Ещё

За кулисами доктрины Монро: как и зачем США выращивают диктаторов в Южной Америке? 

Фото: Мир24
Американцы сказали: это — наш огород! «Он, может быть и сукин сын, но он наш сукин сын», — так высказался президент Соединенных Штатов Америки Франклин Рузвельт о никарагуанском диктаторе Анастасио Сомосе. Правда, другие источники говорят, что он сказал эту фразу о другом диктаторе — правителе Доминиканской республики Рафаэле Трухильо. Суть от этого не меняется. Соединенные Штаты Америки давно превратились в настоящий питомник выращивания «сукиных сынов» — самых кровожадных диктаторов Латинской Америки. Началось это разведение послушных марионеток почти 200 лет назад, когда в 1823 году американский президент Джеймс Монро сформулировал идею внешней политики США «Америка для американцев», которая позднее получила название доктрины Монро. То есть весь континент — и Южная, и Северная Америки — объявлялся исключительно зоной национальных интересов США. «Исключается возможность дальнейшей колонизации Западного полушария», — цитирует доктрину Монро доктор исторических наук Владимир Фортунатов. — То есть американцы в 1823 году всем сказали: «Ребята, это наш огород!». И поэтому четвертый пункт в этой доктрине: «Любые действия европейских держав, направленные на покорение или установление господства над независимыми государствами в Западном полушарии, будут рассматриваться как недружественные по отношению к США». Поэтому 200 лет Центральная и Южная Америка являются «американским огородом». В каждой из этих стран есть то, чем американцы пользуются на протяжении всех этих 200 лет». Голливудская кинодива, секс-символ Америки Мэрилин Монро вообще-то не имеет отношения к доктрине Монро. Хотя с помощью крашеной блондинки Голливуд помогал американцам завоевывать мир. Внешнеполитическая доктрина США постоянно развивалась. Так, президент Рузвельт прямо провозгласил претензии США на право осуществления «международной полицейской силы» в Латинской Америке. Уже в первые десятилетия XX века США предприняли интервенции на Кубу, в Мексику, Гаити, Доминиканскую Республику, Никарагуа, Панаму и другие страны. «Реально доктрина Монро стала такой, как мы ее знаем, в начале XX века. Новый президент США Теодор Рузвельт заявил следующее: „Мы защищаем свои национальные интересы, и, если мы вмешиваемся в страны Южной Америки, то мы делаем это только для того, чтобы защищать наши национальные интересы, и мы будем следовать доктрине Монро“. То есть доктрина Монро превратилась не только в защиту Северной или Южной Америки от европейцев — уже никто не развивал никакие колонии! Она вдруг превратилась в доктрину для того, чтобы осуществлять военные интервенции. И американцам это было крайне удобно, крайне выгодно, поскольку там действительно пролегали американские экономические интересы, там работало очень много американских компаний», — объясняет доктор исторических наук Наталья Цветкова. В течение двух веков США сотни раз вторгались на территорию латиноамериканских стран. Пожалуй, не найдется в Латинской Америке страны, где бы американцы не организовали военный путч. Во многих странах это делалось по нескольку раз. У Мексики вообще отобрали половину территории. А сегодня президент США Дональд Трамп решил построить стену на границе с Мексикой, чтобы навсегда закрепить право США на бывшую мексиканскую территорию. Американские штаты Техас, Калифорния, Нью-Мексико, Аризона, Невада, Юта — все это бывшая территория Мексики. Именно здесь сосредоточены главные запасы нефти, золота и меди. «Есть такая конгрессвумен — Александрия Окасио-Кортес. Она из Техаса, ей 29 лет, красавица, политик. Против нее, конечно, очень много выступают и демократы, и республиканцы, пытаются сделать так, чтобы она не несла вот этот голос снизу. На телевидении она заявила президенту Трампу, что Мексика имеет историческое право на все южные штаты США. „Мы там всегда жили, — говорит она. — США войной забрали эти территории; они забрали Калифорнию, Аризону, Нью-Мексико, Техас — это половина Соединенных Штатов Америки! Поэтому здесь не может быть никакой границы. И если Трамп пытается построить стену, то он отбирает у нас наше историческое право. Поэтому, конечно, мы либо должны договариваться, либо это приведет к военным столкновениям“, — рассказывает Наталья Цветкова. Диктаторы-марионетки Многие, наверное, помнят термин „банановые республики“. Это страны с марионеточными правительствами, которые, по сути, служат сырьевым придатком другого государства. В начале прошлого века почти все страны Латинской Америки превратились в неофициальные колонии США. Никарагуа, Панама, Гватемала, Колумбия, Гондурас с начала XX века стали вотчиной крупнейших американских корпораций, таких как „Юнайтед Фрут“, которые выкачивали из этих стран все соки, а если где вспыхивало недовольство — устраивали в них военные перевороты и устанавливали диктаторские режимы. „Военные перевороты постепенно закончились, когда закончилась холодная война. И тогда американцы, начиная с середины 1990-х годов, и особенно когда к власти пришел Джордж Буш-младший, стали вкладывать деньги в демократию. Они стали вкладывать деньги в партии, в выборы, в неправительственные организации, в подготовку различных наблюдателей, осознав, что готовить лояльных военных — это очень дорого. А подготовить либералов и демократов и провести выборы — это, на самом деле, гораздо дешевле. Для сравнения: если в Венесуэлу Америка с 1961 по 1968 год вкладывала по 200 миллионов долларов в год, которые шли на различные программы, поддержку партий (в основном, военных), то начиная с 2008 и по 2017 год — это всего 10-15 миллионов долларов в год. То есть это вообще не деньги, если мы говорим о политических программах“, — отмечает Наталья Цветкова. Первой страной, которая получила полную независимость от Соединенных Штатов Америки, стала Куба. С помощью Советского Союза страна скинула с себя североамериканское иго, а ведь Кубу называли „публичным домом США“. Революция победила: Фидель Кастро стал строить новую Кубу, хотя ЦРУ более 500 раз устраивало покушения на кубинского лидера. Штаты установили экономическую блокаду Острова свободы — они пытались любой ценой вернуть контроль над Кубой. „Я не буду пересказывать историю латиноамериканских революций, бесконечных переворотов, различных деятелей, которые сыграли в них наибольшую роль — а были довольно яркие звезды. Я хочу напомнить, что только одна страна смогла стать действительно независимой под носом у Соединенных Штатов Америки, потому что Советский Союз этой стране помог. Это была Куба, где 1 января 1959 года произошла революция, и Фидель Кастро объявил, что Куба будет строить социализм“, — рассказывает Владимир Фортунатов. После успешной революции на Кубе национально-освободительное движение получило в Латинской Америке новый размах. Легендарный команданте кубинской революции Эрнесто Че Гевара вел борьбу в разных странах Латинской Америки, но в 1967 году был убит американскими агентами ЦРУ в Боливии, где он готовил революцию. Американцы не могли позволить, чтобы революция перекинулась на другие станы. Они душили любые попытки освободиться от гнета. Так, например, американцы, не стесняясь мирового общественного мнения, в 1989 году вторглись в Панаму. Тридцать тысяч американских солдат при поддержке сотен самолетов в течение нескольких дней разгромили 10-тысячную панамскую армию. Президент Панамы Франсиско Родригес был свергнут. Все дело было в том, что он захотел национализировать Панамский канал, а этого США допустить не могли. В ответ на протесты ООН США цинично заявили, что они принесли в страну свободу и демократию. „Соединенные Штаты решили, что, в общем-то, можно поддерживать всяческие военные перевороты в странах Латинской Америки и таким образом поддерживать контроль. Военные там постоянно занимали активную позицию, постоянно происходили какие-то военные перевороты. Наверное, первой такой пробой в 1954 году стала маленькая Гватемала. Там законно избранный президент Хакобо Арбенс решил национализировать и ликвидировать все американские компании, и это действительно угрожало бизнесу США. Случился военный переворот, и на место Арбенса пришел ставленник Соединенных Штатов Карлос Кастильо Армас. И вот с этого момента открывается новая эра военных переворотов, которые продолжались с 1950-х по 1980-е годы. Американцы вкладывали огромные деньги во все латиноамериканские армии, они обучали генералов, чтобы эти военные, которые чаще всего имеют власть, служили интересам Соединенных Штатов Америки“, — поясняет Наталья Цветкова. Венесуэла: нефтяной кран США Вообще, можно сказать, что во всем Западном полушарии царит диктатура США, и попробуй кто-нибудь рыпнуться — тут же будет совершен очередной путч. Вспомним, например, Чили. Когда к власти в этой стране пришел законно избранный президент, социалист Сальвадор Альенде. Стоило ему прийти к власти, начать социалистические преобразования, национализировать американские компании, как тут же в стране вспыхнул военный путч. Президент Альенде с „Калашниковым“ в руках сражался до последнего. Последние слова его были: „Я уверен, гибель моя не будет напрасной. Я уверен, что она будет, по крайней мере, моральным уроком и наказанием вероломству, трусости и предательству!“. После свержения законно избранного президента к власти пришел генерал Пиночет. „В Чили был совершен переворот силами ЦРУ — теперь это уже точно известно, и Америка это признает. К власти пришел известный нам Аугусто Пиночет, который поддерживался Соединенными Штатами Америки. Страница власти Пиночета, конечно, самая неприятная. Американцы не любят ее вспоминать, потому что действительно был геноцид нации, очень многие были убиты. Американцы, поддержав Пиночета, поддержали кровавого диктатора. Но выбора не было: либо „наш сукин сын“, либо придет Советский Союз — и что тогда делать?“, — говорит Наталья Цветкова. Нынешняя ситуация в Венесуэле очень похожа на Чили времен Альенде. Вопрос в том, хватит ли у президента Мадуро мужества стоять до конца. В отличие от своего предшественника Уго Чавеса, у Мадуро, к сожалению, нет такой харизмы, нет умения вести диалог с оппозицией. Чавес мог часами напрямую дискутировать с несогласными. Его курс на построение своеобразного боливарианского социализма держался в основном благодаря ценам на нефть. „Он, безусловно, не обладает харизмой. Чавес его в свое время выбрал, считая одним из самых верных своих последователей. Но Мадуро, конечно, не хватает образования. В прошлом он — руководитель профсоюза водителей маршруток, и это сказывается. Конечно, из него государственный деятель получился своеобразный, хотя он был и министром иностранных дел. Мадуро не умеет разговаривать с людьми, не умеет разговаривать с журналистами; в отличие от Чавеса, он в принципе не способен выигрывать информационные войны. Чавес в этом смысле умел изящно импровизировать, у Николаса Мадуро это получается гораздо хуже. То есть он был успешным продолжателем дела, пока все более или менее могло идти стабильно. Как только начались проблемы, у него вариантов выхода из этих проблем нет“, — считает профессор СПбГУ Виктор Хейфец. Экономика Боливарианской Республики Венесуэлы держится только на нефти: 90% бюджета дают доходы от ее продажи. Соединенные Штаты, которые из Венесуэлы получают почти 10 процентов нефти, со времен Уго Чавеса начали готовить переворот в этой стране. Так как Чавеса им устранить не удалось, они начали работать с парламентом и сегодня добились того, что парламент стал оппозиционным. Ежегодно они вкладывали в парламентские партии десятки миллионов долларов. Страсть Штатов к нефтяным странам хорошо известна: Ирак, Ливия, где американцы прямым вторжением, бомбежками и ракетами установили нужные им режимы. Глупо будет думать, что в своем „огороде“, в соседней стране они не повторят этот опыт. Более того, перекрыв нефтяной кран в Венесуэле, они нанесут удар и по своему давнему противнику — Кубе. „Я бы не исключал этот момент, хотя о нем мало говорится. Венесуэла — это источник поставок нефти на Кубу. Если Мадуро и его сторонники лишатся власти, то, скорее всего, Куба лишится поставок нефти по копеечным ценам, а это поставит под сомнение экономическую выживаемость уже кубинского правительства. Вполне возможно, это гораздо больше волнует американцев, нежели даже ситуация в Венесуэле. Если в Венесуэле успешно реализуется смена власти, то на очереди вполне могут оказаться, к примеру, Никарагуа, где не прекращались студенческие протесты против правительства, а потом, возможно, и Куба — вероятность этого высока“, — полагает Виктор Хейфец. Противостояние в Венесуэле усиливается. Временно исполняющим обязанности президента Национальная ассамблея назначила молодого, мало кому известного в стране Хуана Гуайдо. Надо сказать, что американцы умеют подбирать кадры. Гуайдо окончил в США престижный университет имени Джоржа Вашингтона. Этот инкубатор будущих лидеров ранее закончил Михаил Саакашвилли. Самопровозглашенного президента в нарушение всех международных прав сразу признали США, часть стран Европейского союза и некоторые латиноамериканские страны. „11 января 2019 года Национальная ассамблея объявила Хуана Гуайдо президентом Венесуэлы, Верховный суд этого не признал. Причем, только 5 января он был выбран спикером парламента. 26 января европейские страны, а до этого американский президент признали его президентом Венесуэлы. То есть, такой наглости, такого бесцеремонного попрания международного права трудно себе представить“, — говорит Владимир Фортунатов. Сейчас ситуация в Венесуэле зависит от настроения в армии. Пока что генералитет и войска на стороне Николаса Мадуро. Но, похоже, американцы всерьез взяли курс на смену власти в этой стране, не исключая военного вмешательства. Мало того, они заморозили все зарубежные счета правительства, а банк Англии вообще пошел на беспрецедентную акцию: он отказался выдать хранящееся в нем венесуэльское золото. В то же время счета самопровозглашенного президента остаются открытыми. „Это абсолютно новая комбинация, такой никогда не было в политических играх, — говорит писатель Александр Мясников, — когда кто-то себя провозглашает себя президентом, и его признают. Но самое главное связано с другим: самые демократические, самые законодательные государства типа Англии говорят о том, что все венесуэльское золото, которое лежит у них и в Америке, не принадлежит Венесуэле, а принадлежит вот этому человеку, который является этим самоназванным президентом“. Почти 200 лет прошло со дня провозглашения доктрины Монро. Официально Америка при президенте Обаме отказалась от нее. Но это только на словах. За долгие годы своего владычества США привыкли, что все латиноамериканские страны по первому звонку спешат выполнить их требования. Сколько „сукиных сынов“ они поставили во главе этих стран и сколько еще готовят, трудно даже перечислить. Но появление России на мировом геополитическом рынке резко изменило ситуацию. И Америка еще раз хочет показать всему миру, кто в доме хозяин. „Доктрина Монро сегодня заключается в том, что американцы вмешиваются в жизнь соседних стран другими способами, потому что уже сложно направить туда войска. Второй момент: американцы все равно считают Латинскую Америку не каким-то суверенным регионом — это „задворки“ Соединенных Штатов Америки. И, конечно, для них они имеют полное психологическое и историческое право, как они считают, если надо, ввести войска. Ни ООН, ни какое-то международное право им не поможет, потому что это — зона их жизненных исторических интересов“, — говорит Наталья Цветкова. Смотрите программу „Секретные материалы“ на телеканале „МИР“ по субботам в 7:35. {ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ}
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео