Ещё
Зеленский заставил Кремль изменить план
Зеленский заставил Кремль изменить план
В мире
Подведены итоги встречи "нормандской четверки"
Подведены итоги встречи "нормандской четверки"
Политика
Зеленский признался в полной беспомощности по Донбассу
Зеленский признался в полной беспомощности по Донбассу
В мире
Учителя школы в РФ отдохнули в ОАЭ за счет родителей
Учителя школы в РФ отдохнули в ОАЭ за счет родителей
Образование

Запад мечтает, чтобы русские предали Иран ради Израиля 

Запад мечтает, чтобы русские предали Иран ради Израиля
Фото: Свободная пресса
Во-первых, несколько моих друзей недавно предложили мне взять интервью у профессора Сейеда Мохаммада Маранди. Затем я прочитал этот в высшей степени интересный текст на сайте Moon of Alabama и решил попросить профессора Маранди поделиться своими взглядами на текущую ситуацию в , Персидском заливе и на остальной части Ближнего Востока. Г-н Маранди весьма любезно согласился ответить на мои вопросы, несмотря на его чрезвычайно беспокойный и напряженный график. Я очень благодарен профессору Маранди за его время и ответы. Важно отметить, что профессор Маранди развенчивает глупое представление о том, что  и  являются союзниками или работают вместе. Он также опровергает другой слух — о том, что у России и Ирана есть серьезные разногласия по . Профессор Маранди, который в настоящее время находится в Иране, располагает отличными связями и великолепно информирован, и я надеюсь, что посредством этого интервью на некоторые из наиболее диковинных слухов, которые недавно были весьма распространенными, наконец-то будут смотреть как на то, чем они и являются — полной, тотальной чепухой. Наслаждайтесь интервью!
Андрей Раевский: — Часто говорят, что существует «Ось Сопротивления», в которую входят Сирия, , Иран, Россия и . Иногда в этот список добавляют , или . Считаете ли вы, что такая «Ось Сопротивления» существует, и, если да, то как бы вы охарактеризовали природу этого неформального альянса? Считаете ли вы, что этот неформальный союз может когда-либо перерасти в официальный политический или военный союз или в договор о коллективной безопасности?
Профессор Маранди: — Я определенно считаю, что «Ось Сопротивления» существует. Она в настоящее время включает Иран, Сирию, , Сектор Газа, , части и . Я не думаю, что мы можем каким-либо образом включить в нее КНДР. Я полагаю, что Россию можно в определенной степени считать связанной или аффилированной с этим сопротивлением. Но это не то, что многие чувствуют необходимым признать. На определенных уровнях существует много общего между политикой России и Китая, а также политикой стран и движений в этом регионе, связанных с этой «Осью Сопротивления». То же самое относится и к таким странам, как Венесуэла, и Куба, которых я не считаю похожими на Северную Корею. Как почти и везде, американская политика на Корейском полуострове уродлива и злонамеренна, ее цель — гегемония, но характер правительства КНДР в корне отличается от политики Венесуэлы или Кубы, независимо от того, хотели бы американцы или европейцы признать это или нет. Другие могут интерпретировать «Ось Сопротивления» так, чтобы включать в нее или исключать из нее определенные страны, но совершенно очевидно, что, когда речь идет об определенных ключевых вопросах, Иран и Россия имеют схожие политические цели. Тем не менее, Россия имеет тесные отношения с израильским режимом, тогда как Иран считает его государством апартеида, почти идентичным государству апартеида в . Или, например, позиция правительства Сирии в отношении Израиля отличается от позиции Ирана. Официальная сирийская позиция заключается в том, что Западный берег и Сектор Газа должны быть возвращены палестинцам в соответствии с резолюциями , а оккупированные Голанские высоты должны быть возвращены сирийскому народу, что является законным требованием. Но иранская позиция иная, Иран твердо верит, что Израиль является колониальным режимом и режимом апартеида и что в его нынешнем виде его существование морально неприемлемо. Поэтому, по крайней мере, официально, есть существенные различия.
Таким образом, люди могут интерпретировать «Ось Сопротивления» по-разному. Важно помнить, что, несмотря на Сирию, Иран, и  также сближаются, в частности, благодаря враждебности , и  по отношению к братьям-мусульманам. Важно то, что существует растущий консенсус в отношении ключевых проблем в этом регионе и в определении того, что является основными проблемами. И я думаю, что со временем этот слабый союз стран и движений становится все более влиятельным и все более сильным. Я не могу сказать, возникнет ли официальный или открытый договор о коллективной безопасности или военный союз, созданный какой-либо из этих стран в ближайшем или обозримом будущем, но я такой необходимости не вижу. Однако я думаю, что это сближение идей очень важно, и я думаю, что формальные и неформальные связи, существующие между этими странами, во многих отношениях более важны и значительны, чем формальные политические или военные альянсы или договоры о безопасности.
АР: — В последние месяцы ряд наблюдателей заявляли, что Россия и Израиль работают рука об руку, а некоторые зашли настолько далеко, что заявляли, будто Путин, в общем-то, является пешкой в руках Нетаньяху и что Россия лояльна интересам Израиля и сионистов. Вы согласны с этой точкой зрения? Как иранские официальные лица оценивают российские контакты с израильтянами, беспокоит ли это их или они считают, что эти контакты могут быть полезны для будущего региона?
М: — Это чепуха. Режимы США и Израиля культурно и идеологически связаны друг с другом, в то время как американцы испытывают глубокую антипатию к России. Вот почему у русских совсем другая позиция по Сирии, чем у американцев и израильтян. Израильтяне вместе с США, , саудитами и некоторыми соседними с Сирией странами поддерживали ИГИЛ*, Аль-Каиду** и другие экстремистские образования и пытались разорвать Сирию на части. Как объяснялось ранее, российские взгляды на Израиль отличаются от иранских. В Израиле много евреев-иммигрантов из России. Они составляют значительную часть колонистов в , и они в основном используются для дальнейшего подчинения палестинского народа и этнических чисток. Вообще говоря, интересы России находятся в резком противоречии с интересами США — самого сильного союзника Израиля. Кроме того, тесные отношения России с Сирией восходят к холодной войне, а неустанное давление США на Китай и Россию также стало мощным катализатором ускорения их сближения друг с другом, а также с Ираном по ключевым вопросам. Китайцы и русские прекрасно знают, что Соединенные Штаты, европейцы и страны региона широко используют экстремистов в Сирии для подрыва государства и что эти силы могут быть позже использованы для подрыва безопасности в Центральной Азии, России и Китае. Большое количество граждан России, Китая и республик Центральной Азии прошли подготовку для того, чтобы воевать в Сирии, и это представляет серьезную угрозу их коллективной безопасности. Соединенные Штаты могут использовать этих и других экстремистов в попытке помешать потенциальному успеху инициативы «Пояс — путь» или другим планам азиатской интеграции. Таким образом, между россиянами и американцами наличествует острый и разрастающийся конфликт.
У Ирана нет обеспокоенности относительно российско-израильских отношений. Очевидно, что в идеальном мире Иран хотел бы, чтобы Россия разорвала отношения с израильским режимом из-за его природы как апартеида. Но реальность — это реальность; отношения Ирана с Россией очень хорошие, и иногда я уверен, что через русских иранцы посылают израильтянам определенные предупреждения.
АР: — Как воспринимают Россию в Иране? Большинство иранцев по-прежнему с подозрением относятся к России или считают, что в лице России они имеют жизнедеятельного и честного партнера? Каковы основные сомнения/опасения патриотов-иранцев, когда они думают о России?
М: — Исторически у иранцев с русскими были серьезные проблемы. Русские и Советский Союз активно вмешивались во внутренние дела Ирана; они подрывали суверенитет Ирана. Но с момента распада Советского Союза имидж России изменился. Особенно после того, как в 2015 году Россия начала борьбу в Сирии вместе с Ираном, имидж России значительно улучшился. Когда мы смотрим на опросы, то по сравнению с западными странами имидж России довольно хороший.
Западные правительства владеют десятками средств массовой информации на персидском языке или финансируют их. Эти средства массовой информации, такие как «Голос Америки» и BBC Persian, среди прочего, постоянно распространяют антироссийскую пропаганду. Очевидно, что они оказывают определенное влияние, и это сочетается с историческими опасениями Ирана в отношении России. Но, несмотря на все это, имидж России относительно благоприятный, и это говорит о многом.
АР: — Как насчет Турции? У Ирана и Турции в прошлом были сложные отношения, однако в случае англо-сионистской войны против Сирии два государства работали вместе (и с Россией). Означает ли это, что Турция рассматривается как жизнедеятельный и честный партнер в Иране?
