Ещё

«Никто не взял парашют»: почему погибли десантники на Ил-76 

«Командир, горит левый двигатель!»
Фото: Газета.Ru
30 лет назад после вылета из-под  загорелся и через несколько минут рухнул в Каспийское море самолет Ил-76 с советскими десантниками, выполнявшими задачу по наведению конституционного порядка в зоне армяно-азербайджанского конфликта. Эксперты поражались мужеству членов экипажа, которые не паниковали в критической ситуации, действовали хладнокровно и не воспользовались парашютами, хотя имели такую возможность.
18 октября 1989 года советские десантники возвращались из зоны армяно-азербайджанского конфликта к месту постоянной дислокации в  Одесской области. Выполнивших поставленную задачу военных перебрасывали на базу самолеты Ил-76. На борт воздушного судна, вылетевшего с аэродрома «Насосный» в районе Сумгаита 16-м по счету, загрузилась в полном составе 8-я рота 217-го парашютно-десантного полка 98-й гвардейской — так называемой Болградской — воздушно-десантной дивизии.

Бойцы ВДВ наводили порядок в Азербайджане

В сферу ответственности военных входила охрана различных объектов, а также
патрулирование местности, пресечение противоправных действий, осуществление «комендантского часа».
Одновременно личный состав подразделения занимался боевой и политической подготовкой, ремонтировал технику. Как следует из материала о трагедии борта 569, выложенного в паблике «Военная и ведомственная символика» в сети «ВКонтакте», в 1988-1989 годах 8-я рота последовательно дислоцировалась в учебном центре недалеко от Армянской АЭС, в Степанакерте, и Баку.
Местное население приходило смотреть на занятия бойцов рукопашным боем и исполнение строевых песен. Когда настал черед ротации, подразделение выехало маршем из Баку на «Насосный» на собственной технике.
Помимо 48 солдат, прапорщиков и офицеров, участвовавших в операции по наведению конституционного порядка на территории Азербайджанской ССР, в самолете находились девять членов экипажа, армейское имущество, две боевые машины десанта и грузовик ГАЗ-66.

«Командир, горит левый двигатель!»

Во время набора высоты воздушный стрелок Александр Андрияш по внутренней связи сообщил о возгорании одного из двигателей.
Время спустя обстоятельства трагедии в сжатом виде были приведены в газетах. Так, «Правда» в своей статье «Последний полет» приводила расшифровку «черного ящика», из которого следовало, что рейс продлился лишь 16 минут. А между репликой Андрияша — «Командир, у нас левый двигатель горит!» — и взрывом в результате столкновения самолета с морской гладью прошло 11 мин.
Через 5 минут после взлета на высоте 1,6 км разрушился, загорелся и отвалился двигатель №1. Его осколки пробили топливный бак.
Оперативно были предприняты попытки активировать систему аварийного пожаротушения.
Командир корабля полковник , мгновенно оценив ситуацию, принял решение возвращаться на аэродром.
«Применить пожаротушение!» — приказал он в радиоэфире. Помощник КВС Валерий Вологин между тем докладывал руководителю полета о заходе на экстренную посадку.

«Они достойно жили»

Потушить пожар никак не удавалось, хотя во время разворота и последующего снижения старший бортовой техник неоднократно пытался подготовить к работе соответствующую систему. Его усилия оказались безуспешными. Уже после катастрофы выяснилось, что в результате микровзрыва разлетевшиеся лопасти турбины перебили не только топливные шланги, спровоцировав возгорание, но и разрушили управление системой пожаротушения.
Помощники постоянно докладывали Калмыкову о несрабатывании пожарной системы. Командир просил пробовать снова…
До взлетно-посадочной полосы оставалось еще несколько километров, когда вся плоскость крыла оказалась объята пламенем. Ослабленная огнем конструкция начала стремительно разрушаться. Ил-76 накренился и рухнул в Каспийское море.
«Погибли люди, — констатировал корреспондент «Правды» подполковник Владимир Коржавых. — Подлинные профессионалы, которые любили свое дело большой, преданной и некрикливой любовью.
Они достойно жили и точно так же вели себя в гибельной ситуации. Никто не схватился за парашют, хотя был он у каждого из экипажа под рукой.
Не сомневаюсь: никто ни на миг не забыл, что за спиной — с полсотни пассажиров».

«Нашли только спинку от кресла»

В упомянутом в начале заметки материале уточняется, что командир Калмыков пытался посадить борт на запасном аэродроме на грунт, однако ему дали команду возвращаться на основной. После случившегося вылеты с «Насосного» прекратили. Взлетевший следом самолет вернули обратно в экстренном порядке.
Фрагменты фюзеляжа виднелись в 1,5 км от берега, однако поисковая операция толком не проводилась из-за испортившейся погоды и наступивших сумерек. По словам начальника спасательной станции Назима Гашимова, в точке падения самолета взметнулся 50-метровый столб огня, осветив все вокруг.
«Уже минут через 15 мы заметили хвост, торчащий из воды. Зажгли факелы, — рассказывал он. — Заметили пятно расползшегося по поверхности керосина, в котором плавали обломки. Долго кружили, кричали, звали. Но, увы, никто уже нас услышать не мог. Нашли мы только спинку от кресла пилота да спальный мешок».
По факту крушения самолета было проведено расследование, определившее причиной катастрофы конструкционный дефект двигателя. Он вышел из строя ввиду разрушения межвального подшипника, после чего произошел обрыв вала турбины низкого давления из-за его интенсивного нагрева в результате трения маслоуплотнительной втулки по поверхности вала.
«Катастрофа произошла из-за нелокализованного разрушения двигателя №1, повреждения топливной системы, возникновения пожара, что привело к потере несущих свойств крыла и его разрушению, невозможности благополучного завершения полета», — гласили выводы комиссии, созданной для разбора крушения.

Три катастрофы за год

Как заметил позднее генерал авиации , экипаж с первых же секунд аварийной ситуации действовал четко и хладнокровно.
«Никакой спешки в радиообмене, что порой бывает в сходных ситуациях у некоторых экипажей многоместных самолетов, здесь не отмечалось — шла обычная коллективная работа понимающих друг друга с полуслова профессионалов», — констатировал он.
Через несколько дней после трагедии командование объявило старт комплектования нового состава 8-й роты. Все 57 погибших были посмертно награждены орденами «За личное мужество». Известная группа «Голубые береты» посвятила десантникам и экипажу песню «Падала синяя птица».
Менее чем за год в регионе потерпели крушение три Ил-76. 11 декабря 1988 года под Ленинаканом (современный Гюмри) врезался в гору из-за ошибки пилота самолет с 63 военными, призванными из запаса для ликвидации последствий землетрясения в Армении. А 20 октября 1989-го, через два дня после катастрофы над Каспием, еще один Ил-76 столкнулся с горой в районе Ленинакана: погибли девять членов экипажа и девять сопровождающих.
Видео дня. Травят в России: гомосексуалист дал интервью СМИ
Комментарии51
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров