов закреплены. Наверное, дом — а он у нас особенный, «живой» — по какой-то причине не хочет, чтобы они шли, может быть, ему не нравится их бой. И тут нам остается только принять это как данность.

— В вашем музее много интересных экспонатов, но есть ли какой-то особенный лично для вас, возможно, предмет с историей, которая вас поразила?

— Еще в мой первый визит в музей, когда я даже не думала, что буду здесь работать, меня поразили два предмета, которые я увидела в детской, — туалетный столик и зеркало. Они принадлежали Цветаевой, стояли в этой квартире, но интересна история возвращения их в музей. Известный литературовед, исследователь жизни и творчества Марины Цветаевой Лев Абрамович Мнухин узнал, что в одной деревне в Дмитровском районе Подмосковья хранится цветаевская мебель. И он поехал туда, даже не зная, как зовут людей, у которых она была.

Ему повезло, он не только нашел мемориальные предметы, но и услышал любопытную историю о том, как они там оказались. В 1922 году Марина Ивановна уже собралась уезжать из страны, но все не знала, куда деть мебель. Как-то раз она поделилась этими затруднениями со своим знакомым красноармейцем Николаем Поленовым — рядом с домом в Борисоглебском переулке тогда стояла воинская часть. Он выслушал ее и сказал: «У меня есть дом в деревне, давайте я заберу и отвезу все туда».

Так цветаевские вещи — мебель и какая-то кухонная утварь — попали к трем сестрам Поленова. Две из них потом уехали в Москву, а одна осталась в деревне, она и сохранила зеркало и туалетный столик вместе с подписанными открытками, которые лежали в ящике. Они и стали подтверждением того, что эта мебель Цветаевой. Сейчас открытки хранятся у нас в фондах. А предметы интерьера находятся на своих местах, и посетители могут заглянуть в то самое зеркало, в которое смотрелась Марина Цветаева.

И еще один предмет, который дорог мне уже как директору музея и поклоннице творчества поэта, — платье, которое она купила в Берлине. О нем упомянула Ариадна, когда описывала поход в берлинский универмаг. Дочь Цветаевой вспоминает, что мать «под категорическим нажимом» приятельницы, Любови Михайловны Эренбург-Козинцевой, купила себе платье — «совсем уж простенькое «бауэрнклайд»; крестьянский этот, ситцевый фасон с обтянутым лифом и сборчатой юбкой она любила и носила всю жизнь, каждое лето этой жизни».

Сейчас это платье хранится в наших фондах. Правда, оно несколько переделано — немного уменьшен размер и изменен ворот, — но все равно узнаваемо. И когда смотришь на него и на снимки, сделанные в 1924 году в , на которых Марина Цветаева в этом самом платье запечатлена с дочкой Алей, испытываешь редчайшее ощущение близости к поэту.

— Недавно коллекцию музея пополнил прижизненный портрет Цветаевой, написанный Магдой Нахман. Долгое время его местонахождение было неизвестно. Как вы его нашли, и благодаря кому он к вам попал?

— О местонахождении портрета мы знали достаточно давно, но не афишировали это, поскольку не хотели доставить какое-либо беспокойство его владельцам Ирине Анатольевне Валитовой и ее супругу Александру Федоровичу. Буквально в первый месяц моей работы в музее мне позвонила Ирина Анатольевна и пригласила в гости — показать картину и познакомиться.

Так завязалось наше общение, которое постепенно переросло в дружбу. Ирина Анатольевна — удивительный человек. называла ее «маленькой женщиной с большим мужеством». И действительно, она очень миниатюрная, но в ней чувствуется стержень. В свое время Ирина Анатольевна была женой и соратницей известного правозащитника, основателя Московской Хельсинской группы , встречалась с Солженицыным, Бродским и даже с Рейганом в Белом доме.

Как сама говорит, прожила интересную насыщенную жизнь. Недавно ей исполнилось 80 лет, и, пользуясь случаем, хочу еще раз поздравить ее, пожелать счастья, крепкого здоровья!