М: — Отношения Ирана с турецкой властью сложны, особенно из-за постоянных политических изменений, которые происходили в Турции на протяжении последних нескольких лет. В глазах многих это сделало власть ненадежной. Сказав это, необходимо отметить, что Турция очень отличается от ваххабитских режимов на Аравийском полуострове. Турецкая исламская традиция имеет поразительное сходство с исламской культурой Ирана, и из-за ее сильной суфийской традиции Турция намного ближе к Ирану, чем, например, к ваххабитской Саудовской Аравии.
По иронии судьбы, до конфликта в Сирии у президента Эрдогана были более тесные личные отношения с президентом Асадом, чем у иранцев.
В любом случае, у Турции очень сильные экономические, политические и культурные отношения с Ираном. Американская поддержка террористов РПК*** в Сирии также разозлила турок, придав новый импульс сближению Турции и Ирана. Даже политика Турции в отношении Сирии развивается, хотя правительство не может радикально изменить ситуацию из-за многолетних попыток смены режима.
АР: — Далее, обращаясь к Ираку, как бы вы охарактеризовали «баланс влияния» Ирана и США в Ираке? Должны ли мы рассматривать иракское правительство как союзное Ирану, союзное Соединенным Штатам или как независимое? Если Империя нападет на Иран, что будет в Ираке?
М: — Отношения между Ираком и Ираном значительно важнее, чем отношения между Ираком и США. Иран и Ирак являются союзниками, но этот союз не противоречит идее независимости Ирака. Региональная политика Ирака не идентична политике Ирана. Но у этих двух стран очень схожие интересы, очень тесные отношения, многие иракские лидеры провели годы в Иране, и большая часть иракского населения живет недалеко от общей границы между двумя странами, составляющей более 1200 км. Таким образом, торговля, паломничество и туризм являются ключевыми для обеих стран. Религиозные сходства и святые места, которые находятся в Иране и Ираке, являются огромным стимулом для взаимодействия двух стран. В Иране учится много иракских студентов, а многие иранцы работают в Ираке. Тот факт, что иранцы пошли на большие жертвы, борясь с  в Ираке, и что многие иракцы приняли мученическую смерть в войне с ИГИЛ и , является ярким свидетельством того, что происходит вопреки давлению США.
Паломничество Арба'ин****, которое происходит каждый год, когда миллионы иранцев и иракцев идут рядом в сторону Кербелы, когда десятки тысяч иракских и иранских добровольцев помогают паломникам по пути, я думаю, является еще одним признаком этой тесной связи.
Хотя присутствие США в Ираке по-прежнему носит гегемонистский характер, Иран не стремился мешать Ираку поддерживать нормальные отношения с другими странами. Тем не менее, США продолжают добиваться контроля над Ираком через крупнейшее в мире посольство, через свое военное присутствие и через влияние на бюрократию. Соединенные Штаты по-прежнему располагают огромным влиянием на то, как расходуются нефтяные богатства страны.
Тем не менее, несмотря на колониальное поведение США, продолжающееся расхищение американцами нефтяного богатства Ирака и их бандитское поведение, иракцы смогли отстоять значительную долю независимости. В конечном счете, это продолжающееся поведение США вызовет среди иракцев лишь дальнейшее возмущение. Империя редко принимает во внимание эти реалии, она стремится накапливать влияние и богатство с помощью грубой силы. Но в долгосрочной перспективе это порождает глубоко укоренившийся гнев и враждебность, что в какой-то момент создаст большие проблемы для Империи, тем более, что гнев и волнения растут по всему региону, если не по всему миру.
Весьма маловероятно, что режим в Вашингтоне нападет на Иран, если это приведет к региональной войне, которая вытеснит Соединенные Штаты из Ирака, Афганистана, Ливана и Сирии. Саудовская Аравия и Эмираты быстро рухнут, а цены на нефть и природный газ взлетят к небесам, что приведет к глобальному экономическому кризису в то же самое время, когда миллионы людей будут мощными потоками двигаться в Европу.
АР: — Часто говорят, что цели России и Ирана в Сирии принципиально разные и что между этими двумя странами из-за этих разногласий регулярно возникает напряженность. Это правда? Чем, на ваш взгляд, отличаются цели России и Ирана в Сирии?
М:— Новости, которые мы иногда слышим о серьезной напряженности, существующей между иранцами и русскими в