Ещё

Kayhan (Иран): куда покатится мир в 2019? 

Фото: ИноСМИ
2018 год точно войдет в историю. Особенным он стал благодаря многим важным событиям и в Европе, и в Азии, и в Африке, и в Америке. Вспомним хотя бы десяток из них.
«Кайхан» составил следующий список: победа радикальных сил движения арабского сопротивления («Хезболла») на парламентских выборах в Ливане, выход США из соглашения по «ядерной сделке» с Ираном, переезд американского посольства в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим, убийство оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги в саудовском консульстве в Стамбуле, первое поражение Израиля в столкновении с боевиками «Хезболлы», провал проекта резолюции ООН по ХАМАС, выдвинутой осью «Запад-Саудовская Аравия», начало так называемого «Движения желтых жилетов» во Франции и распространение протестов на другие европейские страны, Стокгольмское соглашение по Йемену и начало перемирия в окрестностях порта Ходейда, заявление Дональда Трампа о выводе американских войск из Сирии и сокращении военного присутствия в Афганистане, и, наконец, прекращение работы правительственных учреждений США на неопределенный срок.
Учитывая все произошедшее в 2018 году, можно очертить некоторые контуры наступившего 2019 года. Прежде всего, посмотрим на регион Западной Азии, а именно на Йемен, Ирак и Сирию, прожившие последние годы в состоянии непрерывных вооруженных конфликтов. Этот регион готовиться сделать первые шаги на пути к миру и стабильности. С другой стороны, в новый период нестабильности, похоже, вступает Европа, где началось движение так называемых «желтых жилетов»: начавшись во Франции, протесты стремительно распространяются и на другие европейские страны. Скорее всего для Европы наступивший год станет «годом уличных протестов» и беспорядков. Для политической жизни Америки важное значение имеет давно начавшийся конфликт между демократами и лично Дональдом Трампом. Нет признаков, что он завершится в году наступившем. Международная неправительственная организация по мониторингу кризисов и конфликтов «Крайсис груп» (Crisisgroup) для наступившего 2019 года наметила десять «кризисных тем» или «точек кризиса»: 1 — Йемен; 2 — Афганистан; 3 — торговая война между США и КНР; 4 — конфликт между Ираном, с одной стороны, и США, Израилем и Саудовской Аравией, с другой; 5 — Сирия; 6 — Нигерия; 7 — Южный Судан; 8 — Камерун; 9 — напряженность в российско-украинских отношениях; 10 — Венесуэла.
На самом деле многие СМИ и исследовательские центры акцентировали внимание на различных кризисах 2019 года. Газета «Кайхан» также попыталась сделать свой обзор.
Йемен между жизнью и смертью
Вот уже четыре года Йемен фактически балансирует на грани жизни и смерти, пребывая в состоянии непрекращающейся гуманитарной катастрофы. 14 миллионов йеменцев страдают от голода. Одна из основных причин — экономическая блокада, организованная коалицией во главе с Саудовской Аравией. 85 тысяч детей погибло и умерло не только от голода, но и от болезней, так как из-за транспортной блокады в страну невозможно доставить необходимые медикаменты. 60 тысяч жителей страны погибло от непрекращающихся варварских бомбардировок, ответственность за которые также несет коалиция во главе с Саудовской Аравией. Миллионы йеменцев вынуждены были покинуть свои дома. В конце 2018 года в ходе переговоров в Швеции конфликтующие стороны вроде бы смогли договориться о перемирии и подписать так называемое Стокгольмское соглашение. Представители правительства в отставке и группировка хуситов (движение «Ансаралла») договорились об обмене пленными, снятии блокады и прекращении огня в окрестностях порта Ходейда и города Таиз. Но все это еще не означает, что конфликт в Йемене завершится. Силы хуситов действительно начали отвод своих формирований от Ходейды в соответствии со Стокгольмскими договоренностями, однако того же нельзя сказать о силах коалиции во главе с Саудовской Аравией, которые продолжают нарушать режим перемирия. Не исключено, что нас ждут новые встречи и дискуссии в ООН по йеменскому кризису. Также налицо стремление Великобритании играть большую роль в событиях, связанных с этим конфликтом. До наступления в Йемене подлинного мира еще очень далеко. Можно лишь утверждать, что 2019 год сулит как новые страхи, так и новые надежды.
Начало сирийского урегулирования
Ситуация в Сирии после почти восьмилетнего вооруженного конфликта, кажется начинает стабилизироваться. С легкой руки издания «Гардиан» (The Guardian), 2018 год можно было бы назвать «Годом победы» для Сирии и ее правительства. В конце года неожиданно для многих о выводе американских войск из Сирии заявляет Дональд Трамп. Кроме военных побед, есть и «дипломатические победы» сирийского правительства: президент Судана Омар Аль-Башир стал первым высоким гостем, кто совершил за последние семь лет официальный визит в Сирию; ОАЭ и Бахрейн снова открывают в Сирии свои посольства, Кувейт и Иордания также намерены восстановить отношения с САР. ЛАГ выразила готовность снова принять САР в свой состав. Кажется, 2019 год можно будет назвать годом «возрождения Сирии» и новых политических побед Дамаска. Практически все страны говорят о налаживании отношений с Сирией и ее законным правительством, равно как и все выражают готовность участвовать в послевоенном восстановлении страны. Однако не все готовы признать, что в наступившем году завершится противостояние Ирана и Саудовской Аравии в Сирии. Некоторые предрекают этим двум странам дальнейшее ухудшение отношений, причем сирийский фактор будет играть здесь не последнюю роль.
Продолжение кризиса в Заливе
Также его можно назвать кризисом вокруг Катара, так как связан он именно с этим полуостровным государством. Напомним, что в июне 2017 года Саудовская Аравия, ОАЭ, Бахрейн и Египет разорвали дипломатические отношения с Катаром. Они же держат страну в экономической блокаде. И это противостояние не прекратилось до сих пор и даже поставило на грань распада ССАГПЗ. Поскольку Катар продолжает вести себя «непокорно», не следует думать, что 2019 год положит кризису конец: слишком уж велики здесь расхождения двух сторон.
Нормализация отношений Израиля и арабского мира забуксует
Хотя в 2018 году премьер Нетаньяху после очень долгой предварительной подготовки наконец-то посетил Оман, а министры различных израильских ведомств посетили Катар, Эмираты и Бахрейн, однако внутренние противоречия в самом Израиле и внутри его правительства не дадут развиваться дальше процессу нормализации отношений с соседями-арабами. К тому же немаловажную роль в этом процессе играла ось «Трамп — Нетаньяху — бен Салман: в начале 2018 года их позиции и в мире, и у себя в странах были крепки, но сейчас они заметно ослабли. А именно эта Ось во многом способствовала нормализации арабо-израильских отношений. Соответственно, этот процесс нормализации вряд ли остановится — во многом интересы сторон, как в регионе, так и в мире совпадают — но точно замедлится.
Вероятность завершения „политической жизни“ Биньямина Нетаньяху в Израиле
Израильское общество и правительство расколото: источником противоречий служит и происходящее внутри страны, и в регионе. В результате парламент страны (Кнессет) был распущен, и на март наступившего года назначены досрочные выборы (на самом деле на апрель — прим. ред.). Эта проблема очень важна для самого Нетаньяху и, несомненно, скажется на его дальнейшей судьбе как политика. Его критики и противники консолидируют ряды, создавая свои политические партии. Влиятельная израильская газета „Маарив“, ссылаясь на источники из партии „Сионистский лагерь“, пророчат пост будущего премьер-министра как раз лидеру партии Ави Габаю. Вследствие этого, вероятно, на будущих выборах коалиция Нетаньяху не сможет получить достаточное количество мест в парламенте, чтобы снова сформировать правительство. Следовательно, он сам тоже не сможет вновь получить пост главы правительства. И возможно, после десяти лет беспрерывного пребывания на посту премьер-министра Нетаньяху придется распрощаться с ролью политического лидера страны.
