Войти в почту

Курский архивист рассказал о трагических последствиях оккупации

Один из этапов проекта – работа с архивными документами, письмами и свидетельствами страшных преступлений. Работу вели федеральные архивы и архивисты 22 регионов, оккупированных немцами в годы войны, среди них и Курская область. Сборники презентовали в ноябре 2020 года в рамках форума «Уроки Нюрнберга». О том, что было найдено в наших архивах, «Курской правде» рассказал начальник отдела научно-исследовательской работы и информационного обеспечения Госархива Курской области Олег Аргунов. Письма, политые слезами – На каком этапе к проекту подключились сотрудники Курского Госархива? – В архивы проект пришёл в феврале 2020-го, после завершения поисков останков. Нашей задачей была подготовка одного из 23 томов сборника, то есть надо было найти документы, археографически их обработать и напечатать. Только в курском архиве было выявлено свыше 10 тысяч документов, касающихся преступлений против мирного населения. Также использовались архивы общественно-политической истории Курской области, центрального и регионального управлений ФСБ, Госархива России. Из всей массы в сборник вошли 344 документа и фотоматериалы. – В чём заключалась сложность работы архивистов? – Было задействовано всего семь человек, поэтому на каждого пришлось большое количество документов. Работали только с подлинниками, нередко это были рукописные документы, составленные полуграмотными людьми с кучей орфографических ошибок. Поэтому важно было не только разобрать почерк человека, но и понять, что он излагает. Также сохранились письма людей, которых угоняли на работу в Германию. Чернила на них расплылись от того, что те, кто писал и потом читал эти письма, залили их слезами. Это ещё и эмоционально тяжело, потому что описания некоторых злодеяний были настолько живыми и детализированными, что на них трудно спокойно реагировать. Тем не менее нам удалось оцифровать большую часть подлинников. Секретных документов не осталось – Приходилось ли работать с засекреченными документами? – Документы были сосредоточены в архивном фонде спецкомиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории Курской области. Они централизованно собирали документы на территории оккупированных регионов в годы войны. Когда комиссии закончили свою работу в 1944 году, документы были засекречены, но уже в 60-е годы их начали рассекречивать. К моменту реализации проекта секретных документов не осталось. Единственный, кто рассекречивал документы в рамках проекта, – это архив ФСБ. Одно из таких свидетельств связано с разведывательно-диверсионной деятельностью наших спецслужб, которые фиксировали злодеяния немецких захватчиков. Они обнародовали одни из первых актов нацистских преступлений, условно датированные декабрём 1941 года, когда был частично освобождён Тимский район. – Есть ли данные, как много курян погибло в годы оккупации? – Официальные цифры говорят о том, что за годы войны в Курской области было уничтожено чуть больше 18 тысяч мирных граждан. Простая арифметика подсказывает, что цифры занижены в десятки раз. И вот почему. По данным статистики, народонаселение Курской области перед войной составляло около 3 миллионов 100 тысяч человек, к 1943 году оно уменьшилось на миллион. По официальным данным, около 500 тысяч курян призвали в армию, ещё 70 тысяч были эвакуированы. Судьба остальных остаётся под вопросом. – В документах встречаются описания частных случаев? – Очень много. В одном из сёл Октябрьского района сохранился акт об убийстве маленького мальчика. Ребёнок игрался в песке и поднял окурок, брошенный в его сторону немцем. В документе есть подробное описание зверского убийства ребёнка. Другой случай произошёл в Черемисиновском районе. Немецкая машина проехала по ребёнку, игравшему возле дома, его тело было разорвано. Многих людей мучили, сжигали заживо, замораживали, морили голодом, и этому сотни, тысячи примеров. И это только Курская область в современных границах, а во время войны территория региона была гораздо больше. – Расследовались ли преступления в годы войны? – Да, только за 1943 год с февраля по декабрь в Курской области было арестовано свыше 13 тысяч коллаборантов, предателей, изменников Родины, которые занимались в том числе преступлениями против мирного