В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Швыдкой: Пользователи соцсетей хотят не просто публичности, но и диалога

Для того, чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить хотя бы несколько строк: "Всем, всем/Всем и каждому скажу/Я, я, /Я секретов не держу/Я, я,/Я не шкаф и не музей -/Хранить секреты от друзей!" И всеобщий восторг вызывал припев, в исполнении юного солиста Димы Викторова, который потом распевали дети и взрослые: "Ля-ля-ля, жу-жу-жу,/По секрету всему свету/Что случилось, расскажу!"
Россия - страна провидцев. Как утверждают некоторые историки науки, интернет предугадал в своем незаконченном романе "4338-й год", написанном в 1837 году, . А за два года до появления "электронной доски объявлений" объяснил принцип бытования пользователей социальных сетей. Ну посудите сами: "По секрету всему свету, что случилось расскажу!" Правда, даже в высшей степени прозорливый поэт не смог себе представить, что слово "по секрету" окажется лишним. Пользователи социальных сетей в отличие от сотрудников спецслужб, государственных учреждений или международных корпораций не стремятся к секретности. Им противопоказана конфиденциальность. Они хотят не просто публичности, но и активного диалога с такими же активистами виртуального пространства.
Помню, в конце прошлого века рассказывал нам с и , как увлекает его новая реальность. Он искал в чатах и форумах не только новую коммуникацию, но и неведомый язык, приоткрывающий новые смыслы. Как человека, выросшего в литературоцентричной культуре, его увлекало изучение меняющейся лексики общения, нового способа диалога. Он оказался прозорливее своих собеседников, которые усматривали в его вдохновенных рассказах лишь очередное увлечение неспокойного друга-писателя.
И мы упускали из виду одно важное обстоятельство, погружаясь в новую виртуальную среду, Горин неизменно сохранял свою анонимность. Он не хотел пугать своих электронных собеседников. Он хотел быть свидетелем, но не собирался быть участником. Ему не надо было распахивать душу и делиться фотографиями своего любимого пса. Горин принадлежал к тем людям, которые не один раз смотрели фильм "Все на продажу" и были твердо уверены в том, что не все продается.
Как утверждают некоторые историки, интернет предугадал в своем романе Владимир Одоевский
Тогда казалось, что пользование социальными сетями вовсе не для самодостаточных людей. "Быть знаменитым некрасиво " - этот завет , очевидный при сакральном отношении к творчеству, вынужденно сожительствовал с битвой за тиражи в прежние гутенберговские времена. Но не более того. Сегодня виртуальная публичность оказывается мерилом востребованности, гарантией вполне реального успеха. И самореализацией, которая позволяет избегать психического дискомфорта. Миллиарды людей готовы выставить свою жизнь на публичное обозрение, чтобы получить ответную реакцию, причем не столь важно положительную или негативную.
Известная история о том, как молодой человек покончил самоубийством из-за того, что он не получал никаких откликов на свою сетевую активность (как впоследствии выяснилось, из-за ошибки в программе, которая блокировала возможность комментировать его послания), - трагический и весьма примечательный пример. Подключение к Сети создает иллюзию необходимости "городу и миру". Повышает значение каждого твоего шага, будь то поход на футбол, в театр или в баню. Рождает повышенное самоуважение, ведь каждое твое суждение вызывает реакцию множества знакомых и незнакомых людей. Для всего этого не надо быть президентом . Индивидуальность любого человека приобретает особый масштаб, новую субъектность, если его деятельность в Сети вызывает интерес миллионов, будь то блогер, взрывающий интернет актуальной информацией, или малыш, способный часами упаковывать игрушки в красивую бумагу.
Каждый реализуется как может и как хочет. И становится узником цифрового мира задолго до того, как дает разрешение на обработку своих персональных данных. Кажущееся царство свободы оказывается не только пространством новой несвободы, в нем ты живешь на просвет, шаг за шагом теряя возможность сохранения любых тайн. Старая, советских времен шутка М. Жванецкого: "Они знают о нас только то, что мы им сами рассказываем", - превратилась в повседневность. Тем более что мы готовы рассказывать все больше и больше. Лишь бы не молчать.
До сих пор в СМИ обсуждают книгу основателя Давосского форума и журналиста Тьерри Маллере "COVID-19: Великая перезагрузка", в которой цифровая диктатура, как кажется авторам, становится важнейшим инструментом преодоления не только нынешней пандемии, но и грядущих кризисов, в том числе и социального характера. Цифровой луддизм не приветствуется. Каждый, кто хочет освободиться от гаджетов и выйти из Сети, попадает под подозрение и, в конечном счете, становится изгоем. Признаки такой диктатуры уже наличествуют, причем ты попадаешь в плен не столько известным социальным структурам, но транснациональным компаниям, способным создать иллюзию того, что твои поступки совершенно свободны.
Пользователи социальных сетей хотят не просто публичности, но и активного диалога
Поверьте, вовсе не хочу умножать панику, ее и так достаточно в современном мире. Просто все чаще вспоминаю старый анекдот, в котором на вопрос внучки, что делали люди, когда не было ни телевизора, ни компьютера, ни смартфона, бабушка отвечает с последней прямотой: "Жили". Думаю, надо попробовать.