В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

"Двое погибли, а причина не установлена": эхо взрыва на станции "Транснефти — Прикамья"

Почему Верховный суд Татарстана отменил обвинительный приговор по делу сгоревших "чистильщиков" нефтяного резервуара

"Двое погибли, а причина не установлена": эхо взрыва на станции "Транснефти — Прикамья"
Фото: Реальное времяРеальное время

В следующем месяце, 4 декабря, исполнится 3 года со дня трагедии на нефтеперекачивающей станции "Калейкино" АО "Транснефть — Прикамье". Во время очистных работ внутри нефтяного резервуара произошел взрыв. Чтобы потушить пожар и извлечь тела двух мертвых рабочих спасателям понадобилось 12 часов. Позднее внутри резервуара нашли 13 бычков от сигарет, а Альметьевский горсуд назвал курение рабочих одной из главных версий ЧП и наказал ответственных за безопасность условными сроками. Однако Верховный суд РТ назвал приговор незаконным, частично согласившись с защитой — в этой истории еще много темных пятен.

Видео дня

Мастеру и механику грозило до 7 лет колонии

Местом преступления стала цистерна диаметром 40 метров и высотой с трехэтажный дом на территории резервуарного парка станции "Калейкино" Ромашкинского нефтепроводного управления. 29 ноября 2019 года к работе по размыву и откачке донных отложений внутри резервуара №37 приступила бригада самарского субподрядчика ООО "Компания Альп-Высотка", но не проработала и недели. На объекте произошла трагедия.

Чистильщики Николай Щураськин и Михаил Чурилов спустились внутрь цистерны 4 декабря в 9 утра. В 10:20 цистерна рванула так, что грохот взрыва был слышен в нескольких километрах. Пожар снаружи объекта удалось локализовать лишь через несколько часов, всего в ликвидации ЧП были задействованы более 80 человек и 25 единиц техники. Тела рабочих нашли и достали уже ночью.

Спустя несколько месяцев комиссия назвала две возможных версии взрыва — либо курение рабочих внутри опасного объекта, либо использование одежды с содержанием синтетических материалов, что привело к образованию искры.

В мае 2020-го сотрудники СК задержали мастера бригады "Альп-Высотки" Евгения Садовникова, заподозрив его в грубом нарушении правил промышленной безопасности на опасном объекте с тяжкими последствиями (ч. 3 ст. 217 УК РФ). Позднее первый зампрокурора РТ Алексей Заика посчитал, что орган следствия не дал должной оценки действиям представителей эксплуатирующей организации — АО "Транснефть — Прикамье". В итоге под суд вместе с Садовниковым отдали еще и механика участка резервуарного парка "Калейкино" Ильгиза Гимадиева.

При этом " — Прикамье" получило в деле статус потерпевшей организации: ущерб от уничтожения нефтяного резервуара с остатками продукта следствие оценило в 4,5 млн рублей. Однако компания предъявила субподрядчику гражданский иск аж на 80 млн.

Материалы уголовного дела поступили в Альметьевский горсуд под конец декабря 2020-го. В августе 2022-го прозвучал обвинительный приговор. Суд пришел к выводу, что причиной трагедии стало бездействие мастера фирмы-субподрядчика и механика подразделения "Транснефти — Прикамья". Первый допустил к работе подчиненных без противогазов, газосигнализаторов, не проверил их одежду на предмет синтетики, а еще не проконтролировал исполнение запрета курения на опасном объекте. Второй — не обеспечил непрерывный контроль за соблюдение мер безопасности и технологии размыва донных отложений. По версии комиссии Ростехнадзора, СК и Альметьевского горсуда, для ускорения работ рабочие использовали в качестве растворителя донных отложений не воду, а нефть. Что увеличило загазованность внутри цистерны и угрозу трагедии.

Санкция уголовной статьи за нарушение правил промышленной безопасности с гибелью двоих и более человек предусматривает наказание до 7 лет колонии. Но в прениях гособвинитель максимум не просил — предлагал наказать подсудимых условными сроками в 2,5 года.

Горсуд признал вину мастера и механика доказанной, но сажать их не стал. Назначил бригадиру Садовникову из "Альп-Высотки" наказание в 4 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года. А сотруднику подразделения "Транснефти — Прикамья" Гимадиеву — 3 года условно с испытательным сроком в 2 года.

Начальник НПС "Колейкино" отделался штрафом

Приговор в силу так и не вступил. Его оспорили все участники процесса, за исключением родственников погибших. Почему у них не было претензий — объясним чуть позже.

Примечательно, что буквально через неделю после поступления в Альметьевский горсуд уголовного дела о взрыве на объекте "Транснефть — Прикамье" там было вынесено решение по той же истории в разрезе правонарушения.

В октябре 2020-го и. о. главы Приволжского управления Ростехнадзора по итогам технического расследования причин аварии постановил — наказать начальника НПС "Калейкино" штрафом в 50 тысяч рублей за грубое нарушение требований промышленной безопасности на особо опасном производственном объекте (ч. 3 ст. 9.1 КоАП РФ). Еремин обжаловал это решение, считая, что состава правонарушения в его действиях нет, сам на суд не пришел — прислал юриста, но добиться отмены наказания не смог. Суд согласился с выводами Ростехнадзора, что именно Еремин не в полном объеме обеспечил производственный контроль за безопасностью работ на резервуаре, но посчитал нужным снизить штраф до 40 тысяч рублей.

К слову, административным штрафом в 1 млн рублей за тот взрыв наказали и АО "Транснефть — Прикамье". В 2021-м в арбитраже Татарстана компании удалось снизить размер санкций до 750 тысяч рублей.

При этом в судебном решении получил отражение установленный факт: нарушения со стороны Еремина состоят в причинно-следственной связи с гибелью людей. И добиться отмены вердикта Фемиды начальник НПС не смог. В отличие от приговора по уголовному делу, штрафное решение уже вступило в силу. При этом само привлечение Еремина к ответственности за нарушение норм промышленной безопасности (в том числе тех пунктов, что вменяются Садовникову и Гимадиеву) ни в обвинительном заключении по уголовному делу, ни в приговоре даже не упоминалось. На его приобщении к материалам дела настояли защитники обвиняемых.

Что касается приговора, то позиции сторон серьезно разошлись. И. о. прокурора Гимаев в своем представлении указал на чрезмерную мягкость наказания, настаивая на отмене условных сроков и оправке осужденных в колонию, однако в возражениях на жалобы адвокатов указал на законность приговора. Двоякую позицию коллеги в Верховном суде РТ поддержала представитель прокуратуры республики Гузель Хабибуллина:

— Погибли два человека, осужденные в суде извинений не попросили, моральный и материальный вред не загладили... Садовников и Гимадиев, заблаговременно обнаружив опасность несчастного случая, имели возможность предотвратить его.

Интересы потерпевшей "Транснефти" в апелляции отстаивали два юриста. Они заявляли — суд незаконно оставил без рассмотрения гражданский иск организации, а еще — настаивали на полном оправдании механика. "Считаем, суд не установил — какое именно нарушение он допустил, а еще ошибочно вменил Гимадиеву нарушения требований промышленной безопасности при подготовке работ на объекте. Хотя на момент подготовки Гимадиев находился в отпуске", — озвучил позицию предприятия Григорий Имангулов.

"Сам рукав якобы со следами нефти Алмаев от следствия скрыл"

Осужденные и их адвокаты убеждали Верховный суд в незаконности альметьевского приговора, указывая на серьезные пробелы в работе следователей и абсурдность версии о беспечном курении опытных рабочих в нефтяном резервуаре.

Все ключевые доказательства в пользу этой версии были добыты и являются недопустимыми, отмечала в защиту мастера "Альп-Высотки" адвокат Рушана Камалова из команды бюро "А2К". С ее слов, источником версии выступил специалист АО "ВО Безопасность" Алмаев, приглашенный Ростехнадзором в качестве эксперта для расследования причин аварии. В Альметьевском горсуде Алмаев пояснял — после разбора завалов на дне резервуара в разных местах были найдены 13 окурков, два насоса и две трубы, в одной из которых он лично обнаружил следы нефти и сделал вывод — для растворения донных отложений чистильщики могли закачивать именно нефть, что категорически запрещено.

Камалова отметила — на важную процедуру исследования дна резервуара с изъятием вещдоков следователя почему-то не позвали. Понятых при этом не было, видеофиксации тоже. "Сам рукав якобы со следами нефти экспертизе не подвергался. Алмаев его от следствия скрыл. Ни следователь, ни суд его не видели и не осматривали, поэтому утверждать, что там была именно нефть — нельзя", сообщила защитник Верховному суду.

Что касается "бычков" от сигарет, то по ним проведено лишь одно исследование — на предмет ДНК курильщиков. ДНК погибших при этом не найдено. "Экспертиза по сроку давности попадания этих бурых комочков в резервуар не проводилась, действительно ли они являются остатками фильтров от сигарет тоже никто не проверял", — подчеркнула Камалова.

Представитель "Альп-Высотки" Никита Ухтверов обратил внимание коллегии судей: при курении люди оказались бы в эпицентре взрыва, но эксперты не обнаружили у них характерных для этого повреждений, даже барабанные перепонки остались целы. Смерть наступила от ожогов и отравления. Да и предполагаемый источник огня — зажигалка либо спички найдены не были. При этом двое коллег Щураськина и Чурилова на следствии и в суде рассказывали — окурки в резервуаре бригада обнаружила еще в начале работ, предположив, что попали они туда намного раньше нефти — еще при сборке сложной внутренней конструкции.

Образование искры от статического электричества защита также исключает. Зафиксированный метеоприборами уровень влажности воздуха — 82—87 процентов делал это невозможным, на что в суде указывали и члены комиссии Ростехнадзора. Между тем версия о причине ЧП в виде курения либо искры так и осталось таковой в приговоре. А выдвинутая рабочими версия о самовозгорании пирофорных отложений, которые образуются вследствие хранения высокосернистой нефти, комиссией и следствием просто не рассматривалась.

— Никаких исследований в этом направлении не проведено, но версия полностью отвергнута. Выражаю несогласие с обвинительным приговором, прошу меня полностью оправдать, — выступил в Верховном суде РТ механик подразделения АО "Транснефть —Прикамье" Ильгиз Гимадиев. Его адвокат Наталья Галиуллина со ссылкой на отраслевые регламенты убеждала судей — ответственным за промышленную безопасность при работах на объекте он не назначался и вообще не имел нужных знаний и допуска.

Осужденный Евгений Садовников из "Альп-Высотки" на следствии и в суде признавал — допустил подчиненных к работе без противогазов, газосигнализаторов и страховочных тросов. Но взрыва и гибель людей это бездействие повлечь не могло. "Считаю, мое обвинение не доказано. Прошу оправдать либо отправить дело на доследование", — обратился он к суду.

К слову, близкие погибших в версию об их курении не поверили. Родственники погибших не имели претензий к подсудимым, исков не предъявляли. Вдова Щураськина в письменном ходатайстве просила их не наказывать, подчеркивали в суде защитники.

По итогам рассмотрения апелляционных жалоб Верховный суд Татарстана полностью отклонил представление прокуроров, частично согласившись с доводами жалоб осужденных и их защитников. В решении апелляционной инстанции под председательством судьи прозвучало: "Приговор суда в отношении Садовникова и Гимадиева отменить, направить дело на новое рассмотрение в тот же суд иным составом". Обвиняемых оставили под подпиской о невыезде.