Войти в почту

"Отмыл" 65 млн через тестя и тещу? Как победа в тендере для метро Москвы вышла казанцу боком

Казанского бизнесмена после отсидки за "распил" по госконтракту обвинили в легализации преступных доходов

"Отмыл" 65 млн через тестя и тещу? Как победа в тендере для метро Москвы вышла казанцу боком
© Реальное время

В Казани перед судом предстал 37-летний руководитель фирмы-банкрота НПФ "Мир" Александр Утеев. Под его руководством компания в 2018-м выиграла тендер на 93,7 млн рублей и поставила для метрополиции Москвы видеорегистраторы. Вот только потом исполнителя контракта посадили как мошенника. Стоило Утееву выйти на волю — обвинили, что две трети похищенных миллионов он "отмыл" на фиктивных закупках и строительстве десяти коттеджей под Казанью. Как подсудимый открещивается от бизнеса тещи и тестя, а "конкурсник" "Мира" предъявляет долги фирмы всей семье экс-директора — в репортаже "Реального времени".

Как исполнитель "подземного" госзаказа оказался за решеткой

Первое уголовное дело против казанского бизнесмена Александра Утеева возбудили по заявлению омской фирмы "Спектр". Расследовали в Казани, в Главном следственном управлении МВД Татарстана. Поначалу дело направляли в казанский суд. Но приговор выносил уже Лефортовский райсуд Москвы.

Началась эта история в декабре 2017 года, когда ГУП "Московский метрополитен" объявило торги на поставку 4,7 тысячи переносных видеорегистраторов "Страж", 300 зарядников к ним и 84 терминалов для хранения данных с этих "карманных" устройств видеофиксации. Переносная техника предназначалась для спецподразделений полиции, что следит за порядком в столичной подземке.

Соперником казанского НПФ "Мир" на торгах стала московская компания-производитель "Байтэрг" — ее цена на указанный товар была всего на 500 тысяч рублей выше, и победу отдали фирме Утеева. На тот момент штат его компании состоял лишь из него самого как директора, а за "Байтэргом" стоял коллектив в 146 человек и "багаж" в 255 бюджетных контрактов почти на 3 миллиарда рублей. В истории "Мира" госзаказ для подземки стал третьим и самым крупным.

Как установил Лефортовский суд, обязательства перед ГУП "Московский метрополитен" Утеев выполнил сполна. Заказал нужный товар в Омске у производителя "Стражей" — ООО "Спектр", договорился о транспортировке с питерским перевозчиком и встретил товар в Москве, у складов ГУП. А после передачи заказчику выставил счет на оплату — 93 млн 721 тысячу рублей.

9 июня 2018-го "Московский метрополитен" перечислил казанскому "Миру" всю сумму по контракту. Однако из этой суммы омичи-производители "Стражей" не увидели ни рубля, а потому обвинили казанского партнера в мошенничестве на 88 млн 361 тысячу рублей, утверждая, что именно эта сумма значилась в контракте.

23 сентября 2020-го Лефортовский суд приговорил Александра Утеева к трем годам колонии общего режима за преднамеренное неисполнение договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности с причинением ущерба в особо крупном размере (ч. 7 ст. 159 УК РФ) и удовлетворил иск потерпевшей компании в полном объеме.

Заметим, на следствии и в суде казанский предприниматель настаивал на оправдании. По его версии, достигнутая в переписке договоренность с омским "Спектром" предусматривала закупку нужной спецтехники не дороже 48 млн рублей, однако контрагент не спешил подписывать соглашение по этой цене, а после поставки практически удвоил ее. Утеев настаивал — договор на 88 млн рублей стал бы для него убыточным, с учетом всех налогов и сборов. Однако убедить в своей правоте судей двух инстанций не смог и после вступления приговора в мае 2021-го уехал в колонию.