Вот так мы узнавали друг друга, и в какой-то момент Ирина Анатольевна поняла, что в музее, которому она доверяет, картина будет в большей безопасности и сохранности. И, совершенно неожиданно, как-то позвонила и сказала — приезжайте, забирайте портрет. Для нас это не просто бесценный подарок, а символ настоящей дружбы и большая радость, ведь он появился в музее как раз к 130-летию Марины Цветаевой.

— Известно, как портрет Цветаевой оказался у Валитовой?

— Он перешел к ней по наследству от ее соседки по коммунальной квартире на Тверской улице — художницы Лидии Сегаль-Бродской. Она дружила с Магдой Нахман и общалась с Мариной Цветаевой, когда та жила в Болшеве. Портрет висел у Лидии Максимовны на стене и после ее ухода перешел к Ирине Анатольевне.

Они были с ней очень дружны. Для Ирины Анатольевны, ее семьи это была памятная вещь. Они так сильно дорожили портретом, что боялись оставить его надолго без присмотра, поэтому, когда уезжали на дачу, всегда забирали с собой. Расстаться с ним для них — серьезный шаг, и мы не можем их подвести. Сейчас портрет Марины Ивановны украшает детскую комнату мемориальной квартиры.

— Есть ли еще какие-то вещи, связанные с семьей Цветаевой, о которых вы знаете и не против заполучить к себе в коллекцию?

— Цветаева очень любила кольца, без них невозможно представить ее образ — такой несколько цыганский. Она писала: «О, сто моих колец!» И нам известно, что некоторые из них находятся в частных собраниях. Конечно, нам хотелось бы, чтобы они попали в музей.

Если говорить о книгах, то у нас есть все прижизненные сборники Марины Цветаевой, кроме одного, который называется «Ремесло». Она работала над ним в труднейший период своей жизни — с 1921 года по апрель 1922-го, вплоть до своего отъезда из нашего дома. Мы пытаемся его приобрести, но пока безуспешно.

В целом нас, конечно, интересуют вещи, которые принадлежали Цветаевой именно в то время, когда она жила в Борисоглебском переулке. Но, увы, они одни из самых редких. Гражданская война, голод, разруха заставили Цветаеву не только продать часть своих вещей, но и, например, порубить ценную деревянную мебель на дрова. Отъезд в эмиграцию вынудил ее многое оставить в квартире, которую в советское время уплотняли. В доме сменилось множество хозяев, и цветаевские вещи пропали. Но мы верим, что-нибудь обязательно найдется и попадет к нам, чтобы мы могли сохранить память о поэте.

— В музее хранится копия свидетельства о присвоении имени Цветаевой одной из планет. Что это за планета и можно ли ее увидеть на ночном небе столицы?

— Да, действительно, с 1995 года у нас хранится такое свидетельство, в котором написано: «Отныне эта неотъемлемая частица Солнечной системы будет именоваться малая планета (3511) TSVETAEVA». Документ выдан еще Академией наук СССР, потому что планету открыли в 1982 году, в год 90-летия со дня рождения Марины Цветаевой.

Небесное тело обнаружили в созвездии Овна астрономы Крымской астрофизической обсерватории и Людмила Карачкина. Планета малая, диаметром всего 11 километров, поэтому разглядеть ее невооруженным взглядом не получится. Но так радостно осознавать, что где-то есть планета Цветаева, и она «смотрит» сверху на нас.

— А вы часто смотрите на небо?

— К сожалению, не так часто, как хотелось бы. Но я люблю звездопад в августе. Каждый год стараюсь выкроить время, чтобы выбраться с семьей подальше от шумного города, посмотреть в небо и загадать желание на падающую звезду. Если успеть, то оно обязательно сбудется.