Мир с »Талибаном» (запрещена в РФ — прим. ред.) — возможно ли это?
Несомненно, данный вопрос — один из важнейших и для Афганистана, и международной повестки дня в целом на весь 2019 год. Талибы недавно заявили, что согласны пересмотреть свои позиции по вопросу будущего государственного устройства страны, готовы сделать свои требования более умеренными. Это в некоторой степени меняет политическую сущность талибов — они уже не будут считаться безоговорочно экстремистской группировкой. Кроме того, эта ситуация меняет и отношение к ним в остальном мире. Представители талибов и официальные лица США даже провели встречу в ОАЭ в середине декабря по поводу мирного устройства Афганистана. Многие надеются, что посредством дальнейших переговоров с талибами удастся наконец завершить многолетние военные конфликты в Афганистане.. Дипломаты западных держав полагают, что перенос переговоров из катарской Дохи в Эмираты состоялся именно благодаря усилиям самих ОАЭ, которые хотят, чтобы в этом процессе большую роль играла Саудовская Аравия. Помимо этого, совсем недавно в иранском МИДе заявили, что приезд делегации талибов в Тегеран для дальнейших мирных переговоров также мог бы способствовать поиску решения афганской проблемы и значительно продвинуть «мирный процесс». Все это означает, что, весьма возможно, 2019 имеет все шансы стать годом, сулящим Афганистану мир, хотя бы хрупкий.
Торговые войны США и КНР Дональд Трамп постоянно много рассуждает о «чрезвычайно важном значении» отношений его страны с КНР. Но при этом в таких областях, как торговля и региональная безопасность, эти две великих державы все больше отдаляются друг от друга. И сейчас кажется, что в наступившем году эти противоречия будут только усугубляться. Ряд наблюдателей даже говорит о начале еще одной холодной войны. В данный момент торговая война между США и Поднебесной вроде бы взяла 90-дневную паузу, однако многие уверены, что это действительно только пауза. И в феврале война вспыхнет с новой силой. Торговая война между Китаем и Америкой на самом деле сулит очень большие беды и дальневосточному региону, и мировой торговле. В самом худшем случае (а этот «худший случай» весьма возможен в силу непредсказуемой и агрессивной политики Дональда Трампа) этот конфликт может затянуться, найти выход будет не просто. И никакие переговоры уже не смогут здесь помочь.
Эр-Рияду придется скорректировать свою региональную политику
Многие эксперты назвали прошедший 2018 год «годом Саудовской Аравии» и бенефиса наследного принца бен Салмана на мировой арене. Но только если не считать последние три месяца, когда официальный Эр-Рияд и его спецслужбы стали подозревать его в причастности к убийству оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги. Вспомним, что начал кронпринц прошедший год с разговоров о предстоящих реформах, вызвавших большой резонанс в европейских странах. Однако 7 минут положили конец всем мечтам и планам принца — те 7 минут, пока Хашогги входил в здание консульства Саудовской Аравии в Стамбуле, из которого так и не вышел. И многие считают ответственным за произошедшее как раз наследного принца бен Салмана. Его авторитет начал стремительно падать — как в общественном мнении западных государств, так и в экспертных сообществах. Стали даже сомневаться в его легитимности — настолько, что даже сам монарх ради спасения своего имиджа пошел на ряд перестановок на ключевых государственных постах. Так, он снял с должности даже министра иностранных дел Аделя Аль-Джубейра, фигуры, в общем лояльной и полностью покорной — как воле монарха, так и наследного принца. Вероятно, Саудовской Аравии с учетом всего произошедшего на исходе 2018 года в 2019 придется кардинально скорректировать региональную политику. Многие рассуждают о значении перехода важнейшего для страны поста министра иностранных дел к Ибрахиму Аль-Асафу, человеку, который больше склонен масштабным экономическим, нежели геополитическим проектам. Соответственно от Саудовской Аравии в наступившем году следует ожидать более умеренного подхода к региональным и международным делам внешней политики, где будет больше места для экономики, но никак не геополитики. Новый состав кабинета министров и новая команда политиков указывают на то, что наследный принц будет больше озабочен укреплением собственной власти, нежели попытками реализовывать несбыточные геополитические прожекты. Но его последние неудачи в региональной политике еще долго будут оставаться объектом пристального внимания критиков, которых у него набралось предостаточно.
