Далее:

Ловля жемчуга в Персидском заливе: станет ли прошлое настоящим

ДОХА/ДУБАЙ, 8 янв — РИА Новости. Когда-то основной доход — до 95% в казну государств на Аравийском полуострове приносили вовсе не углеводороды, а жемчуг — драгоценный камень, памятники которому имеются почти во всех аравийских столицах. До начала повсеместной разведки нефтяных месторождений на Аравийском полуострове в 60-х годах 20 века экономическая деятельность всех ныне славящихся башнями-гигантами, модными магазинами и шикарной жизнью прибрежных городов — Дубая, Абу-Даби, Дохи, Манамы сводилась к ловле жемчуга.
"Один господин — жемчуг"
Подавляющее большинство мужского населения городов на побережье Персидского залива в 19-м и начале 20 века было занято в добыче жемчуга.
В устрице Pinctada Radiata, обитающей в Персидском заливе, зарождаются жемчужины самых разных, порой необычных цветов и оттенков: белого, розово-кремового, зелено-золотого, голубого, серого и даже черного, химический состав воды залива и его температура создают идеальные условия для обитания жемчужниц. С давних пор в этих местах добывался жемчуг высокого качества, который поставляли в Европу и Северную Америку, поэтому раньше Персидский залив даже именовали жемчужным.
Ныряние за жемчугом было сезонным занятием, оно проходило в теплое время года — с мая по август. Охотники за жемчугом не видели свои семьи месяцами, находясь в море на примитивных деревянных судах и подвергаясь различным опасностям. Кода они возвращались на берег, наступало настоящее веселье — семьи выходили их встречать, пели песни, танцевали. За сезон занятые в жемчужном промысле мужчины обеспечивали свои семьи на зимний период.
С началом сезона сотни традиционных для мореходов Персидского залива деревянных парусных лодок — доу выходили из портов Манамы, Дохи, Абу-Даби и Дубая и направлялись к местам, богатым раковинами-жемчужницами. Многие ныряльщики за жемчугом, гребцы и члены команды, ответственные за поднятие ныряльщиков на веревках из морских глубин на поверхность, прибывали на Аравийский полуостров из Африки и Азии. Со второй половины 19 века добыча жемчуга в странах Персидского залива стала настолько массовой, что это ремесло объединяло людей, принадлежащих к самым разным общественным слоям — бедных и богатых. Имеются письменные свидетельства, как правитель Катара шейх Мухаммед бен Тани в 1877 году говорил: «от самых высоких родов до самого низкого раба для всех нас один господин — жемчуг».
В те годы в сезон Персидский залив был просто наводнен лодками и кораблями разных форм и размеров, с которых велась охота за раковинами.
Английские исследователи описывали, как более двух тысяч кораблей отправлялись за жемчугом в море из портов в Персидском заливе: свыше 900 — из Бахрейна, более 300 — из Дубая, 400 — из Абу-Даби, около 350 — из Дохи. В Бахрейне, который больше других мест славился своим необыкновенным жемчугом мягкого серого цвета, в начале 20 века в добыче жемчуга были задействованы более 17 тысяч человек.
Добыча жемчуга становилась возможной благодаря предоставленному в кредит капиталу: крупные торговцы жемчугом финансировали владельцев кораблей перед началом сезона добычи, чтобы те могли отправиться на ловлю перламутрового товара. В свою очередь владелец корабля снабжал команду пропитанием и одеждой на время добычи жемчуга.
Нефть вместо жемчуга
С 30-х годов 20 века добыча натурального жемчуга на всем побережье Персидского залива приходит в упадок, кораблей, выходящих в море за жемчугом, становится все меньше и меньше. Начало увяданию традиционного жемчужного промысла на Аравийском полуострове положило изобретение в 1916 году в Японии технологии искусственного выращивания жемчуга. Она позволяла производить этот драгоценный камень в таких объемах и делать это так дешево, что ее взяли на вооружение и сами аравийские монархии, начав повсеместно открывать «фермы», где выращивается искусственный жемчуг по японской технологии.
Вслед за упадком в жемчужной отрасли резко уменьшается и численность населения городов на Аравийском полуострове из-за оттока рабочих, покинувших их в поисках новых мест занятости. Так, с 1908 по 1941 года население Бахрейна сократилось с почти 100 тысяч до 90 тысяч, в то время, как население Дохи уменьшилось с 27 до 16 тысяч человек.
В 60-е годы 20 века, когда в странах Персидского залива начинается нефтяной бум, традиционная добыча жемчуга в прибрежных водах Персидского залива, к сожалению, совсем отходит в прошлое. Как говорят сами жители аравийских монархий — «ныряние за жемчугом прекратилось, когда была обнаружена нефть».
Возрождение старой традиции на новый лад
Однако аравийские монархии дорожат своей историей и традициями. Ежегодное состязание ныряльщиков за жемчугом «Синьяр», которое проводится в Катаре в мае, привлекает немало любителей из стран Персидского залива попробовать свои силы в этом трудном ремесле точно таким же способом, как это делали их деды и прадеды. Раньше жемчужное ремесло переходило от отца к сыну, но сейчас попытаться стать ловцом за жемчугом могут все желающие.
Тренироваться будущие участники состязания начинают уже сейчас — в зимнюю пору. Ныряльщикам предстоит без всяких специальных снаряжений и приспособлений по примеру их предков лишь с клипсой на носу, ножом и корзиной для сбора моллюсков в руках опускаться на глубину и задерживаться там до полутора-двух минут, чтобы успеть заполнить корзину как можно большим количеством раковин.
Денежный приз за наибольшее число собранных раковин высок, он составляет более 100 тысяч долларов, но достается он команде не только за количество моллюсков, но и за бережное обращение с ними. Участники состязания так и не узнают, находилась ли хоть в одной из раковин жемчужина, потому что вскрывать их по правилам состязания они не могут, а должны отпустить обратно в море живыми.
В отличие от их предков современные жители стран Персидского залива имеют возможность заботиться не только о «куске хлеба» и прибыли, но и об экологии своих стран, рациональном и бережном использовании имеющихся у них ресурсов, поэтому не стремятся уничтожать моллюсков, чтобы узнать, есть ли внутри раковины жемчуг. В былые времена, чтобы получить всего несколько жемчужин, ловцы вскрывали сотни раковин, тем самым убивая их.
Как рассказал РИА Новости участник этого соревнования прошлого года Мухаммед ас-Сада, его команде не удалось завоевать первый приз как раз из-за недостаточно бережного обращения с раковинами.
По словам другого постоянного участника соревнования Абдаллы Биляля, они выходят в море на традиционных деревянных лодках в жаркое время года, чтобы достать с его дна с помощью примитивного снаряжения раковины, не из-за денежного приза, а чтобы «сберечь исчезнувшую традицию и вернуть ее к жизни». Другой бывший и будущий участник соревнования Джихад аль-Джейида считает, что проведение такого состязания — напоминание о важности моря для Катара. «Большинство катарцев родились возле моря, и оно часть их жизни», — отметил он.
Кроме того, по его мнению, эта традиция — напоминание о том, что совсем недавно жизнь в странах Персидского залива, которые в настоящее время занимают одно из первых мест в мире по уровню благосостояния благодаря добыче нефти и газа, была очень трудной, полной тягот, лишений и физически тяжелого труда.
Правительства аравийских монархий, особенно ОАЭ и Бахрейна, где больше нет неразведанных нефтяных месторождений и нефтяные запасы постепенно исчерпываются, все больше задумываются о том, какими будут их источники дохода после завершения эры углеводородов.
Учитывая то, что более ста лет назад — в 1913 году стоимость проданного в Бахрейне добытого за сезон жемчуга достигла около девяти миллионов долларов США, возможно, что когда-то аравийские монархии вновь сделают ставку не на производство искусственно выращенного, а добычу натурального редкого и потому особо ценного жемчуга, а памятники жемчужине вернутся во все страны Персидского залива, в том числе, в Бахрейн, где власти убрали монумент жемчужной раковины с одноименной площади во время антиправительственных выступлений 2011 года.
Ближний Восток В мире Бахрейн Дубай Еще 3 тега
Оставить комментарий