— Как вы уже сказали, этот год — еще и год 160-летия дома, в котором вот уже 30 лет работает ваш музей. Сейчас у вас проходит тематическая выставка «Дом необычайной судьбы». Не раскрывая всех деталей, назовите несколько фактов, которые можно узнать только на этой выставке.

— Впервые названо имя архитектора дома. Наш старший научный сотрудник Марина Доронина провела большую исследовательскую работу и нашла документальное подтверждение, что его построил Казимир Викентьевич Гриневский — достаточно известный в Москве архитектор того времени. К тому же он еще и родной дядя писателя .

Интересно и то, что в этом доме, еще до появления в нем Марины Цветаевой, всегда царила творческая атмосфера. Второй этаж занимала музыкальная школа Евгении Визлер, а после нее здесь была студия ваяния и живописи Марии Блок.

И вот интересный факт, который поражает воображение: одними из владельцев дома были Цветаевы. Безусловно, это однофамильцы, но какое совпадение.

А недавно к нам в фонды поступила открытка, она сейчас находится на изучении, о закупке пива в цветаевский дом.

— Кому будет интересна выставка?

— И взрослым, и детям. Это выставка — собрание историй от первого лица. Они реконструированы на основе архивных документов, воспоминаний, дневников. Дом всегда притягивал людей интересной судьбы. Кого только нет среди героев нашей выставки: врачи, ученые, юристы, даже есть торговец пылесосами...

Судьбы всех этих людей складываются в историю дома и, конечно же, в историю страны. Для детей мы собрали фотографии разных лет. На них видно, как меняется быт нашей страны. Уверена, заинтересуют ребят и тексты детских историй — как подлинных, так и воссозданных в жанре исторической реконструкции. Ровесники современных подростков рассказывают о себе, своей семье и, конечно, о времени. Для взрослых мы предоставили копии архивных документов, в которых отражены все этапы существования дома — от его строительства до создания в нем музея.

Кроме того, на этой выставке можно ощутить наш дом буквально на кончиках пальцев. В центре экспозиции стоит макет музея, и, если поднять крышу, можно заглянуть в каждый уголок дома, рассмотреть его причудливую планировку.

— Вся экспозиция завязана на макете. Кому принадлежит идея и что будет с макетом дальше?

— Идея макета давно ждала своего воплощения. И лучшего повода, чем представить его на выставке, посвященной истории дома, конечно, не найти. Художник выставки определил этому макету центровое место, представил его в образе маяка, освещающего судьбы жителей дома. Задумку воплотила в жизнь макетчик . Она воссоздала причудливую архитектуру дома-«шкатулки», подчеркнув эффект «сюрприза» — несоответствия внешнего облика здания его внутреннему устройству. Выставка продлится до февраля. Но макет так или иначе останется в экспозиции, потому что наглядно передает необычайность этого дома.

— Будем следить за новостями, в частности в соцсетях музея, где есть интересная рубрика #ИсчезнувшаяМоскваЦветаевой. Это цикл публикаций о цветаевских адресах, которые не сохранились до наших дней. Если представить, что все они существуют до сих пор, где бы вам хотелось побывать?

— Вы знаете, я совсем не оригинальна и, как и многие почитатели Марины Цветаевой, хотела бы оказаться в доме ее детства в Трехпрудном переулке. В доме, где была мама, музыка, «милое слово «курлык», как писала Цветаева в одном из своих стихотворений. Где в шкафу сводной сестры Валерии прятался черт, где было «детство — лучше сказки». Где неожиданным гостем оказался поэт Волошин, который первым публично признал поэтический гений юной Марины.

Она нежно любила этот дом всю свою жизнь. Для нее он был целым миром. По воспоминаниям , когда Цветаева вернулась из эмиграции и гуляла с ним по Москве, они непременно ходили в Трехпрудный переулок, к тому месту, где стоял дом. К сожалению, здание стало жертвой разрухи времен Гражданской войны, когда была острая нехватка дров и в городе исчезли почти все деревянные строения. Тем не менее, дом продолжает жить в произведениях Цветаевой. А у нас в музее хранится его частичка — старинное зеркало в золоченой раме.

