Ещё

Цунами коррупционных скандалов захлестнуло Бразилию 

Фото: ИА Regnum
17 апреля 2016 года Палата депутатов Национального Конгресса Бразилии (нижняя палата парламента страны) большинством более чем в две трети голосов выразила недоверие президенту страны Дилме Русеф, инициировав, таким образом, процесс отстранения ее от власти. 12 мая того же года Федеральный Сенат (верхняя палата парламента) поддержал решение Палаты депутатов 55 голосами «за» при 22 «против» и отстранил временно Русеф от должности на 180 дней, передав ее полномочия вице-президенту Мишелу Темеру. 31 августа решением Сената временное состояние отстранения Дилмы от руководства государством было преобразовано в постоянное и окончательное.
Подозревавшаяся в причастности коррупции (но не обвинявшаяся, поскольку обладала статусом «неприкасаемой», как высшее должностное лицо государства), бразильский лидер исчезла с политического небосклона. Бразилия под овации, устроенные оппозиционной прессой и противниками Русеф, облегченно вздохнула, посчитав, что главная проблема решена, а система подкупов и взяток ушла вместе с экс-президентом в небытие. Новая — правильная, честная и богатая — жизнь после этого должна была наступить неминуемо и очень скоро.
С момента фактического отхода от власти Дилмы Русеф истек практически полный календарный год. Что-то изменилось? Да. Фамилии лиц, мелькающих в уголовной хронике под рубрикой «Коррупция». Их стало больше.
Система, естественно, не умерла, не исчезла, а, похоже, только укрепилась. Скандалы, связанные с взятками, откатами и отмыванием денег стали более громкими. Бразильским органам юстиции, ведущим расследование «противоправных действий представителей администрации», к названной выше годовщине удалось подойти с результатами, еще более убийственными, чем те, что были достигнуты во времена Русеф: число «засветившихся» крупных коррупционеров теперь исчисляется десятками. Суммы, прошедшие через их руки, пока не называются — народ должен сначала отправиться от первого шока (количества пойманных за руку взяточников в верхах) и только потом подготовиться и выдержать второй удар.
«Через год после того, как Дилма была свергнута, у бразильцев нет ни малейшего повода торжествовать, правительство преемника Русеф оказалось увязшим в коррупции по самые гланды, — пишет испанская АВС. — Единственное, что остается народу — это сложа руки ждать, чем завершится весь коррупционный кошмар в высших эшелонах власти. Только после этого о населении кто-то вспомнит».
Одна из ведущих бразильских газет O Estado de São Paulo «вспомнила всех поименно», приведя на своих страницах полный список лиц властной элиты, в отношении которых Верховный Федеральный Суд страны ведет расследование. 98 политических деятелей из 15 партий фигурируют в этом отнюдь не почетном рейтинге. Среди них: 8 министров команды Мишела Темера, 24 сенатора и 39 обладателей мандатов Палаты депутатов, имеющих отношение к самой глобальной схеме взяточничества и отмывания денег, связанной со строительной компанией Odebrecht.
21 сентября 2016 года Министерство юстиции США объявило о начале расследования многонациональной деятельности пердприятия Odebrecht, которое, по информации американского судебного ведомства «занималось подкупом государственных чиновников в 12 странах с целью получения выгодных заказов, оплачиваемых из бюджета». По мнению американцев, компания фактически является «черной кассой», функционирующей еще с 1980 года. Государственные чиновники покупались ею в Анголе, Мозамбике, Колумбии, Мексике, Панаме, Гватемале, Республике Доминикана, Перу, Аргентине, Венесуэле, Эквадоре и собственно США.
Мишел Темер — в первых рядах подозреваемых. Один из высших руководителей Odebrecht Ма́рсио Фария уже сообщил следствию, что Темер получал у них 40 миллионов долларов «на нужды Партии бразильского демократического движения (РМDB), которую он возглавляет». Нынешний глава Бразилии, естественно, это отрицает, заявляя, что «никогда бы не стал подвергать свою биографию риску, способному ее очернить», но признал, что «встречи с руководством компании были».
«Деньги на мелкие расходы получали партии всех идеологий, направлений и интересов — от большой тройки (РМDB, социал-демократов и Партии трудящихся) до политической мелкоты вроде евангелистов и коммунистов», — свидетельствует упомянутое выше бразильское издание.
Любой политический, а тем более — с уголовным запашком — скандал возникает не вовремя. Нынешний бразильский — не вовремя в квадрате. Коррупционная опухоль обнаружена (точнее, засвечена) в тот момент, когда Темеру предстояло протолкнуть проект непопулярных реформ — пенсионной и трудовой — поддерживаемых всего 10% населения.
Реформы можно считать похороненными, а вместе с ними и надежды нынешнего главы Бразилии на то, чтобы стать избранным президентом страны (в настоящий момент он — президент по наследству, народным доверием не облеченный).
«Коррупционное землетрясение» вызвало активное бурление в элитной политической массе: одних обуял страх потери парламентских мандатов, а с ними и иммунитета от «посягательств» правоохранительных органов. 2018 год в Бразилии — год всеобщих выборов, когда стране предстоит избрать не только президента, но и парламент. И этот нюанс может служить одновременно катализатором одного процесса и тормозом другого. Причем, по мнению испанской АВС, «оба этих процесса будут поддерживаться одними и теми же людьми».
В группу будущих «кандидатов в неприкасаемые», которым всеми силами придется с одной стороны затягивать процесс расследования, а с другой — форсировать рост народной любви к ним, входят:
— Пять бывших и ныне здравствующих президентов страны: Дилма Русеф, Луис Инасиу Лулу да Силва, Фернанду Энрики Кардозу, Фернанду Колор ди Мелу (подвергавшийся импичменту в 1992 году) и Жозе Сарней.
— Три экс-кандидата в президенты, проигрывавшие ранее Русеф и Лулу: Жозе Серра, Жерардо Алкмин и Аэсио Невес.
Несмотря на то, что восемь перечисленных персон принадлежат к четырем различным партиям, тень Odebrecht’а нависает над всеми: все партии кандидатов в свое время получали на «карманные расходы» из общебразильской «черной кассы».
Если же атлантам и кариатидам бразильской политической элиты не удастся удержать давящий на них груз компромата, своей очереди к выходу на авансцену дожидаются экс-министры-левоцентристы Циро Гомеш и Марина Сильва, исповедующий правые взгляды миллиардер и мэр Сан-Паулу Жоао Дория и депутат парламента Жаир Болсонару, известный своим мнением, что Бразилию спасет только диктатура, считающий что женщина не должна иметь равные права с мужчиной и ярый противник гомосексуалистов и негров.
Темер, как претендент на то место, что он занимает сейчас, политологами не рассматривается. Его предел мечтаний, по их мнению, просто досидеть в кресле до 31 декабря 2018 года. Что, между прочим, совершенно не гарантированно: с одной стороны, конечно, президент у власти (и на пенсии) юридически неприкасаем. Но с другой стороны, эта неприкасаемость распространяется, во-первых, только на его свершения в период нахождения на высшем посту (и после того), а во-вторых, Конгрессу предстоит еще поразмыслить над тем, применима ли к Темеру статья об иммунитете, ибо он сел в кресло не в результате выборов, а в порядке замены отставленного главы государства. А это может оказаться совсем другой песней.
Комментарии  Ещё 3 источника 
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео