В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Сад, бассейн и промзона: рассказываем о проектах нижегородских художников, претендующих на премию Кандинского

17 ноября в состоится церемония награждения 13-ой Премии Кандинского, тогда же станут известны имена победителей. В числе номинантов в лонг-листе четыре нижегородских автора. Редакция сайта pravda-nn.ru пообщалась с художниками и узнала о проектах, претендующих на награду. Промзона автор: Павел Отдельнов номинация: Проект года год создания: 2015 — 2019 Самые удивительные и радостные для меня отзывы о проекте были рассказами о том, как кто-то заинтересовался своей семейной историей, связанной с производствами и расспросил об этом своих бабушек или дедушек. Успел расспросить, потому что вместе с нашими бабушками и дедушками бесследно исчезают и их воспоминания. Эти воспоминания — наша дверь в большую историю 20 века. Павел Отдельнов Проект Промзона — глубокое погружение художника в историю собственной семьи и родного . Серия картин, инсталляций и фильмов базируется на обрывках воспоминаний близких, материалов из архивов и собственных исследованиях города химиков. (6+) «Проект начался с того, что однажды мой папа, который больше 40 лет проработал на заводах Дзержинска, привел меня на «Капролактам», где он работал в 31-м (известном как ДДТ) и 33-м цехах. Мы попытались найти то, что осталось от этих цехов, но обнаружили, что они давно снесены, а на их месте бурьян. От Ворошиловского поселка посреди Восточной промзоны, где родился мой папа и где в детстве жила мама, не осталось почти ничего. Меня поразило, как быстро исчезает все, что связано с промышленной историей прошлого века и моей семейной историей, и как мало я об этом знаю. Целых четыре года после этого я посвятил моему проекту «Промзона»», — рассказывает Павел Отдельнов. Работы проекта разделены на 6 групп-тем: «Следы», «Доска почёта», «Руины», «Музей», «Песок» и «Кинозал». Произведения «Следов», «Руин» и «Песка» отсылают к призракам заброшенных заводов. «Доска почёта» рассказывает, как стирается индивидуализм, а личность превращается в образ идеологической машины. «Музей» включает в себя элементы жизни рабочих прошлого: запахи, шлам, графит, ямы, оставшиеся от бараков, «мартышки»-противогазы и даже лагеря для военнопленных. Фильмы «Кинозала» объединяют части проекта в единое целое. Реальные события забытой истории часто превращаются в мифы, и тогда сложно отличить правду от вымысла. Вот, что об этом говорит художник: «Экспозиция краеведческого или заводского музея почти всегда построена вокруг руководителей, наград и достижений; и почти всегда обходит вниманием жизнь «маленького» человека. Истории, которые рассказывают музеи и книги, изданные к юбилеям заводов, — только одна из граней того, что мы называем «правдой». Если происходили большие аварии со множеством жертв, советские заводские газеты просто «не замечали» их, продолжая рапортовать об успехах. Но если говорить только о достижениях, обходя острые углы и частные мнения, то это неизбежно становится мифотворчеством. Своя правда есть у каждого человека, который работал на этих производствах. Разумеется, любое частное свидетельство тоже ненадежно, как ненадежна сама память, и в этом нужно отдавать себе отчет. Но именно частное свидетельство может открыть для нас дверь в историю. Для меня такой дверью оказались воспоминания моих бабушек и папы. Для моего проекта мы издали сборник его воспоминаний о работе на химических заводах Дзержинска под заголовком «Без противогаза не входить!». Это самые запомнившиеся ему смешные и грустные моменты, которые происходили на производстве в 70-е — 80-е годы. Фрагменты этой книги стали частью выставки, я показал их рядом с моими картинами, на которых руины тех самых производств, где происходили описываемые папой события. Получилась встреча двух разных взглядов на прошлое, моего, человека, который видит лишь остывшие руины и моего папы, в памяти которого продолжают жить люди, работавшие здесь, и их лица и голоса. И моё, и папино свидетельства ненадежны и недостаточны. Но оказавшись рядом, они становятся чем-то большим». Интервью