— Посты выходят по пятницам, поэтому один из последних как раз будет накануне дня рождения Цветаевой. Куда предлагаете отправиться?

— К храму, о котором Марина Цветаева оставила заметку в своей записной книжке: «Возле самой чудесной московской церкви (розовой, у Храма) — остановились перед иконой — Аля положила цветочков, приложилась. Глядим: . — Мне стало приятно». Речь идет о церкви Похвалы Богородицы, которую Дементий Башмаков построил на своем дворе в 1705 году.

В ней был придел святого Николая Чудотворца с его иконой, которая славилась по всей Москве своими чудесами. По этой иконе церковь в народе называли Никола в Башмачках. К сожалению, этот храм снесли в 1932 году для строительства Дворца Советов.

— Как часто вы гуляете по Москве — не бежите куда-то по работе, а именно наслаждаетесь видами? Есть ли любимые маршруты?

— К сожалению, прогулка ради прогулки — огромная редкость. Но если такая возможность выдается, я вспоминаю свое детство и стремлюсь в арбатские переулки, где вырос мой папа. Он жил в доме, который стоит на пересечении Калашного переулка и Сивцева Вражка. Это была маленькая комната в подвальном этаже. Когда папу принесли из роддома, его некуда было положить, поэтому долгое время он спал в ящике комода.

Он рос в семье из трех поколений — большой и дружной, никогда ни от кого не слышала, чтобы кто-то из них ссорился. Когда я была маленькой, папа часто водил меня к этому дому, показывал улицы, где он гулял еще мальчиком. И сложилась такая семейная, добрая традиция: став мамой, уже со своими детьми я обязательно ходила к любимому дому их дедушки. Напротив стоит Кремлевская поликлиника, как ее называли раньше. У нее такой ажурный забор, само здание — с большими колоннами.

В свое время каждый из моих детей повторял дедушкин путь: пробегал по парапету около забора, обнимал колонну. Потом обычно мы по Сивцеву Вражку доходили до Филипповской церкви, где в тайне от родителей крестили моего папу. Для меня есть какая-то сакральность в этих местах. И то, что дом Цветаевой находится неподалеку, придает им еще больше особого смысла.

— Обычно празднование дня рождения, а уж тем более юбилея становится отправной точкой для новых свершений. Поделитесь планами, что хочется реализовать в ближайшем будущем?

— Надеемся, все открытые выставки привлекут еще больше посетителей, нам важно сохранить и поддержать интерес к ним. Поэтому мы приняли решение, что в октябре музей будет работать на час дольше — до 20:00, чтобы все желающие могли заглянуть к нам после работы. А мы сделаем для них дополнительную вечернюю экскурсию.

Кроме того, готовим новые выставки, которые, конечно, не пройдут незамеченными ценителями творчества Марины Цветаевой. Наши научные сотрудники работают над новыми циклами экскурсий и лекций, которые будут запущены уже в следующем году. В целом, не планируем сбавлять темп, который сами взяли.

КСТАТИ

Дом-музей Марины Цветаевой выпустил оригинальную сувенирную продукцию. Еще одним подарком к юбилею стала книга «Ариадна Эфрон: рассказанная жизнь». Это собрание устных рассказов дочери Цветаевой, которые записала Елена Коркина – исследователь и публикатор цветаевского наследия, текстолог и архивист, старший научный сотрудник Дома-музея.

ДОСЬЕ

Юлия Александровна Чурсина родилась и выросла в Москве. В 1989 году окончила школу № 67 на Кутузовском проспекте. По образованию юрист, окончила Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина. Имеет многолетний опыт работы в разных музеях и учреждениях культуры столицы.

Была куратором Дома-музея Марины Цветаевой в Департаменте культуры Москвы, поэтому еще до того, как в августе 2021 года ее назначили директором музея, хорошо знала его историю, проекты и команду.