Ещё

Strategic News International (Индия): Владимир Путин — экспансионист или прагматик? 

Фото: ИноСМИ
Мы должны смотреть на российскую внешнюю политику под руководством Путина сквозь индийскую, а не западную призму. К сожалению, на общественное восприятие России в Индии сильно влияют высказывания о стране в западных политических и медийных кругах. Эту точку зрения регулярно воспроизводят наши собственные СМИ.
Во время холодной войны Советский Союз наряду с Америкой считался сверхдержавой. После распада СССР Россия потеряла этот статус, погрязла в беспорядках и тяжелом экономическом кризисе, ее ресурсы разграбили олигархи, а эксперимент по внедрению демократии и открытого рынка под руководством американских советников скорее ухудшил ситуацию, чем стабилизировал ее.
Если из этого Путин вынес, что России не подходит ни западный стиль демократии, ни рыночная экономика, он, возможно, не ошибался. На внутренней и международной арене Путин ставил целями восстановление российских власти и влияния, защиту интересов России в сфере политики, экономики и безопасности с помощью сочетания авторитаризма и демократии, поддержание свобод при наличии ограничений, восстановление контроля над политикой и экономикой страны.
Назвать внешнюю политику Путина экспансионистской было бы неправильно. В сущности, изначально его политика была оборонительной. Российскому лидеру нужно было разбираться с западной экспансией в Европе через НАТО и ЕС. Обе организации расширяли членство для стран Балтии и Восточной Европы с единственной целью — втянуть Грузию и Украину на орбиту Евросоюза с помощью договоров об ассоциации, а потенциально даже членства в НАТО. В России это воспринималось как западный экспансионизм в сторону ее естественной сферы влияния с целью изолировать страну от Европы, постоянно ослабляя и пробивая ее оборону.
Западная интервенция разрушила Югославию и привела к изменениям у границ России. НАТО начала расширяться на Балканы: в 2017 году к ней присоединилась Черногория, готова к вступлению в альянс Македония. Соединенные Штаты разместили компоненты своей системы ПРО в Польше и Румынии, что привело к разногласиям между Штатами и Россией по поводу ДРСМД. Америка обвиняла Россию в нарушении договора — разработке новой ракеты — и добивалась полного уничтожения оружия, а Россия рассматривала как нарушение размещение систем ПРО в Европе. Теперь США заявили о выходе из ДРСМД, что приведет к новому витку напряженности в Европе.
Аннексию Крыма и поддержку этнически русского населения на востоке Украины нужно рассматривать в этом контексте, а не просто как нарушение Россией норм международного права, изменение территориального статуса-кво в Европе и строительство империи. Корень украинской проблемы кроется в ползучей экспансии НАТО и ЕС на Восток, где Украина — заветная цель. Западу следовало действовать более осмотрительно и не способствовать кризису на Украине, учитывая разногласия между русскоговорящим и этнически русским православным населением на востоке и более прозападным, католическим — на западе, не говоря уже о жизненно важных для России интересах в сфере политики, экономики и безопасности.
Запад вторгся в Ирак, Ливию, Сирию, а теперь и в Венесуэлу по причинам, которые не идут ни в какое сравнение по серьезности и уровню угрозы для национальной безопасности с теми, которые привели к российской интервенции на Украину. Россия наблюдала за тем, как США и их союзники разрушают Ирак, Ливию и вторгаются в Сирию для смены очередного режима в Западной Азии. Запад участвовал в формировании карты Западной Азии, оставляя постоянного члена Совбеза ООН — Россию — наблюдать со стороны. Давние отношения с Сирией, необходимость сохранить военную базу в Тартусе и борьба с «Исламским государством» (ИГИЛ, запрещенная в РФ террористическая организация — прим. перев.) привели к тому, что в 2015 году Путин вмешался в ситуацию в Сирии. Это было смелым шагом, учитывая, что Россия сдавала позиции, но он оказался успешным.
У России свое видение возникновения «Исламского государства». По ее мнению, Запад управлял силами ИГИЛ по геополитическим причинам, а мишенью была Россия. Сейчас нельзя принять ни одно решение по Сирии без участия России. Ее успешное вмешательство изменило отношения страны с арабскими региональными игроками, потому что они увидели возрождение российской мощи, с которой нужно считаться. В ходе борьбы с «Исламским государством» Россия также получила возможность продемонстрировать свое новейшее высокотехнологичное оружие. Россия, Иран и Турция достигли прагматичного взаимопонимания по Сирии, которое отвечает интересам трех стран.
Несмотря на тесное сотрудничество с Ираном и Турцией по Сирии в противовес вмешательству Саудовской Аравии, Россия достигла взаимовыгодной договоренности с Эр-Риядом, в том числе по уровню производства нефти. В декабре 2018 года Россия и ОПЕК договорились сократить производство нефти на 1,2 миллиона баррелей в сутки, Россия согласилась снизить производство на 230 тысяч баррелей от общего производства, что не так уж и много.
Россия борется с падением цен на нефть на перенасыщенном рынке и противодействует давлению США на Саудовскую Аравию, цель которого — сохранить цены на нефть на низком уровне, чтобы убедиться, что исключение Ирана из международного рынка нефти не повлечет рост цен и не помешает их санкционной политике против Ирана. Кроме того, Москва пытается извлечь политическую выгоду из возникших сложностей в саудовско-американских отношениях на фоне убийства Хашогги. Этим можно объяснить рукопожатия между Путиным и саудовским наследным принцем Мухаммедом бен Салманом на саммите G20 в Аргентине.
Сегодня Запад демонизирует Россию и Путина. Предполагаемое вмешательство Москвы в президентские выборы в США, приведшее Трампа к власти, стало предметом интенсивной внутриполитической борьбы в Соединенных Штатах. Демократы пытаются признать выборы нелегитимными из-за поддержки победившего кандидата Россией, в то время как Конгресс ищет поводы для того, чтобы наложить на Россию жесточайшие санкции, как в случае с принятием закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который серьезно сказался на индийских оборонных связях с Россией. Диалог между Россией и США фактически прервался, по поводу чего Путин постоянно высказывает беспокойство, так как справедливо полагает, что проблемы, с которыми сталкивается международное сообщество, требуют взаимодействия.
Однако США окрестили Россию своим основным врагом. На фоне постоянных санкций США и ЕС из-за Украины, отравления Скрипаля и всего остального Россия укрепила стратегическое партнерство с Китаем, что также имеет последствия для Индии. Путин теперь противостоит американской силе везде, где может, превозмогая западные санкции, демонстрируя такое новейшее вооружение, как гиперзвуковые ракеты, подводные дроны и прочее, чтобы, как видится, свести на нет эффективность любой американской системы ПРО. Он делает это с возросшей уверенностью, после того как поставил американцам шах и мат в Сирии.
Это объясняет весьма прагматичный подход Путина к решению проблем, прежде всего с учетом потребностей России. Он достиг взаимопонимания с Эрдоганом, президентом Турции, страны — члена НАТО, у которой сейчас непростые отношения с США и Европой. Он установил контакты с Пакистаном, который также испытывает давление США из-за своей двойной политики в отношении терроризма и Афганистана. Он начал проводить совместные учения с Пакистаном, а также продал ему несколько боевых вертолетов. Он начал официальный диалог с Талибаном (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. перев.), признавая его легитимную политическую силу в Афганистане. Это привело к политическому и стратегическому разрыву в позиции относительно Талибана между Индией и Россией. Такая растущая несогласованность подходов между Россией и Индией по Афганистану важна в контексте того, что Индия, Россия и Иран в прошлом поддерживали Северный альянс против талибов, а сегодня Россия и Иран поддерживают их возвращение к власти в Афганистане. Сможет ли Россия надавить на Талибан после вывода войск США, умерить его исламизм, рассчитывать на организацию в предотвращении религиозного экстремизма, текущего в Центральную Азию из Афганистана, — серьезный вопрос.
Индийско-российские отношения остаются прочными, но из-за новых вызовов и проблем на международной арене, которые влияют на возможность маневров для обеих государств, нужно соблюдать осторожность.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео