Войти в почту

Дуров раскритиковал IT-гиганты за цензуру. Комментарий Георгия Бовта

Основатель Telegram раскритиковал интернет-гигантов и за цензуру. Раскритиковал Дуров и отдельные страны, впрочем, очень выборочно.

Дуров раскритиковал IT-гиганты за цензуру. Комментарий Георгия Бовта
© BFM.RU

Я бы лично подписался практически под всеми словами Павла Дурова, разразившегося пространным заявлением на тему строительства цифрового тоталитаризма во всемирном масштабе. Особенно мне импонирует его мысль о том, что люди теперь «приклеены к своим устройствам», а многие «слишком отвлечены преобладающими дешевыми развлечениями, чтобы критически осмысливать тенденцию и принимать какие-либо меры». Однако в наше непростое время полезно бывает анализировать не только то, что человек говорит, но и то, что он недоговаривает. Так, Дуров приводит в пример , где больше всего камер видеонаблюдения — около 200 млн. Далее в списке — 50 млн камер. Однако при этом Дуров совершенно не упоминает родную Россию, где установлено 13,5 млн камер и на каждую тысячу россиян приходится 93 камеры наблюдения.

Наша страна находится на седьмом, по-своему почетном месте по плотности установки камер видеонаблюдения в крупнейших городах после Китая, США, , Индии, Великобритании и , у нас их почти 199 на 10 тысяч населения.

Также примечательно, что Дуров, критикуя IT-гиганты за цензуру — и критикуя совершенно справедливо, — деликатно обходит проблему цензуры в Сети со стороны госорганов, а также спецслужб, что, опять же, для России вопрос весьма актуальный. В этом плане он довольно созвучен , который в начале года на Давосском экономическом форуме как раз раскритиковал «цифровые гиганты» по ряду направлений, де-факто конкурирующих с государством. Поэтому в России постоянно принимаются законы и регламентации, которые призваны эти «цифровые гиганты» нашему государству подчинить.

Также обращает на себя внимание то, что «программное заявление» Дурова совпало по времени с решением запустить собственный официальный телеграм-канал. А ведь еще пару лет назад российские власти воевали с Telegram и пытались его заблокировать. Но сегодня это в прошлом. Дуров больше не воюет с российскими спецслужбами и госорганами, а те не воюют с ним. Можно лишь предположить, что найдены вполне устраивающие стороны принципы неформального взаимодействия на манер того, как это происходит между государством и «цифровыми гигантами» в тех же США.

Например, только в этом году администрация мессенджера Telegram по требованию без лишнего шума заблокировала несколько популярных ботов для пробива персональных данных. Также был удален пост популярного компромат-канала «Инфобомба», в котором содержались нелицеприятные высказывания о руководстве . Это вполне разумная политика для бизнесмена, особенно если ты нацеливаешься на монетизацию своего продукта, как планирует Дуров, — надо играть по тем правилам, которые приняты в государстве. Разумеется, соблюдая определенные «приличия» и перед пользователями.

По ряду косвенных признаков можно предположить, что деликатные функции GR в Telegram возложены на вице-президента . Он начинал вместе с Дуровым еще во «ВКонтакте», затем поссорился и пытался судиться. Но года два назад претензии были улажены, и он пришел снова работать к Дурову. С тех пор политическое позиционирование Telegram кардинально улучшилось. Чем, видимо, подтверждаются слухи о том, что Перекопский вхож в правительственные кабинеты — и не только правительственные — и умеет решать деликатные вопросы. Именно Перекопский летом прошлого года принимал участие в выездном правительственном заседании в с участием . Главной темой его выступления стал как раз призыв к борьбе с Apple и Google, которые комиссиями в 30% в своих магазинах приложений душат талантливых молодых программистов. Тогда же, кстати, и Дуров опубликовал аж целый манифест под названием «Как Apple уничтожает стартапы по всему миру — и как это можно остановить». Пафос выступления совпадает с курсом Дурова на монетизизацию аудитории Telegram.

А вообще приятно, когда государство и крупные предприниматели умеют договариваться по-хорошему, избегая громких судов и арестов, хотя бы даже в форме «спора хозяйствующих субъектов».