Умножить Хармса на 8 

Умножить Хармса на 8
Фото: Свободная пресса
В сентябре в «Студии театрального искусства» вышел новый спектакль — «Старуха» по . Все театральные премьеры, как и сезон в целом, сдвинулись из-за пандемии коронавируса, которая, как вышеупомянутая старуха, ворвалась в нашу жизнь и никак от нее не избавишься. Впрочем, театры продолжают работать и радовать зрителей, пусть и со всеми положенными ограничениями.
Короткая полуторачасовая «Старуха» создана Женовачем с постоянными соавторами (художник , художник по свету , композитор Григорий Гоберник) и новым поколением воспитанников (, , , Елизавета Кондакова, Екатерина Чечельницкая, Лев Коткин, , Мария Корытова, , , , Дарья Муреева, , Варвара Насонова, , Ольга Петрушина, , , , , ).
Как говорил сам режиссер, работая над Хармсом, было решено «похулиганить, поимпровизировать, рискнуть». Наверное, хулиганство и риск удваивается самим произведением — Даниила Ивановича попробуйте-ка перехулиганить.
Пожалуй, удвоить авторам показалось недостаточно, можно сказать, что «Старуху» умножили на 7 или на 8 — как известно читателям Хармса, сложно точно сказать, какое из этих чисел идет первым. Главных героев, самого писателя — 8, столько же старух, вздумавших умереть в его комнате, и дамочек, встретившихся в «булошной» и многообещающе согласившихся идти вместе пить водку.
Соответственно, на восемь нередко умножаются реплики. Главный герой иногда растекается по сцене во всем своем коллективном бессознательном, а иногда разбивается на пары с дамочками, старухи тоже, то атакуют гурьбой, то сворачиваются в один жалкий комок. Ну и писатель всегда выводит одного себя за скобки — посидеть на краю сцены, прислонившись спиной к стене.
Главного героя так много, что на еще одного персонажа — Сакердона Михайловича — места уже не хватило, он не называется, и хотя водку с ним великолепная восьмерка пьет, его трудно отделить от нее же.
Безусловно, текст «Старухи» дополняется и другим Хармсом, от рассказа о человеке с тонкой шеей, побеждающего смерть неизвестным способом внутри сундука, до стихотворения «Молитва», которой все заканчивается вместо молитвы настоящей, произнесенной где-то в леске под Лисьим Носом. Точнее, в самом конце идет «Столкновение дуба с мудрецом».
гибель уха —
глухота,
гибель носа —
носота,
гибель нёба —
немота,
гибель слёпа —
слепота
Кстати, в качестве привычного для театра Женовача «аперитива» также выступают стихи Хармса, которые читают в фойе Сергей Пирняк и Нодар Сирадзе, исчезая затем в окне.
Ну и никуда нельзя было бы деться от вываливающихся старух, их количество, возможно, при задумке спектакля размножило и главного героя. С дефиле старух по сцене к разверстой раме и ритуала выпадания все и начинается.
В итоге, как всегда в «СТИ», вышел стильный спектакль с тонким прочтением автора и погружением в его атмосферу. Чего не хватило? Возможно, непосредственно актерства. Конечно, молодым артистам сложно конкурировать в начитке Хармса с  и  (и с предыдущим выпуском Сергея Женовача, если не взмывать так высоко в облака), но другого варианта нет. Особенно, когда реплики повторяются многократно.
Но спектакли, в отличие от опасного народа покойников — живые, в этом плане любопытно будет посмотреть, как изменится эта «Старуха» в ближайшие годы. Что-то подсказывает, что она, как вино, подышит и станет еще лучше.
Видео дня. Дмитрий Шепелев сделал предложение Екатерине Тулуповой
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Видео
Больше видео