Отношения США с Северной Кореей
Одним из важнейших событий в международной жизни в 2018 году, несомненно, была встреча Дональда Трампа и лидера Северной Кореи. Многие поспешили назвать ее «исторической». Но далее оказалось, что КНДР хоть и предприняла ряд шагов по свертыванию ядерной программы, в США сочли их неубедительными. И Штаты продолжают требовать от Пхеньяна «полного разоружения». В итоге, это заставляет Пхеньян вновь переходить на язык угроз — если Вашингтон не будет выполнять свои обязательства по гарантиям безопасности для КНДР, последняя будет также вынуждена изменить свою стратегию на переговорах. Помимо этого, хотя Пхеньян и обязался провести ядерное разоружение на переговорах с лидером США, Вашингтону не удалось добиться от северокорейской стороны никаких обещаний о конкретных сроках. К тому же снимки со спутников из космоса, имеющиеся в распоряжении США и Южной Кореи, заставляют усомниться, что Северная Корея на деле прекратила ядерные испытания. Но когда Вашингтон выдвигает подобные претензии, Пхеньян в ответ требует немедленного прекращения совместных учений США и Южной Кореи. Логично, что Пхеньян не чувствует себя в безопасности, пока эти учения продолжаются. Соответственно, можно ожидать, что перспективы денуклеаризации Корейского полуострова и в 2019 году будут такими же туманными и неясными.
Журнал «Американ консерватив» (The American Conservative) по данному поводу пишет: «Трамп и Ким Чен Ын в ближайшие полгода договорились провести еще одну встречу и подписать некую совместную декларацию, призванную ускорить процесс денуклеаризации. Вашингтон обещает установить с Пхеньяном регулярные официальные дипломатические отношения и подписать еще одну декларацию „О прекращении вражды с КНДР“, в которой будет сделан акцент на приверженность США мирной и дружественной политике, постепенном снятии с КНДР санкций, по мере того как Пхеньян будет выполнять взятые на себя обязательства». Однако то же издание справедливо указывает, что ни одна из сторон не стремится первой приступить к выполнению своих обязательств. Более того, стороны продолжают неконструктивные дискуссии по данному поводу. Соответственно, едва ли можно ожидать урегулирования этой проблемы: пока ни одна из сторон не только не проявила к этому достаточной склонности, но напротив, стремилась обмануть или перехитрить партнера. В таких условиях надеяться на урегулирование конфликта бессмысленно. И не исключено, что к концу 2019 года процесс денуклеаризации просто пойдет вспять и вернется к той же исходной точке, с которой стороны начали прошедший 2018 год.
Новая гонка вооружений
Издание «Блумберг» (Bloomberg) справедливо называло новую гонку вооружений важнейшим вызовом, с которым человечеству снова придется иметь дело. Оно даже ставит эту угрозу на первое место в списке угроз для человечества на 2019 год. И ведущую роль здесь будут играть сразу три державы — Россия, США и Китай. Тот крайний срок, который Вашингтон обозначил для выполнения Москвой условий договора по ликвидации ракет средней и меньшей дальности, истечет через 60 дней, в конце февраля. Однако Москва заявляет, что она выполнила все условия. И если Вашингтон говорит о том, что соглашение его нынешнем виде потеряло смысл, поскольку в гонке вооружений уже участвуют третьи страны, то возникает вопрос — почему же за срыв соглашений по РСМД ответственна именно Москва? Получается тот же замкнутый круг, какой мы видим и в ситуации с денуклеаризацией Корейского полуострова. И каким образом он разомкнется, также пока неясно.
«Год насилия» для Европы?
В Италии к власти пришли популисты, которые отказываются платить штраф, наложенный Еврокомиссией, угрожая, что в этом случае стране грозит бюджетный дефицит. ЕС в ответ требует от Италии прекратить «транжирить бюджет» на популистские программы. Испании грозят внеочередные парламентские выборы, которые ввиду проблемы Каталонии могут поставить страну на грань распада. Во Франции начались народные волнения, конца которым пока не видно. Брексит расколол британское общество… Вот далеко не полный список проблем, с которыми столкнулась Европа в ушедшем году. И при всем этом можно говорить о медленном, но верном росте националистических и правых настроений во всех странах ЕС без исключения, который грозит уничтожить единую Европу. Если только апологеты ЕС не признают приоритет реальных национальных ценностей над выдуманными общеевропейскими…
Ситуация в мировой экономике
Все прогнозы по мировой экономике и экономикам различных стран на 2019 год можно свести к одному— многим национальным экономикам, прежде всего европейским, грозит рецессия. В то же время колоссальную прибыль будут продолжать извлекать крупные транснациональные компании, которые, кажется, не перестанут процветать.
Ближний Восток — более не приоритет во внешней политике США После распоряжения Трампа о выводе американского контингента из Сирии, озвученного им в самом концее 2018 года, многие подумали, что тем самым будет поставлена «жирная точка» в долгой американской гегемонии на Ближнем Востоке. Кроме того, многие арабские страны, традиционные верные «сторожевые псы» американских интересов в регионе, начинают убеждаться, что Трамп — очень ненадежный партнер. Это убеждение еще более укрепилось, когда Трамп заявил, что «Саудовская Аравия без поддержки США не проживет и двух недель». И место США в сознании многих арабских лидеров постепенно начинает занимать Россия, которая за последние годы сумела убедить всех, что ее слова не расходятся с делами.
Постепенно в регионе укрепляет свои позиции Китай. Он уже создал свою военную базу в Джибути, государству на востоке Африки, но близкому к региону Залива. А присутствие китайских военных судов в самом Персидском Заливе уже перестало кого-либо удивлять. И все отмеченное не вызывает вопросов — Китаю как крупнейшему в мире покупателю ближневосточных энергоресурсов нужен безопасный и надежный регион. Но в то же время китайские интересы и цели здесь больше сосредотачиваются на экономике. КНР не торопится помогать местным государствам решать политические проблемы, оставляя это дело России, резко активизировавшей здесь в последние 5 лет. Что же до США во главе с Дональдом Трапом, то кажется, что для них происходящее в Азиатско-Тихоокеанском регионе представляется более важным, нежели события на Ближнем Востоке.
Внутриполитический конфликт в США В ходе промежуточных парламентских выборов в Конгресс демократам удалось перехватить у республиканцев контроль над нижней палатой парламента — Палатой представителей. Соответственно, первый прогноз на будущий год — настоящая битва между Дональдом Трампом и конгрессменами-демократами. И прогноз не замедлил подтвердиться сразу после окончания рождественских праздников. Правительственные учреждения в США не работают с 22 декабря 2018 года из-за разногласий между демократами и республиканцами по бюджету: депутаты-демократы отказались утвердить требуемую президентом США сумму для строительства стены вдоль мексиканской границы. И это при том, что пока еще Конгресс работает в прежнем составе, где большинство остается за республиканцами. Но в Конгрессе нового состава большинство уже перейдет к демократам, что будет означать только одно — дальнейшее усиление противоречий между Конгрессом и Дональдом Трампом.
* Перевод публикации приводится в сокращении
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео