Войти в почту

Выжить в Степанакерте: сопротивление стариков (Marianne, Франция)

Молодежь на фронте. Женщины и дети укрылись в соседней Армении. Пожилые люди отказались уходить из Степанакерта, несмотря на окружение и обстрелы.

Выжить в Степанакерте: сопротивление стариков (Marianne, Франция)
© ИноСМИ

Сергей Хачатуров достает из шкафа пластиковый пакет с десятком ножей. «Если здесь когда-нибудь появятся турки (так тут пренебрежительно называют азербайджанцев, прим. ред.), я раздам друзьям и соседям ножи, чтобы сражаться», — объясняет этот архитектор на пенсии. Затем он добавляет, указывая на ружье: «Армянин всегда должен быть готовым взять в руки нож или пистолет для обороны. Меня научил этому дед». Этот 70-летний уроженец Степанакерта решил остаться в Нагорном Карабахе, несмотря на начавшуюся 27 сентября войну Нагорно-Карабахской республики, или Арцаха (так в Армении называют поддерживаемый ей регион) и Азербайджана (он получает помощь Турции). Сергей живет с женой Ритой в выходящем в сад дуплексе. Днем они размещают у себя двух соседей, чья расположенная на верхних этажах здания квартира стала слишком опасной из-за периодических обстрелов города азербайджанской армией. Ночью все уходят в подвалы, которые становятся убежищами. Соседи, женщина по имени Гульварт и ее дочь, не решились уехать из города. «Здесь наши дети. Мой 18-летний внук находится на фронте в Мардакерте (город на северо-востоке Нагорного Карабаха). Мой сын, племянники и брат сражаются. Мы не можем уехать и бросить их», — с дрожью в голосе говорит она.

Традиционно старики живут вместе с молодежью. Хотя женщины и дети нашли прибежище в Армении, родители отказываются бросать сыновей, которые сражаются на фронте всего в нескольких километрах от них. С 27 сентября большинство престарелых карабахцев живут в подвалах с соседями. 89-летняя Седа Авакян была ранена в глаз в начале войны, а сейчас делит огромный бункер с тремя десятками других людей. Она не собирается бежать в Армению без близких: «Пока что они все остались здесь. Если завтра они уедут, я тоже поеду».

В Степанакерте не осталось детей и подростков. На опустевших улицах столицы можно увидеть лишь стариков и мужчин в камуфляже. У булочной в центре города пожилой житель по имени Виталик спокойно обсуждает с другом детства новости об их внуках, которые вместе сражаются на северном фронте. Этот ветеран войны 1990-х годов отказывается спускаться в бункер: «Я люблю Степанакерт. Мы не уйдем. Нужно ходить по улицам нашего города, чтобы он знал, что мы еще тут. Эта война должна была начаться. Мы все ждали ее, потому что азербайджанцы всегда пытались сделать эту зону более турецкой». «Я только и жду того, чтобы взять в руки винтовку и сражаться», — решительно заявляет он.

ИноСМИ: главные новости