населения. Некоторые из них не были активными помощниками немцев, но отнимали еду, разрушали постройки, отбирали молодых людей для работ в Германию. Были и те, кто участвовал в карательных операциях, расстрелах. Один из таких примеров – история партизанки Веры Терещенко, которую повесили осенью 1942 года в Дмитриеве. Но мало кто знает, что повесили её собственные одноклассники, которые прислуживали немцам и участвовали в операции по поимке партизан. Осуждали в том числе и детей. Немцы завербовали 12-летнего мальчика, обучали в диверсионной школе в Сумах, а потом перебросили через линию фронта, где он работал на фашистов. Мальчик поставлял информацию о перемещении советских частей, о расквартировании воинских формирований в сёлах. Раскрыть его удалось благодаря случаю. Когда выяснилось, что он диверсант, ребёнка поместили в тюрьму. Массовые убийства в психбольнице – Один из наиболее известных случаев массового уничтожения пациентов в психиатрической больнице в Сапогово использовали как свидетельство в Нюрнбергском процессе уже после войны. Есть ли в архивах детали расследования этого преступления? – Действительно, в психиатрической больнице в Сапогово буквально за несколько дней немцы и их приспешники уничтожили свыше тысячи душевнобольных. Во время работы над проектом мы узнали, что руководил этим процессом, то есть непосредственно убивал душевнобольных, советский гражданин, коллаборационист Владимир Краснопольский. Он был директором психбольницы, но не врачом, а электриком. Назначили его за несколько дней до оккупации, по какой причине – неизвестно, документы не сохранились. Вместе с главврачом и ещё несколькими врачами и медсёстрами (всего 9 человек) они занимались убийствами. Это делалось достаточно жёстко. Пациентам подмешивали в еду большую дозу снотворного, ждали, пока все заснут, потом вывозили и закапывали. Но не для всех доза снотворного оказывалась смертельной. Были случаи, когда пациенты просыпались, откапывались и возвращались в больницу, где их, по сути, добивали. И более того, когда основная масса душевнобольных была убита, в июне 1942 года Краснопольский ездил в Харьков, где обменивался опытом с харьковскими врачами и рассказывал, как при минимальных затратах убить как можно больше людей. В тот же период провалилось наступление Красной Армии по освобождению Харькова, было очень много военнопленных. Об этом говорят материалы следственного дела. – Виновных удалось задержать? – Убийц задержали буквально в первую неделю после преступления. Первый документ по сапоговской больнице, датированный 14-15 февраля 1943 года, сообщает, что немецко-фашистскими преступниками была уничтожена тысяча душевнобольных. Документ подписан Краснопольским и его подельниками, так они пытались себя обелить. Но наши спецслужбы задержали их и начали расследование, оно было закончено к концу марта 1943 года, вина убийц была доказана. Обвинительное заключение прокурора было направлено в ЦК ВКП(б), чтобы провести первый в Советском Союзе открытый процесс над преступниками. По какой-то причине высшее партийное руководство страны отказало, и процесс был закрытым. Краснопольский и главврач получили высшую меру наказания (на тот момент смертную казнь), остальные сотрудники – внушительные тюремные сроки от 10 до 25 лет тюрьмы. Они все проходили по пункту 1 и 1а статьи 58 УК РСФСР «Предательство и измена Родине». КСТАТИ Уголовные дела по фактам геноцида продолжают возбуждать Первый прецедент – дело о признании факта геноцида мирного населения Советского Союза был в Новгородской области в октябре 2020 года. Суд вынес решение по деревне Жестяная Горка, где массово расстреляли мирных жителей. Было заведено уголовное дело в Ростовской области, где за несколько месяцев немцы уничтожили 40 тысяч ростовчан. Вся Знаменская роща в Курске – это сплошная могила. Там группами расстреливали людей, останки которых до сих пор находят при раскопках. После проверки Следственный комитет Курской области завёл уголовное дело по факту геноцида мирного населения. Исходя из документов, которые запрашивает Следственный комитет, сейчас есть попытки завести уголовные дела в Белгородской и Курской областях. Дарья ДРЁМИНА

Курский архивист рассказал о трагических последствиях оккупации
© Курская правда
Курская правда: главные новости
  • Халява, приди!