Версия обвинения: вовлек родителей жены

В 2023-м сотрудники МВД Татарстана возбудили против экс-директора "Мира" дело о преступном отмывании части доходов, полученных по госконтракту с метрополитеном. Своими подозрениями в этой части с силовиками поделился конкурсный управляющий обанкротившейся казанской фирмы, который оспорил букет сделок, совершенных Утеевым в 2018 году, после поступления на счета 88 "метромиллионов".

Из оглашенного гособвинителем Викторией Аюповой на старте процесса в Московском райсуде Казани следует: Утееву предъявляют ряд финансовых операций, покупку земли, строительство на них и последующую продажу индивидуальных жилых домов — с целью скрыть истинный источник происхождения средств и обосновать правомерность владения деньгами и имуществом на 65 млн 771 тысячу рублей — из тех 88 млн, что были похищены по госконтракту.

Часть заключенных сделок по аренде техники, поставке коммуникаций и материалов для строительства частных домов в период с 10 мая 2018 года по 19 декабря 2019-го силовики считают подлинными, а часть — фиктивными, ради "обнала". Причем размер последних тянет почти на 40 млн рублей. Заметим, в декабре 2019-го арбитраж признал НПФ "Мир" банкротом.

Как полагают в МВД и прокуратуре Татарстана, Александр Утеев втемную использовал родителей своей жены — Волковых, которые поучаствовали в строительстве, оформлении и продаже коттеджей в поселке Новые Салмачи Пестречинского района. Так, через тестя обвиняемый приобрел 10 участков земли — каждый площадью по 500 квадратов, при этом по документам собственником наделов стал именно Волков. К апрелю 2019-го на этих землях были возведены дома, которые по брачному договору перешли в собственность тещи Утеева.

Далее, по версии обвинения, зять-бизнесмен с помощью родителей жены и иных лиц выставил земли и дома на продажу через риелторов, а полученными деньгами распорядился по своему усмотрению.

"С целью сокрытия своей преступной деятельности и построенных коттеджей Утеев заключил от имени гендиректора НПФ "Мир" Ушакова договор аренды участка с правом выкупа в селе Русские Саралы Лаишевского района и начал там строительство коммерческого здания для "Мира", — сообщила суду гособвинитель.

Со временем стройка была заморожена, участок так и остался не выкуплен, однако все закупавшиеся НПФ стройматериалы прошли по бухгалтерским документам фирмы как израсходованные на строительство именно этого, лаишевского объекта. С целью доказать, что за счет тех самых стройматериалов возводились коттеджи в Новых Салмачах и дача Волковых в Верхнеуслонском районе, поставщиков "Мира" не только допрашивали в ходе следствия, но и вывозили на место — для "опознания" окон, дверей и прочего. При этом на суде руководители многих фирм заявляли — обвиняемого не припоминают.

Конкурсный управляющий в роли свидетеля обвинения

Подсудимый Александр Утеев вину не признает. Комментировать свою позицию "Реальному времени" за рамками заседания не стал.

Тесть обвиняемого Вадим Волков, бывший зоотехник птицефабрики "Казанская", на судебном допросе свидетельствовал в пользу зятя. На вопрос адвоката Юрия Токтарова: принимал ли Утеев либо НПФ "Мир" финансовое участие в строительстве коттеджей на участках Волковых, тесть ответил отрицательно. "А после продажи домов получил ли он какую-нибудь прибыль?" — уточнил защитник. "Нет, там и прибыли никакой не оказалось — налоги заплатил, со строителями рассчитался и за материалы", — сообщил Волков.

На суде пенсионер утверждал — в этот бизнес он вкладывал личные средства своей семьи. "От 800 тысяч до 1,3 млн рублей на дом уходило. Договоры были представлены, когда уголовное дело на меня завели", — обронил он, не уточняя, что позже преследование было прекращено за отсутствием состава преступления.

В то же время бывший менеджер ПСК "Минерал трейд" Руслан Худайвердиев фактически подтвердил версию обвинения — кровлю продавал "Миру", а на обмеры с сотрудниками выезжал в Новые Салмачи (где строились "волковские" дома, — прим. ред.): "Там что-то не подошло, и они перезаказывали".

Директор ТПК "Оконный клуб" Тимур Янбеков за свидетельской трибуной рассказывал, что прекрасно помнит фирму Утеева: "Она мне в память врезалась после того, как меня в первый раз в отдел полиции вызвали и допросили. "Мир" был нашим клиентом, заказывал порядка 10 комплектов окон в 2018 году. Оплата была 100%-ная, забирали товар они сами".

На вопрос прокурора: выезжал ли Янбеков лично в Новые Салмачи, тот ответил утвердительно, добавив, что ездил туда не с полицией, а с конкурсным управляющим "Мира" Жуковым. "На этом судья арбитража настояла, — пояснял руководитель "Оконного клуба" уже в Московском райсуде. — Жуков показывал мне дома, в которых, предположительно, стояли наши изделия. Я взял с собой распечатку техзадания и указал ему наименование профиля, конфигурацию, фурнитуру". Защитник уточнил: была ли на тех окнах маркировка поставщика? "На тот момент, в 2019-м, на некоторых домах и окнах она существовала. Кто-то уже снял эти наклейки", — отвечал свидетель.

В свою очередь арбитражный управляющий Владислав Жуков на заседании Московского райсуда подтвердил — в ходе процедуры банкротства были выявлены "подозрительные" сделки НПФ "Мир" по оптовой закупке строительных материалов.

"Я лично выезжал в Куюки раз восемь — поднимались в коттеджи, смотрели перекрытия, и поставщики говорили: "Действительно, это наш материал". Потом установили — коттеджи были переоформлены на родственников Утеева. А сейчас они говорят: якобы на пенсию строились, но сами понимаете — невозможно это. Говорят: строили своими силами, но счета-фактуры мне показать не могут. Просто вывели средства фирмы-должника и построили", — убеждал участников процесса "конкурсник".

Подсудимый Александр Утеев со ссылкой на показания одного из поставщиков поинтересовался: действительно ли конкурсный управляющий ставил тем условие: "Либо подтверждаете, что это ваши материалы, либо мы сделки оспариваем".

— Меня закон о банкротстве обязывает объяснять — если я доведу до суда данные доводы, сделку оспорят, — отвечал на эту претензию Жуков.

"Кто выполнял экспертизу по оценке объемов средств, потраченных на строительство?" — подключился к атаке на важного свидетеля адвокат Токтаров. "Казанская оценочная компания", — отвечал тот.

— А эксперт Жукова Вам знакома? — намекнул на аффилированность защитник.

— Это моя супруга. Она передавала материалы в оценочную компанию, — не стал отрицать Владислав Жуков.

О знакомстве с подсудимым заявил технический директор фирмы "Юни" Дмитрий Григорьев. В суде он сообщил: лет шесть назад Утеев заказывал комплект оборудования — трубы, радиаторы, запорную арматуру, и сам забирал этот товар. На следствии этот же свидетель давал более развернутые показания: дескать, после оплаты Утеев попросил обратно часть средств наличными, но получил отказ.

Тесть и теща стали соответчиками в арбитраже

Из материалов арбитража следует, что конкурсный управляющий уже несколько лет пытается возложить субсидиарную ответственность по сделкам утеевской фирмы-банкрота на Волковых. Сначала требовал с них 108 млн рублей в качестве убытков, позднее снизил размер претензии до 41 млн — рыночная стоимость тех самых построенных и проданных коттеджей.

В мае 2023-го Арбитражный суд Татарстана отказал во взыскании средств с Волковых в конкурсную массу НПФ "Мир". В августе с этим решением согласился 11-й Апелляционный арбитражный суд. Однако уже в ноябре в кассации оба постановления нижестоящих судов отменили, и дело стартовало с начала в АС Татарстана.

Точку в этой истории ставить рано.