В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Ставка Ивана Грозного в двух часах от Москвы: тайны города Александрова

Посмотреть город Александров решили на спор. Уроженец тех мест, коллега мужа, заявил, что ничего интересного мы там не найдем.
Ставка Ивана Грозного в двух часах от Москвы: тайны города Александрова
Фото: Вечерняя МоскваВечерняя Москва
Захотели мы Виктора переубедить. И отправились в Александров на электричке: с Ярославского вокзала дорога до городка занимает всего часа два. В пути выяснили, что историю своей малой родины спутник наш все-таки знает.
Видео дня
— Конечно, много туристов в Александровскую слободу приезжает, — рассказывает он. — Ставка Ивана Грозного 17 лет здесь была. Но мы сначала на Дичковское озеро отправимся. Оно в черте города, недалеко.
Зеркало в вечность
От красавца-вокзала до озера действительно оказалось рукой подать. Пока по улицам шли, Витька нас рассказами о рыбалке в этих местах развлекал. Но едва свернули с шумной трассы, говорить расхотелось. Как будто в иной мир попали. Под ногами шепчет что-то степным травам грунтовка. Березовая роща шумит, будто нервничает.
Побеспокоили мы ее. И вот же оно — озеро сквозь рыжую листву проглядывает!
— Подожди, — одергивает меня, рванувшую к воде, муж, — Витька знает, куда идти.
— Надо на восточный склон, — кивает его коллега. — Вот там, как говаривал Иван Васильевич, лепота!
По легенде, , гуляя по берегу озера с сыновьями, был поражен его красотой и воскликнул: «Ликуй, душа!» Наверняка это здесь случилось, где на высоком обрыве мощные сосны сторожат вековой покой зеркала в вечность. 30 тысяч лет древнему, ледниковому озеру. Сначала с подачи царя называли его Ликоуша, а позже, за богатство рыбой и большое количество дичи, что водилась в окрестностях, переименовали в Дичковское. Смотришь на него сверху вниз, а свысока не получается. Повидало оно, ровное, спокойное и дико красивое, столько, что и представить сложно. И вроде город кругом, а домов у воды нет. Виднеются вдалеке, на почтительном расстоянии, словно не хотят тревожить. Однажды, правда, попробовали
— Батя рассказывал, как в 70-х годах Птушко здесь снимал фильм «Руслан и Людмила», — рассказывает Виктор. — Тогда на берегу целый древний город в натуральную величину отгрохали. И сам режиссер признавал, что «места под Александровом исконно русские».
Пусть такими и остаются. Без новоделов и инноваций. Лишние они здесь. А шишку от самой старой сосны на память взяла. Сохраню.
Царев двор
На автобусе пересекаем город, оставляя в стороне памятник Ивану Грозному, что недавно установили на современной набережной реки Серой. Нам — туда, где возвышается над городом знаменитая Александровская слобода. По одной из версий, в местах этих располагался стан во время его поездки к отцу. Вот и стала она Александровской.
А в XIV веке великий князь Василий III велел построить в слободе загородный дворец. Владения эти перешли после смерти князя его жене , матери одного из самых противоречивых персонажей в российской истории, Ивана Грозного. При нем-то и стала Александровская слобода фактической столицей.
Сегодня территорию места, где вершилась одна из самых интересных страниц российской истории, делят между собой музей-заповедник и женский Успенский монастырь. Увы, в кассе музея узнаем, что экспозицию «Государев двор» в домовом храме в полном объеме увидеть нам не удастся: Покровская церковь закрыта на реконструкцию. В остальных зданиях слободы работают тематические выставки.
— Я и говорю — история есть, а смотреть нечего, — уныло констатирует Виктор.
Спасает окружающая атмосфера, воображение и подсказки интерактивного аудиогида музея. Узнаем, что в 1565 году, опасаясь заговоров, Иван IV с семьей уехал из столицы в Александровскую слободу. С собой взял все самое дорогое: казну, личную библиотеку, иконы и символы власти. Бояре, понятное дело, стушевались, стали просить царя на трон вернуться. Договорились.
Но в приезжал нечасто, предпочитая царствовать из слободы. Здесь была учреждена опричнина, функционировали приказы, Боярская дума, принимали послов. Переехал в Александров вслед за царем и первый на Руси Печатный двор. А еще проходила здесь знаменитая ярмарка невест, на которой Грозный выбирал будущую очередную царицу из двух тысяч претенденток. Сколько жен у царя было, историки до сих пор спорят, в одном лишь сходятся — судьба каждой весьма трагична. Из пояснения к репродукции известной картины Репина «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года» в одном из музейных залов узнаем, что трагедия здесь, в Александровской слободе, случилась. По одной из версий, Иван-сын рискнул заступиться перед батюшкой за свою жену, а тот его посохом в сердцах и ударил. После чего Грозный из слободы уехал и больше сюда не возвращался.
Первый летун
На смотровую площадку старинной Распятской колокольни отправляемся с исследовательским интересом. По легенде отсюда на самодельных крыльях из дерева и птичьих перьев, скрепленных воском, сиганул вниз первый русский летун — Никитка, холоп боярина Лупатова. В летописях рассказывается, что «русский Икар» преодолел крепостную стену, пролетел десяток метров и, чудом оставшись в живых, приземлился на берегу реки Серой.
— Далеко, не может быть! — хором заявили два моих спутника и ринулись вверх по крутым узким ступеням.
Вид на белоснежные храмы и стены слободы, честно, завораживает. Вот здесь-то точно полное ощущение, что паришь над временем и пространством. Думал ли об этом Никитка, сын Трофима? Или просто хотел, «аки птица», подчинить себе неизведанные законы гравитации? А мужчины продолжают спорить и прикидывают, как парню такой полет совершить удалось. Заодно царя ругают, что подвиг летуна не оценил. За связь с нечистой силой отрубили Никитке буйну голову, а крылья сожгли.
— Помнишь, в фильме «Иван Васильевич меняет профессию» Грозный с Шуриком на кухне сидят? — осеняет мужа. — Царь говорит: «Ты машину сделал? У меня тоже такой был: крылья смастерил. Я его на бочку с порохом посадил — пущай полетает». Эх, неправ был царь!
Словом, хоть не все мы увидели, контакт с былыми временами все-таки состоялся. И повод вернуться сюда есть. Когда не только услышать, но и увидеть можно будет палаты царские и подвалы пыточные.
— Кстати, нам еще в школе рассказывали, что Иван Грозный частенько сам бил в колокола Распятской, грехи замаливал, — вдруг вспоминает Виктор. — А сейчас слухи ходят, что монахини здешнего монастыря иногда видят, как «черный монах» поднимается на колокольню и бродит там по галерее.
После таких рассказов по лестнице каменной спускаюсь, с опаской оглядываясь. А вдруг?..
Почетный гражданин
Мимо старинного особняка на Советской улице пройти невозможно. Историко-художественный музей местные жители называют просто — Дом Первушина. Заходим. Величественная парадная лестница купца 2-й гильдии с огромным старинным зеркалом. Ничего себе «типичный уклад провинциального купечества»!
— Алексей Первушин — личность интересная, — рассказывает сотрудница музея Оксана Николенко. — Родился в бедной мещанской семье, рано осиротел и в 10 лет был отдан в услужение в семью местных фабрикантов Барановых.
Способный мальчик, в 23 года уже приказчик на Нижегородской ярмарке, чуть позже входит в совет директоров барановских ситцевых мануфактур. Реликвия музея — манерная книга. Фолиант, хранящий около двух тысяч образцов ткани. Диванная комната, гостиная с уникальным клавесином, спальня хозяйки. История жизни успешного человека, который сделал себя сам. Почетный гражданин города Первушин занимался не только торговыми делами, но и городскими проблемами, связанными с обустройством дорог, больниц, гимназий.
...Городской парк — продолжение первушинской усадьбы. Старый пруд и вековые деревья. Тоже память, тоже история города.
Дружочек, приезжайте!
Небольшой деревянный домик на Военной улице замечаем случайно, бродя по городу, шуршащему осенними листьями.
— Вы к нам? — почему-то удивляется женщина, стоящая у калитки.
Оказывается, здесь расположен музей и . Небольшая городская усадьба учителя математики Лебедева, которую в 1914 году арендовал муж Анастасии, инженер-химик Минц, приехавший в город на строительство военного завода. У сестры часто гостила Марина Цветаева. Залитая солнцем гостиная, скрипучие половицы
— Марина любила наш город, эту улицу, домики с резными рамами, — рассказывает встретившая нас экскурсовод Лариса Повяткина. — «Вот опять окно, / Где опять не спят. / Может — пьют вино, / Может — так сидят »
Рукописи, книги, личные вещи, фотографии. И кажется, кто-то только что вышел из комнаты. Может, Минц, любивший Анастасию и восхищавшийся талантом 22-летней Марины. Ходили же слухи, кто и в кого влюблен в семье Цветаевых. И Маринин ответ, строки, посвященные Минцу, написан здесь, в : «Мне нравится, что вы больны не мной...» По-женски изящно и элегантно поставленная точка.
Образы и метафоры экспозиции не рассказывают, а будто намекают: было, не было — загляни в окно, что поймешь?..
«Город Александров Владимирской губернии. Домок на закраине, лицом, крыльцом в овраг. Домок деревянный, бабь-ягинский. Зимой — сплошная печь (с ухватами, с шестками!), летом — сплошная дичь зелени, прущей в окна. Балкон (так напоминающий плетень!), на балконе на розовой скатерке громадное блюдо клубники и тетрадь с двумя локтями. Клубника, тетрадь, локти — мои. 1916 год. Лето. Пишу стихи к Блоку и впервые читаю Ахматову » — напишет Марина Цветаева в «Истории одного посвящения».
В марте 1915 года муж Марины Сергей Эфрон отправляется санитаром на фронт. А она уезжает в Александров. И буквально кричит в телефонную трубку Мандельштаму: «Дружочек, приезжайте!»
Странный роман, состоявший из приездов и отъездов, закончился здесь.
— Осип приехал в Александров для последнего, решительного объяснения, — рассказывает экскурсовод. — И все пошло не так. Домик, овраги, телята, монашки, подходящие к ограде бабы, с воем провожающие на фронт новобранцев Он не находил себе места и вскоре уехал, практически сбежал в : «Я здесь больше не могу. И вообще пора все это прекратить».
«Зная отъезжающего, уговаривать не стала. Помогла собраться: бритва и пустая тетрадка, кажется», — напишет Цветаева в воспоминаниях и добавит жестко: «Александровом подавился, как яблоком».
Небольшая калитка, ведущая во двор. Или из него. И каждый решает сам — зайти или пройти мимо. Осенью быстро темнеет. А в александровских окнах с резными рамами тут же вспыхивает теплый оранжевый свет.
— Может, еще пройдемся?..
Читайте также: Луч света в темноте