с Павлом Отдельновым читайте на сайте pravda-nn.ru Oratorium SARX SOMA авторы: объединение художников «ПРОВМЫЗА» ( и ) номинация: Проект года год создания: 2020 В основе проекта лежит идея потерь и утрат. Кеннет Дока в своей работе «Theory of Traumatic Loss» определил «бесправное горе», как утрату, которая не может быть открыто выражена, публично оплакиваема и не воспринимаема современным обществом. Переживающие утрату свидетельствуют, что сталкиваются с уменьшением важности самой потери, к некому нивелированию чувственности и сопереживания. Специально построенная для проекта высотная одиннадцатиметровая инженерная конструкция напоминающая трамплин, смыслово обозначена нами как переправа. Она позволяет запечатлеть процесс потери одушевленных и неодушевленных тел протяженным во времени, в замедленном времени. Подобный прием растянутого во времени переживания превращает переживания во вселенскую ментальную трагедию. арт-группа ПРОВМЫЗА Жизнь каждого человека состоит из сменяющих друг друга взлетов и падений. Эта идея легла в основу проекта. Oratorium SARX (в переводе с греческого «мясо») SOMA (в переводе с латинского «тело») реализовали в 2-х форматах: театральный перформанс с инсталляцией и видео. Арт-работа стирает границу между жанрами театра, перформанса, инсталляции, видео-арта и цирка. (12+) Группа ПРОВМЫЗА переосмысляет переживания потерь и утрат и выходят за пределы привычного восприятия. «SARX — физическое тело, плоть, SOMA — духовное тело. Смысловая и фонетическая игра — это всегда для нас важно в названии. В перформансе латынь представлена как некий объединявший все и вся элемент, как адепт философии «всечества» или пантеизма. Ведь латынь издревле была языком познания мира как здешнего, так и потустороннего. Классификация растений и животных представлена на латыни, религиозные мессы и каноны также пронизаны латынью. Латынь — как проводник между миром живых и потерянных. Мы же построили для этого переправу», — рассказывают авторы проекта. Звуковую часть перформанса и видео, «Ораторию для двух голосов» — сопрано и бас, написала композитор . Сочетание противоположных голосов отсылает к названию проекта, ведь бас часто называют «мясом» в музыке, а сопрано — «телом». Текст на средневековом латинском языке исполняют артисты театра голоса «Ла Гол» Алена Верин-Галицкая и Даниил Шапошник. Сад им. авторы: нижегородский художник и московский художник Алексей Корси номинация: Проект года год создания: 2019 Разговор о смерти — это далеко не табуированная тема. Когда за ужином собирается компания, первый заговоривший о смерти как будто разбивает корку льда: собравшиеся люди начинают чувствовать уместность и возможность рассказа о своем опыте. Это говорит нам о косности языка в разговоре о смерти и отсутствии пространства, где это разговор можно открыто и свободно практиковать. Смерть волнует всех нас, поскольку это одна из немногих вещей, в которой мы можем быть уверены. Артем Филатов Во внутреннем дворике крематория художники создали ботанический сад, разделенный на 4 природные территории — лес, луг, болото и поле. Это общественный мемориальный комплекс. «Сад им.» полон символов. На сайте проекта любой желающий может посвятить растение своему умершему родственнику. «Сад представляет собой естественное живое пространство, в котором растут растения типичные для средней полосы России. Лес, поле, болото и луг — яркие и сложившиеся биоценозы, связанные с нашей культурой и, главное, с нашей личной памятью. Часто я слышу, как сад напоминает посетителям сад из детства, сад бабушки. Мы хотели создать место, куда ты приходишь не за экзотическим опытом, а ищешь среди растений что-то личное, знакомое», — рассказывает Артем Филатов. В саду стоит колонка-доминанта. Из нее каждые 1,5 часа играет песня в исполнении оперной певицы Зои Петровой. Она исполняет на латыни на манер средневековых хоралов названия внутренних органов человека. Сад создавался как мемориальный проект и как терапия для скорбящих. Музыка и обстановка прекрасно справляются с обеими задачами. «Проекту предшествовало мое исследование, которое началось с чтения научных публикаций антропологов и специалистов в области death study (например, и его журнала «Археология русской смерти»), а продолжилось во время резиденции в , где культура кремации и осознанного ухода из жизни широко распространена. До моей поездки проект не был оформлен в конкретную форму, но после обращения к индустрии смерти за рубежом у меня возник образ, который и был воплощён в нижегородском крематории. Создание Сада — это попытка долгосрочного высказывания, направленного в вечность. Поэтому проект развивается и трансформируется даже сейчас, а я не перестаю изучать и обращаться к профессионалам из этой или смежных областей», — делится нижегородский художник. Остановка автор: номинация: «Молодой художник. Проект года» год создания: 2020 Мы живем в такое время, когда всего много, много продуктов, много услуг, много искусства. Если художник ставит себе задачу донести что-то до зрителя — скорее всего, у него ничего не получится. По крайней мере до того момента, пока по какой-то счастливой случайности не будет встречного движения от зрителя. В этом случае он сам разберется, что он может получить в результате опыта просмотра. Моя задача простая и сложная одновременно — я хочу, чтобы вещи работали на разных уровнях, вне зависимости от подготовленности зрителя. В случае Бассейна это дискурс, связанный с экологией и теми необратимыми изменениями, которые человек привносит в окружающий мир посредством использования таких материалов как пластик, гудрон и так далее. Мне также важны простые чувства, это могут быть ощущения, оттеняющие меланхолию или страх на ваш выбор. Владимир Чернышев В глубине леса, в заброшенном садоводческом товариществе, на проселочной дороге в 50 км от Нижнего Новгорода стоит звездная остановка. Обычно остановки служат частью пути, но у этого места иная задача. Арт-объект в лесной чаще социализирует нечеловеческое пространство и заставляет задуматься о пути и бесконечном ожидании. Стиль работы напоминает советскую остановку в стиле модернизма. Такие объекты обычно украшались мозаикой, у инсталляции декором служат изображения глиняных звезд, вываренных в гудроне. «Я часто изображаю звезды в графике или объектах. Тут важно понимать, что это не звезды, а изображения звезд. Это отсылка к представлениям, не к реальности. Это важно. Ну и вообще, в советское время остановки часто декорировали мозаиками или паттерном. Мой паттерн из звезд», — рассказывает Владимир Чернышев. Инсталляция «Остановка» — 3-я работа проекта «Загородные практики». Проект посвящен теме исчезновения культурного ландшафта. Большая часть арт-объектов «Загородных практик» находятся в пригороде Нижнего Новгорода, в их числе и звездная остановка. (0+) Бассейн автор: Владимир Чернышев номинация: «Молодой художник. Проект года» год создания: 2019В 2019 году в галерее FUTURO в Нижнем Новгороде проходила выставка Владимира Чернышева «Гудрон и гномы». Проект рассказывал о взаимоотношениях человека и природы через соседство фактов и мифов. (6+) «Бассейн занимает центральное место на выставке. Вопрос о фактах и мифах очень хороший и сложный. Смотря в какой плоскости мы говорим об этих вещах: в плоскости истории, искусства, экономики? Список длинный. Бассейн включает в себя множество противоречий, здесь важен как реальный материал — гудрон, с его реальными физическими свойствами и применением, так и метафора периметра без видимого дна, которая создает ощущение вязкости и в каком-то смысле неизведанности. Бассейн, как и Остановка, маскируется под действительность, разворачивая наши привычные ожидания от этой самой действительности», — рассказывает Владимир Чернышев. Бассейн, наполненный нефтепродуктами, был центральным объектом выставки. Непостижимая для человека стихия переменчива. Ее постоянные изменения и эгоистичная деятельность человечества приводит к таким необратимым последствиям, как разливы нефти. «Бассейн» символизирует эти противоречия во взаимоотношениях природы и человека. Арина Полтанова

Сад, бассейн и промзона: рассказываем о проектах нижегородских художников, претендующих на премию Кандинского
Фото: Нижегородская правдаНижегородская правда