В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Чеширский Кот на Пречистенке и шедевр Льва Руднева. Москвоведы — о своих любимых зданиях

Зданий с богатой историей в огромное количество. Историки, краеведы, специалисты по архитектуре могут рассказать о каждом множество интересных фактов. Но о некоторых строениях они говорят с особенным удовольствием — о тех, с которыми их связывают личные истории.

Чеширский Кот на Пречистенке и шедевр Льва Руднева. Москвоведы — о своих любимых зданиях
Фото: Mos.ruMos.ru

Видео дня

В Международный день памятников и исторических мест известные москвоведы, сотрудники Музея Москвы , Лариса Скрыпник и показали mos.ru здания, которыми они сами готовы любоваться бесконечно, и объяснили почему.

Денис Ромодин — о Доме культуры имени Русакова

Архитектурный краевед, старший научный сотрудник Музея Москвы

Я родился в Сокольниках и все детство провел там — в кварталах улиц Короленко, Стромынки и Колодезной. Мой дом располагался между двух станций метро, но ходить пешком было удобнее до «Сокольников» по Стромынке. Маршрут пролегал вдоль изящных оград бывших комплексов богаделен и домов призрения. Впрочем, тогда они были для меня просто красивыми, но не вызывали особого интереса. Гораздо больше меня манил другой объект, стоявший на пути, — Дом культуры имени Русакова. Построенный в лаконичном и строгом стиле конструктивизма в конце 1920-х по проектва, он всегда заставлял меня приостановить шаг.

Трибуны зрительного зала в выдвинутых из здания секторах, нависающих над тротуаром, напоминали мне детские кубики. Они и правда выглядят очень впечатляюще — беспрецедентное решение для мировой архитектуры. Здание должно было стать многофункциональным сооружением, так называемым домом-конструктором, в котором помещения могли мобильно разгораживаться на различные зоны под нужды учреждения.

Дом культуры связан для меня еще и с кружком моделирования, который я там недолго посещал. На занятиях мы делали модельки трамваев. Я получал большое удовольствие, потому что вырос недалеко от трамвайного депо, а мой дедушка работал на СВАРЗе — Сокольническом вагоноремонтно-строительном заводе. А еще я прекрасно помню, как ждал праздничную иллюминацию 7 Ноября, в годовщину Октябрьской революции, — Дом культуры загорался множеством электрических лампочек и становился еще более фантастическим.

К сожалению, в 1990-х и 2000-х здание обросло какой-то ресторанной пристройкой, хотя даже в таком виде оно все равно оставалось архитектурной доминантой района. Конечно, после недавней реставрации Дом культуры приблизился к своему первозданному виду. К нему я уже привык и рад, что могу чаще бывать внутри — уже в качестве зрителя Театрка, который там располагается.

Лариса Скрыпник — об особняке Охотниковых

Историк, преподаватель истории, писатель, старший научный сотрудник Музея Москвы

Из всех сохранившихся до наших дней роскошных усадеб на Пречистенке я особенно люблю особняк Охотниковых. Он интересен тем, что, помимо расположенного на красной линии улицы главного дома, здесь сохранился комплекс дворовых построек. Это большая редкость для Москвы.

В конце XVIII — начале XIX века на этом месте стоял деревянный усадебный дом Талызиных, сгоревший в пожаре 1812 года. Новый владелец усадьбы, корнет гвариков, возвел здесь каменные ампирные строения. Автор проекта главного дома доподлинно неизвестен. Возможно, им олов, ведавший застройкой в пречистенской части города.

Особняк знаменит не столько владельцами и архитектурными красотами. Прежде всего он прославился тем, что здесь в 1882–1923 годах располагалась знаменитая частная гимназия Льва Поливанова, или, как ее еще называли, Царскосельский лицей Серебряного века. Выпускниками гимназии белвьюсошин. Перерывы между занятиями гимназисты проводили во дворе. Если пофантазировать, можно представить, что там и сейчас слышны их голоса.

Полуциркульный дворик образован двумя флигелями, в которых располагались каретник, конюшни, амбары и кладовые. Сегодня их занимают мастерские скульпторов и художников. Именно благодаря им дворик имеет свое собственное, непохожее на другие лицо. Вместо типовой плитки под ногами историческая брусчатка. Здесь можно увидеть цветники, качели, деревянные пенечки. В День города и «Ночь музеев» тут работают открытые мастерские, проходят благотворительные ярмарки и концерты.

Однажды я привела сюда экскурсионную группу, и оказалось, что проход во двор закрыт — там велись ремонтные работы. Но мы решили все-таки заглянуть и зашли за ограждение. Увидев нас, бригадир что-то громко прокричал. «Ну вот, выгоняют», — подумала я. И в это мгновение повисла полная тишина: замолчали отбойные молотки, стихли голоса. Рабочие терпеливо ждали, пока я рассказывала экскурсантам об этом чудесном месте. Каждый раз, приходя во дворик, я вспоминаю об этом с благодарностью.

А еще во дворик каждый вечер приходит кот. При выезде из двора установлен шлагбаум, отбрасывающий тень на стену. Кто-то из местных художников пририсовал к ней волнистую линию, сделав тем самым пречистенский вариант Чеширского Кота: он исчезает с рассветом, а его хвост остается.

Андрей Клюев — о главном зии МГУ

Экскурсовод, москвовед, руководитель Городского экскурсионного бюро Музея Москвы

Главное здание Московского государственного университета на Воробьевых горах — особое для меня место. Здесь я провел студенческую молодость, строил большие планы и ощущал, что впереди очень интересная жизнь. Как и многие студенты МГУ, я гордился расположением и обликом своей альма-матер.

Это здание, творение архи Руднева (ему проект доста Иофана, отошедшего от дел), — высшая точка развития большого советского стиля конца 1940-х — начала 1950-х годов. В нем соединяются черты неоклассики и ар-деко — все эти бесконечные барельефы, рустовка и статуи.

С одной стороны, сложно назвать это место уютным: здание и территория вокруг него просто гигантские. Однако все меняется, если у вас личные воспоминания, связанные с ним. У меня они есть. Расстояние от метро небольшое, дорога идет через аллею с прекрасными фонарями. Здесь я погружался в свои мысли по пути домой после четвертой или пятой пары. Мне нравилось любоваться и внутренним убранством здания. Возможно, здесь есть перебор мрамора в парадных холлах первого и второго этажей. Но это не просто мрамор, а чудесные декорации, которые сопровождали меня по пути в аудиторию, были немыми слушателями разговоров с одногруппниками и свидетелями томительного ожидания приглашения на экзамен.

Знаю точно: главное здание МГУ настолько влюбляет в себя людей, что некоторые выпускники ищут возможности работать здесь, только чтобы по-прежнему бывать в нем ежедневно. Оно продолжает удивлять, даже когда кажется, что хорошо его знаешь. Например, за пару недель до получения диплома я обнаружил лестницу, ведущую в лаборатории на нескольких этажах, на которой не был ни разу за пять лет.