Далее:

Илья Крамник: Как в тридцать седьмом

Еще одной серьезной проблемой, доставшейся от 1937 года и его осмысления, стало ощущение, что если «как в 37-м» нельзя, значит никак нельзя, а то репрессии. И снова на тему 80-летнего юбилея.
Еще одной серьезной проблемой, доставшейся от 1937 года и его осмысления, стало ощущение, что если «как в 37-м» нельзя, значит никак нельзя, а то репрессии.
Проблема в том, что «как в 37-м» — это означает, что людей карали не за то, что они сделали — то есть, расхититель оказывался под судом не за воровство, а за шпионаж в пользу Уругвая.
В результате это приводило к тому, что разогнавшаяся машинка стала поедать и тех, кто вообще не был виноват ни в чем, но получал свой шпионаж в пользу Парагвая.
В конечном счете, это ведет к деградации права как института, что верно отмечается, как очень надежный способ убить государство вообще.
Так что — как в 37-м нельзя.
Нельзя сажать человека за шпионаж в пользу Венгрии, если он вор. Его надо судить и сажать за воровство. А если он осужден за шпионаж — он жертва репрессий и подлежит реабилитации.
Многие на это вспоминают, что известный гангстер Аль Капоне был осужден в США за неуплату налогов, а не за убийства и прочее.
Да, это так. Проблема в том, что налоги он действительно не платил, и это смогли доказать.
Источник: Блог Ильи Крамника
Илья Крамник, военный обозреватель
Латинская Америка В мире Европа Венгрия Еще 3 тега
Оставить комментарий