В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Статьи

"Поддерживаю наказание. По-другому никак". Шлеменко - о напавшем на Харитонова бойце ММА Яндиеве

"Поддерживаю наказание. По-другому никак". Шлеменко - о напавшем на Харитонова бойце ММА Яндиеве
Фото: Sport24Sport24
в больнице, в полиции. На данный момент — это итог конфликта, произошедшего между бойцами ММА в холле одной из московских спортивных арен.
Пока народная поддержка практически полностью на стороне Харитонова. Для этого есть много причин. Во-первых, все видели, кто стал инициатором драки. Во-вторых, Сергей не стал молчать, даже попав в больницу с переломом орбитальной кости, трещиной в носу, жуткой гематомой вокруг глаза и не самой свежей головой. В-третьих, Яндиев ведет себя не совсем так, как от него ожидали.
Вместо того, чтобы озвучить свою позицию, он дважды проанонсировал некое разоблачающее Сергея видео, до сих пор его не выпустил, а там, где получил возможность высказаться публично, расставил акценты на теме наличия или отсутствия у него в момент удара кастета.
О непростой судьбе Адама Яндиева говорим со. Почему в этой ситуации почти невозможно избежать суда и как не рекомендуется вести себя публичному человеку, чьи неоднозначные действия попали на глаза миллионов людей — в интервью Шлеменко корреспонденту Sport24 Ярославу Степанову.
— Вы высказались сразу после инцидента, но тогда не были известны многие нюансы истории, которые не позволяли на тот момент оценивать ситуацию объективно. После выхода интервью Сергея Харитонова ваше мнение о ситуации изменилось?— Если честно, оно не особо изменилось, немножко только. Если правильно подходить, нужно выслушать две стороны конфликта. Я не слышал версию Адама. Не слышал, что именно заставило его применить силу в той ситуации. Пока есть мнение Сергея Харитонова. Да, я высказывался тогда, но сейчас возникли новые моменты — появились предположения, что был использован кастет, и другие различные версии. Сейчас нужно дождаться версии Адама. Говорят, завтра выйдет бомба, но не знаю, так ли это. Он записал видео, в котором должен, как говорится, полностью себя оправдать. Мне самому очень интересно. Чтобы оценивать такую ситуацию, нужен внимательный подход. Посмотрев сразу же, можно сделать один вывод. Когда я впервые увидел видео драки, я не увидел ни крови, ни переломанной кости, ни сломанного носа у Сергея Харитонова. Поэтому я и говорил, что повреждений было не очень много. Сейчас же я смотрю и вижу совсем другие повреждения, серьезные повреждения — перелом орбитальной кости и большая вероятность операции. Но факт в том, что Сергей лежит в больнице, и этот факт меняет представление о том, что было. Хотелось бы сделать выводы после выступления Адама. Я так понимаю, его никто не задерживал, хоть Сергей и написал заявление, а Адам спокойно гуляет.
— Буквально несколько минут назад появилось видео, на котором Адам заходит в отделение полиции и дает комментарий, анонсируя выход видео со своей версией произошедшего. Журналист в этот момент спросил у Адама про кастет, и тот ответил: «Вы сами подумайте, на эти руки посмотрите. Когда говорят, что там был кастет, нужно детальнее рассмотреть. Можно увидеть, был ли у меня кастет или нет».— Никого не оправдывая, я хочу сказать, что сломать орбитальную кость можно и без кастета. Если вы смотрели мой бой с Мусаси, у него тоже была похожая травма, тоже перелом орбитальной кости, но там никаких кастетов у меня в руках не было. Не знаю, был ли он или не был. Это очень сложно узнать. Его ведь никто не видел.
— Но ваш бой с Мусаси длился 15 минут, а в данной ситуации перелом случился за несколько секунд. Можно несколькими ударами нанести несколько травм в той ситуации, которая произошла между Адамом и Сергеем?— Если брать во внимание мой бой с Мусаси, я ему сломал орбитальную кость первым же плотным ударом в самом начале боя. Мы все забываем, что в ходе потасовки был бросок, Сергей упал, ударился ли он головой? Мы не знаем. Явно пол там был жесткий. И упасть или удариться — это намного страшнее, чем в ринге или клетке. Считаю, что нанести такие повреждения голыми кулаками вполне возможно. Помню случай, когда человек с кастетом проломил сотруднику полиции череп. У него тогда не кастет, а какая-то гирька была. Возможно, для этого реально нужен кастет. Говорить сложно. Но не буду говорить, что без кастета проломить череп невозможно. Это дело случая. Не важно, как сильно ты бьешь, если четко попадаешь.
— В этом конфликте большинство людей поддерживают Харитонова и придерживаются его версии. Как думаете, почему?— Во-первых, Сергей не знал, зачем Адам позвал его отойти, он не ожидал нападения. Плюс к этому он рассказал о многих вещах, которые он делал для Адама. Конечно, люди будут на его стороне. Они скажут: «Ты же помог ему в сложной ситуации, деньги давал». Естественно, любой нормальный человек встанет на сторону Сергея. Но нужно дождаться версии Адама. Пока все в пользу Сергея, а Адам выглядит в этой ситуации очень некрасиво. После того, как Сергей рассказал, что он брал Адама нд, оплачивал за него все, помогал ему финансово Конечно, это выглядит некрасиво, когда такой человек набрасывается с кулаками и ломает тебе орбитальную кость, лишая тебя возможности работать. Сергей ведь сказал, что у него на декабрь намечался бой. Понятно, что пока он будет восстанавливаться. Перелом орбитальной кости — это серьезно. Могут быть проблемы с внутричерепным давлением. Здесь нужно восстановление. Такие травмы — не шутки.
— На следующий день после потасовки бойцы ведут себя совсем по-разному. Если Сергей дает интервью из больницы, то Адам выкладывает в сторис рекламу букмекерской конторы, потом делает посты с благотворительностью, и только глубокой ночью делится видео, где обещает рассказать свою версию произошедшего. Сейчас уже много времени прошло, а мы увидели только видео, как Адама привели в отделение полиции.— Каждый сам выбирает, что ему делать в той или иной ситуации. Сергей посчитал нужным рассказать об инциденте. Считаю, он правильно поступил. Если ты публичный человек, и с тобой что-то произошло, ты попал на камеры, ты в ту же секунду должен об этом рассказать и объяснить ситуацию, чтобы тебя правильно поняли. У Адама свои мысли. Возможно, ему нечего сказать. Правильно накануне сказаев: «Нам бы сесть всем вместе и послушать их версии». Лучше, чтобы они разговаривали и смотрели друг другу в глаза. Когда ты видишь такой разговор, ты понимаешь, кто говорит правду. По поведению человека ты сделаешь свои выводы. А сейчас мы не видели версию Адама. Ситуация с первых секунд развивается не в его пользу.
— Сергей сказал, что их вопрос будет решаться через суд. Это благоприятный исход такого конфликта?— Эта ситуация однозначно не должна пройти без суда. Два медийных человека, и явно кто-то из них в той ситуации нарушил закон. По какой статье нарушил — не мне решать, есть более компетентные люди. Если ты ведешь себя таким образом, как поступил Адам, значит ты готов ответить в правовом поле. Это резонансная ситуация, эта ситуация попала в тренды, она на контроле. Не ответить на это правоохранительным структурам нереально. Она не пройдет на тормозах.
— Я предполагал, вы скажете что-то вроде: «Надо решать по-мужски, зачем писать заявления?»— В данной ситуации это нереально. Такое даже без заявления будет на контроле. Любой инцидент с медийным или немедийным человеком, снятый на камеру и получивший резонанс, автоматически потребует проверки. Как максимум, будет возбуждено уголовное дело. Недавно у меня была ситуация. Меня вызвали в полицию по смешной теме. Я на мотороллере выложил видео, где с сыном прокатился, и появились люди, которым это не понравилось. Хотя мы катались в деревне. И даже в этой ситуации идет проверка. Даже в таких смешных моментах приходится отвечать. Сергея в его положении тоже можно понять. Поезд ушел — у него сломана орбитальная кость. Нужно понять, что он хочет. Если он хочет, чтобы Адам сел в тюрьму, это одно. Я бы в этой ситуации поступил по-другому. Не могу сказать, кто прав, а кто виноват. Пусть каждый решает сам.
— Такое ощущение, что Адам специально бросался в драку, понимая, что все попадет на камеры. Это было что-то вроде акта показательного наказания. Будет ли справедливо, если против него все тоже пройдет в показательном ключе?— Конечно. Если ты себя так ведешь и готов ответить за каждый свой шаг, за каждое слово, за каждый свой выброшенный удар, если ты мужчина, вопросов нет. Если он готов ответить, без проблем. Но если он начнет отмазываться, юлить, придумывать небылицы, это уже другой вопрос. В любой ситуации человек стоит перед выбором, как ему себя повести. Я ведь тоже много людей встречал в Омизображающих из себя каких-то блатных. Люди окружают себя преступной романтикой, а потом доходит дело до тюрьмы. И когда заезжает лет на 10, потом начинает петь по-другому. В его планы входила только преступная романтика, созданная телевизором, а сидеть никто не хочет.
— Недавно была громкая ситуация с МиОн сел. Да, ситуации совершенно разные, но все же. Сейчас у нас ситуация с Адамом Яндиевым. Пока он проходит по статье «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», что карается сроком до двух лет лишения свободы — Она может переквалифицироваться. Появилась новая информация о травмах Сергея.
— Как вы считаете, в этой ситуации справедливо наказывать человека, лишая его свободы?— Здесь очень сложно. Тут два момента: мое личное мнение и мнение общества. Если мы берем мнение общества, то это справедливое наказание. Объясню почему. На эту ситуацию посмотрит молодежь и подумает: «Ничего себе, двоих избил и ходит на свободе, ему за это ничего не было. Тогда и мы будем так себя вести». Другой вопрос, кого они будут бить, насколько равноценных соперников они выберут. Тут я не виню Адама. Он напал на здорового и сильного парня. Но ребята могут взять плохой пример. Вспомните сериал «Бригада». Какой у нас был всплеск преступности среди молодежи. И в этом ничего хорошего. У наших прет другого пути, кроме как провести показательный процесс, вердикт по которому будет жестче, чем обычно. Вот как с Ефремовым вы привели хороший пример. Да, начали все плакать, что наказание слишком жестокое, что сейчас за похожее сажают на два года поселения. Но вы не забывайте, кто автор преступления. Если это медийный человек, то с него спрос больше. Ведь на него смотрят, он дает ситуации резонанс. Я поддерживаю наказание, по-другому никак. Если мы будем давать возможность уйти безнаказанно Но нужно смотреть. Если Адам сейчас сделает все правильно и решит вопрос с Сергеем, а Сергей публично скажет: «Не имею претензий к Адаму, мы с ним все решили, у нас дружеские отношения, он вернул мне долги, мое здоровье — мое дело, не хочу, чтобы его наказывали, чтобы его осуждали». Но если потерпевшая сторона будет настаивать на жестком наказании, на изоляции этого человека Здесь же Адам поступил очень опасно, ведь он избил двоих людей в этот вечер. Это уже более серьезное преступление. Если оба потерпевших будут настаивать, чтобы Адама посадили, имея ввиду тяжелый ущерб для своего здоровья У Сергея ведь бой был запланирован, он потерял трудоспособность. Перелом орбитальной кости — это не просто рассечение. Это уже тянет на побои тяжелой степени тяжести. Здесь нужно пообщаться с юристом.
Подписывайтесь на канал Sport24 в Яндекс.Дзене