Ещё
Сябитова перед увольнением свела счеты с Гузеевой
Сябитова перед увольнением свела счеты с Гузеевой
Шоу-бизнес
Бутина пообещала США «наш ответ Чемберлену»
Бутина пообещала США «наш ответ Чемберлену»
Общество
В деле о самоубийстве следователя из Сочи новый поворот
В деле о самоубийстве следователя из Сочи новый поворот
Происшествия
Меркель не встала во время исполнения гимна Казахстана
Меркель не встала во время исполнения гимна Казахстана
Европа

Глава ФСВТС Дмитрий Шугаев о потенциале экспорта российского вооружения 

Глава ФСВТС Дмитрий Шугаев о потенциале экспорта российского вооружения
Фото: RT на русском
Взаимодействие между и странами Ближнего Востока по экспорту вооружений идёт по нарастающей. Об этом на выставке Dubai Airshow 2019 рассказал RT глава (ФСВТС) . Большим спросом у ближневосточных партнёров пользуются российские ЗРПК «Панцирь-С1» и противотанковый ракетный комплекс «Корнет», контракты на которые, по словам Шугаева, «разлетаются как горячие пирожки». В Dubai Airshow 2019 принимают участие практически все российские организации, задействованные в сфере ВТС. Помимо традиционных средств ПВО и РЭБ участникам выставки были продемонстрированы новейшие образцы отечественной техники, в частности центры по борьбе с БПЛА: «Сапсан-Бекас», «Купол», «Таран».
— Дмитрий Евгеньевич, какой процент от общего российского портфеля оборонных заказов приходится на страны Ближнего Востока?
— Экспорт вооружений в странах Ближнего Востока складывался не одно десятилетие и носит традиционный характер. Сегодня мы можем говорить о примерно $2 млрд в год — это около 10—20% общего объёма. Наше сотрудничество движется поступательно, мы не в первый раз принимаем участие в таких выставках, как Dubai Airshow 2019, и главное — видим перспективы расширения этого сотрудничества.
— Какова доля авиационной техники в структуре российского экспорта в страны региона и какие её образцы являются наиболее востребованными в регионе?
— На долю авиации и ПВО приходится примерно по 40% от общего объема экспортируемого вооружения. Сегодня мы предлагаем наши новейшие истребители Су-30 и Су-35, модернизированный МиГ-29, а также МиГ-35, боевые вертолёты Ми-28, Ка-52, и соответственно, транспортные, военно-транспортные вертолёты из серии Ми-17 — практически всю палитру вертолетной техники. На выставке мы представляем и технику ПВО, которая весьма востребована сегодня в мире: наши знаменитые системы С-400, хорошо зарекомендовавшие себя С-300 и большую палитру средств ПВО, которые призваны защищать локальный объект, — «Торы», «Буки» и «Панцири». Сегодня они являются одними из самых востребованных систем противовоздушной обороны, которые работают в режиме и ракетного, и пушечного поражения.
— Какие новинки и популярные у партнеров виды техники демонстрирует Россия на выставке Dubai Airshow 2019?
По информации организаторов выставки, здесь сегодня присутствует более 1,2 тыс. участников из 63 государств. При этом, как я уже сказал, Россия не одно десятилетие принимает участие в выставке Dubai Airshow. И, что очень важно, сегодня практически все организации, которые осуществляют военно-техническое сотрудничество, находятся на нашем так называемом российском острове. Это и , и «Рособорнэкспорт», все предприятия, которые входят в , — , , «Ильюшин», это  — производитель С-400, корпорация «КРЭТ», которая занимается средствами радиоэлектронной борьбы, и многие другие.
