В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Газеты исчезнут через 15 лет, радио убьют беспилотники: ростовский журналист рассказал о будущем СМИ

, 26 ноября 2021. . Смерть газет, радио и телевиденья предрек журналист из Ростова . Автор книг и учебников выпустил за океаном книгу «Постжурналистика и смерть газет. СМИ после Трампа: производство ненависти и поляризация мнений». Почему умрут печатные издания и что придет им на смену, у исследователя узнала «». «Традиционной журналистике как институту, индустрии и профессии осталось пять лет агонии и еще лет десять конвульсий. Независимо от формата, будь то газета, ТВ или радио. Независимо от страны – распространение интернета выровняло медиапроцессы во всех странах», – уверен Мирошниченко. Он пояснил, что интернет стал «могильщиком» традиционным СМИ, ведь получать информацию из смартфона быстрее и удобнее. Такой контент более качественный и персонально подстроен под каждого потребителя. При этом интернет как был, так и остается свалкой – все желающие постят что угодно, проверки и отбора этих данных нет. Здесь журналистом себя чувствует каждый, у кого есть гаджет, ни о каком профессионализме речь не идет. Но редактор у этого колоссального объема информации все же есть – в его роли выступают все остальные пользователи, появляется так называемый «вирусный редактор». «Каждый пользователь хочет отклика на свое существование и поэтому старается подметить что-то интересное, опубликовать, лайкнуть, перепостить, прокомментировать так, чтобы его заметили, лайкнули, прокомментировали. Если его друзья согласны с тем, что это интересно, они тоже лайкают, репостят, комментируют. Так происходит поиск, отбор, докрутка и доставка новостей и любого другого контента. По сути, это работа редактора. Только выполняется она теперь коллективными усилиями в процессе вирусного распространения», – пояснил автор книги. Он отметил, что теперь журналистика потеряла монополию на новости – каждый в сети может видеть только то, что ему интересно. Эта информация поступает из лент друзей, самостоятельно выбранных закладок и групп. Да и поисковые системы запоминают запросы и затем предлагают контент на определенную тему. В то же время благодаря интернету новости появляются и распространяются быстрее. Любому корреспонденту нужно прибыть на место происшествия, а люди со смартфонами на месте есть всегда, опередить их невозможно. К тому же за печатные издания нужно платить, а интернет делится новостями и мнениями, репортажами и расследованиями бесплатно. Поэтому, уверен Мирошниченко, газеты и журналы смогут продержаться еще около 15 лет, затем они станут совершено не востребованы. Сейчас печатные издания держатся на людях, которые родились до 80-х годов прошлого века. Их социализация происходила в период, когда родители выписывали газеты себе, а им – «Мурзилку» или «Пионерскую правду». Для некоторых из них почитать утром газету, ощутить ее запах – то же, что выпить кофе. Но люди, родившиеся после 1980-х, социализировались уже в период появления цифры, им печатные издания не нужны, у них нет ностальгии. И актуально это для всех государств. «ТВ ждет та же судьба. Программное смотрение было продуктом индустриальной эпохи, телевизора с тремя каналами. Оно уступает место рекомендательному смотрению. Человек будет теперь смотреть не то, что ему Эрнст запланировал, а то, что в данный момент ему хочется. Крупнейшие ТВ-бренды, типа Первого канала или РТ, наверное, останутся влиятельными источниками популярного видеоконтента. Но ТВ как отдельная медиаиндустрия умирает», – рассказал автор книги. По его словам, дольше всего продержаться сможет радио, потому что его слушают в пробках, когда заняты руки, – так называемое вынужденное потребление. «Пока будут пробки, радио способно как-то выживать. Но как только самоуправляемые автомобили освободят руки и глаза водителей, те сразу схватятся за гаджеты. И радио тут же умрет. Его лучшие остатки перейдут в подкасты, как они уже делают, смешиваясь там с другими подкастами», – пояснил Мирошниченко. Однако он уверен, что издания еще некоторое время смогут быть значимыми для общества, так как осуществляют валидацию новостей. Когда происходит какое-то необычное событие, выбивающееся за рамки того, что человек обычно видит в своей ленте, возникает необходимость установить важность и значимость этой информации. Пользователь обращается к мнению влиятельных блогеров или СМИ. Ему нужна оценка события, а эти источники валидируют ее с учетом той системы ценностей, которая присуща конкретному человеку и его кругу. «Важно то, что такая валидация – это не новостной продукт, а именно заверка значимости. Эта функция подобна функции нотариуса. Событие состоялось, все о нем знают, но оно получает официальный и понятный статус тогда, когда нотариус шлепнул печать... В эпоху постжурналистики, когда СМИ уже утратили монополию на новости, у них еще осталась эта функция – функция заверки тревожных новостей в рамках определенной системы ценностей. То есть вместо поставки новостей СМИ занимаются валидацией новостей», – объяснил журналист. Он не уверен, что газеты смогут полностью перейти в интернет и выжить там, – новые механизмы информирования только формируются, а высвобождение информации в определенный период вызывает утрату доверия. Сейчас по всему миру ужесточают контроль за интернетом, и на этом фоне электронные версии СМИ могли бы попытаться вернуть свое значение, но нет подходящей для сети бизнес-модели. Ни продажа новостей, ни реклама уже не смогут финансировать журналистику. Она может существовать только на общественные или правительственные дотации. А они неизбежно влекут переход к постжурналистике, когда нужно «оперировать не новостями, а ценностями».

Газеты исчезнут через 15 лет, радио убьют беспилотники: ростовский журналист рассказал о будущем СМИ
Фото: Don24.ruDon24.ru