В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Состоится ли экуменический альянс между Эрдоганом и Варфоломеем?

После того, как президент в конце июля в режиме видеоконференции обратился к участникам восстановления в Трабзоне православного монастыря Панагия Сумела и мечети Святой Софии, вслед за тем ему позвонил константинопольский патриарх Варфоломей и поблагодарил президента за реставрацию монастыря и его повторное открытие для посещения. Турецкое правительственное агентство Anadolu сообщает некоторые подробности общения Варфоломея и Эрдогана. «Патриарх греческой в выразил удовлетворение по поводу поддержки и внимания, которые турецкий лидер проявил в вопросе восстановления монастыря, — передает агентство. — В ходе телефонного разговора патриарх поздравил мусульман с приближающимся праздником Курбан».

Состоится ли экуменический альянс между Эрдоганом и Варфоломеем?
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Говоря о реставрационных работах в древнем христианском сооружении, Эрдоган ранее заявил, что если бы турки были нацией, которая выступает против других верований, то на месте этого монастыря «сейчас гулял бы ветер». Его внимание к православному монастырю в Трабзоне и последующий разговор с главой Константинопольского патриарха очевидно вызваны тем, что турецкий президент в операции с преобразованием собора Святой Софии — музея Айя-София в Стамбуле получил не ту реакцию, на которую первоначально рассчитывал. Да, этот шаг поддержали многие турки, но будет ли эффект долговременным и сумеет ли правящая турецкая обернуть его в электоральные бонусы в последующем? Похоже, что в это не верят в самой , отчего Эрдоган выставил параллельный сценарий по Панагия Сумела, чтобы таким образом снять негативные эмоции у христианского мира после того, как в Святой Софии зазвучали исламские молитвы. Поэтому его беседа с патриархом Варфоломеем, которого президент подключил к процессу, носит постановочный характер.

Видео дня

Эрдоган всегда называл Европу «христианским клубом», решая собственные внутренние проблемы, повышая свой падающий рейтинг. Надо сказать, что и Европа в ответ акцентировала внимание на том, что «мусульманской Турции» нет места в ее доме. Однако все это выглядело «странной войной». Ведь по большому счету Анкара прекрасно видела, что дрейф Партии справедливости и развития в сторону мягкого политического ислама не вызывал раздражения на Западе, в том числе у ее партнеров по . Турцию даже подталкивали к тому, чтобы она интегрировалась в исламский мир. Реагировали на это спокойно. Но сейчас Эрдоган как будто бы перешел какую-то «красную черту», проявив самостоятельность во внешней политике в регионе. Поэтому такой сильной оказалась критика его действий по Святой Софии. Причем, если раньше Анкару ругали за отказ от демократических ценностей, то нынешняя атака Запада носит уже более глубокий цивилизационный характер, закрепляя новый статус-кво между христианским западным и исламским турецким мирами.

Реакция США, Франции, Германии, Австрии и других стран показала, что негатив в адрес Эрдогана базируется на мощной идеологически-религиозной подкладке, преодолеть которую ему будет сложно. И «операция Трабзон» вряд ли что-либо изменит. Равно как она не принесет дивидендов его партнеру, патриарху Варфоломею, на что уже намекает Русская православная церковь. Комментируя по просьбе восстановление монастыря, заместитель главы отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерея Николая Балашов привлек внимание к тому, что богослужения на праздник Успения Богородицы в Панагия Сумела, прерванные после его закрытия и разграбления в 1922 году, возобновились с 2010 года после визита патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Турцию, который состоялся годом раньше. «В том, что богослужения там стали возможными хотя бы раз в году, есть большая заслуга Русской православной церкви и России», — сказал он. В то время, как в прошлом «патриарх Варфоломей выразил большие сомнения, что это возможно» и «поделился опасениями, что сама постановка такого вопроса могла бы навлечь неприятности на Фанар со стороны турецких властей».

В 2009 году патриарх Кирилл посетил не только Стамбул, но и Анкару, встречался с Эрдоганом (тогда премьер-министром Турции) и другими турецкими государственными деятелями. Потом последовали одно за другим три паломничества верующих Русской церкви в древний Трапезунд с посещением монастыря Панагия Сумела. В августе 2010 года турецкие власти разрешили провести в монастыре праздничное богослужение, на которое приехали несколько тысяч верующих из Греции, России, Украины, Беларуси, Казахстана и ряда других стран. Российские греки оплатили дорогу, в частности, большую роль в этом сыграл депутат . Но «уже на следующий год для архиерея нашей Церкви, приехавшего в день Успения (по новому календарю) для сослужения с патриархом Варфоломеем, не нашлось места среди участников службы в монастыре Панагия Сумела», продолжил Балашов, «благодарность русским братьям быстро оказалась забыта».

В данном случае Московский патриархат напомнил патриарху Варфоломею в Стамбуле, что это Россия помогала укрепить его позиции в Турции, способствовала тому, что турецкие власти шли навстречу приданию культурному византийскому наследию, эксплуатацией которого занималась местная туристическая отрасль, исходного религиозного статуса. Упоминание причастности Саввиди, который также является главой «греков России» и известным меценатом, адресовано уже за пределы Турции. Так, после заявлений Эрдогана и Варфоломея на сайте депутата было размещено благодарственные письма от патриарха Кирилла и главы Элладской православной церкви архиепископа Иеронима II в связи с помощью, оказанной во время пандемии коронавируса. Это уже говорит о том, что Москва может выстраивать отношения с греческим православием и отстаивать его интересы, помимо Константинопольского патриархата. Поэтому далеко не факт, что экуменический альянс Эрдогана и Варфоломея, даже если он состоится, поможет им за пределами Турции.