И очень важно, что сегодня мы также привезли и натурные образцы. Это, к примеру, некоторые виды гражданских вертолётов — прежде всего, вертолет Ми-38 в ВИП-исполнении и вертолет «Ансат». Но для тех, кто интересуется больше военной техникой, впервые в Эмиратах представлен учебно-боевой Як-130. Самолет, который обладает уникальными качествами. Он предназначен для обучения пилотов, в том числе, стремящихся, так сказать, повысить свою квалификацию и летать уже на самолетах четвёртого и пятого поколений. Это машина, которая очень востребована сегодня. И конечно, на экспозиции представлены в виде различных интерактивных презентационных материалов наши самолеты Су-35, МиГ-35, вертолётная техника. Что ещё немаловажно, сегодня мы делаем презентацию средств по борьбе с беспилотниками. Так что сегодня здесь представлена практически вся палитра, которая интересует наших клиентов.
— Как вы оцениваете состояние и перспективы военно-технического сотрудничества России и ОАЭ? Обсуждаются ли новые контракты на системы ПВО и на модернизацию поставленных ранее ЗРПК «Панцирь»?
— С Объединенными Арабскими Эмиратами мы сотрудничаем с 1987 года. В своё время в эту страну была осуществлена поставка достаточно большого количества вооружений, в том числе БМП. И знаковым, наверное, можно назвать проект создания «Панциря-С1». Сегодня на вооружении Эмиратов не один десяток этих машин.
Они очень хорошо себя зарекомендовали, но уже подошло время их модернизации. И сегодня мы как раз обсуждаем вопрос модернизации «Панцирей», которые находятся на вооружении ОАЭ. В связи с этим немаловажным является и вопрос создания специальных технических центров по обслуживанию техники ПВО и другой, ранее поставленной. А с учётом того, что в Эмиратах достаточно развитая инфраструктура, такие центры могли бы быть задействованы для обслуживания техники, которая поставлена в целом в страны региона, то есть они могли бы стать региональными центрами.
— Как развивается сотрудничество с Турцией по авиационной тематике? Ожидаются ли более активные, предметные переговоры по поставке Су-35 и/или Су-57? Расскажите, пожалуйста, о проектах по совместной разработке истребителя поколения 4++ и кооперации по истребителю пятого поколения…
— Российская сторона готова проработать вопрос о поставке в Турецкую Республику истребителей Су-35 в том случае, если мы получим официальное обращение. Вопрос о возможности поставки Су-57 — это более дальняя перспектива. Хотя бы потому, что у нас первоочередным, как у любого государства, стоит вопрос исполнения государственного оборонного заказа, то есть удовлетворения потребностей национальных ВВС. Что касается перспективных разработок по самолету 4++, то определенные предварительные переговоры на этот счет у нас ведутся. Ну и некие, скажем так, пробные консультации по самолету 5-го поколения.
У России так же, как и у Турции, есть все возможности для того, чтобы сотрудничать по этой тематике. Отдельно хотелось бы отметить, что сегодня турецкий военно-промышленный комплекс развивается весьма активно — наши партнёры уделяют этому вопросу большое внимание. А поскольку у нас есть большие наработки и тема создания самолета 5-го поколения у нас практически решена, мы могли бы найти формы сотрудничества между нашими странами по созданию самолета нового поколения. Но, в любом случае, это вопрос будущего.
— Когда может быть принято окончательное решение о приобретении Турцией дополнительных систем С-400 в качестве опциона к действующему контракту? Повлияют ли переговоры, которые Турция проводит с США по программе F-35, на ход диалога по второму контракту?
— Контракт на поставку систем С-400 находится в активной фазе, в стадии реализации. До конца этого года мы проведём обучение турецких специалистов, а это не один десяток человек. Весной системы будут уже развёрнуты, встанут на боевое дежурство. Таким образом, контракт будет исполнен. В настоящее время на территории Турции какой-то организации совместного производства не ведётся — это является некой перспективой и предметом переговоров. Что же касается будущих закупок, то Турция, естественно, как независимое государство, самостоятельно принимает решение на этот счёт. Ну, а мы надеемся, что всё-таки такой контракт в ближайшее время состоится. У нас, по крайней мере, есть такое ощущение.
— Обсуждаются ли дополнительные поставки С-300 Ирану? Заинтересована ли республика в покупке С-400, и собирается ли Тегеран покупать российское наступательное оружие после снятия ограничений в 2020 году?
— Военно-техническое сотрудничество с Ираном в настоящее время ограничено резолюцией Совбеза ООН 2231 от 2015 года, поэтому более полное, скажем так, военно-техническое сотрудничество может быть, конечно, организовано после того, как эти рестрикции будут сняты. Однако ещё в 2016 году мы поставили ИРИ систему ПВО. Гарантийный срок в 2018 году истёк, поэтому сегодня вместе с нашими иранскими партнёрами мы осуществляем обслуживание этой системы в рамках создания специального технического центра. Дополнительные поставки С-300 Ирану мы сегодня не обсуждали. Но, по нашей информации, ИРИ заинтересована в приобретении боевых самолётов, вертолётов и другой техники. Пока мы реализуем те контракты, которые заключили ранее и которые касаются техники, не подпадающей под соответствующие санкции . Это, прежде всего, техника, которая рассчитана на проведение радиомониторинга, комплексы разведки. В общем, та техника, которая к наступательным вооружениям не относится и, соответственно, под санкции не попадает.
— В каком направлении в ближайшие годы будет развиваться ВТС с Дамаском? Обсуждаются ли новые контракты на поставки вооружений, военной техники и боеприпасов?
— Военно-техническое сотрудничество с Сирией развивается у нас планомерно. В настоящее время мы находимся в стадии реализации тех контрактов, которые были заключены ранее. Это, прежде всего, касается авиационной и сухопутной тематики. Перспективы дальнейшего, более широкого сотрудничества, наверное, целесообразно будет обсуждать после того, как внутриполитическая ситуация в Сирии стабилизируется.
— В сентябре Саудовская Аравия пропустила атаку дронов на свои нефтяные объекты. Есть ли в этой связи договоренность с саудитами о поставках ЗРПК «Панцирь-С1», который сегодня наиболее приспособлен для уничтожения малоразмерных целей?
— С Саудовской Аравией обсуждаются возможности по развитию национальной системы ПВО с использованием российских систем и комплексов «Панцирь-С1». Кстати, это достаточно уникальная машина, и у неё, действительно, довольно редкие возможности. Это единственная в мире боевая машина, на базе которой размещены современные радиолокационные средства обнаружения и сопровождения целей. При этом используется и ракетное, и пушечное вооружение. То есть очень многофункциональный комплекс. Более того, он постоянно модернизируется. Это касается и радаров, и ракетного вооружения. Сегодня многие страны интересуются этой системой. Уже сделано порядка 15 заявок.
Есть у нас и такое противотанковое средство, как «Корнет», которое, как мы говорим, разлетается, как горячие пирожки, — за ним стоит очередь. Вот и на «Панцирь» сегодня выстроилась очередь. Я полагаю, что за такого рода техникой будущее. Партнёры из Саудовской Аравии, соответственно, тоже интересуются этой техникой.
— На фоне ситуации с Saudi Aramco проявляется ли интерес к российским средствам борьбы с БПЛА? Пользуются ли российские средства борьбы с беспилотниками спросом на Ближнем Востоке?
— В соответствии с обращением саудовских партнеров российская сторона неоднократно проводила различного рода презентации комплексов борьбы с беспилотниками. В настоящее время мы ожидаем некой реакции. Хотел бы отметить, что на этой выставке мы представляем достаточно серьёзные машины, мобильные центры, высокомобильные центры по борьбе с беспилотными летательными аппаратами: «Сапсан-Бекас», «Купол», «Таран» — наши новые системы. Ну и, кстати, возвращаясь к «Панцирю»: пушечное вооружение очень хорошо работает против беспилотников, к тому же это не так дорого, как уничтожение БПЛА ракетами — поражение беспилотников пушечным вооружением «Панциря» намного дешевле.
Видео дня. Как женщины цинично зарабатывают на своих детях
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео