Ещё

Однорукий стрелок 

Однорукий стрелок. Он стал кошмаром Ленинграда
Фото: фильм «Господа офицеры: Спасти императора»
«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о маньяках, вписавших свое имя в криминальную историю СССР и новой . Их преступления заставили содрогнуться страну. Они забирали жизни без жалости и сожаления. В предыдущей статье мы рассказывали об Уральском монстре Владимире Винничевском, самом молодом серийном убийце в истории СССР. Сегодня наш рассказ — об Одноруком бандите Александре Лабуткине, первом серийном убийце в истории . Стильно одетый мужчина в широкополой шляпе орудовал в лесах под Ленинградом, без жалости расстреливая своих жертв из кустарного револьвера системы Нагана. Сыщики сбились с ног в поисках Однорукого бандита, но тот допустил роковую ошибку, влюбившись в одну из своих жертв, — и сам получил пулю от палача за 12 убийств…

Прирожденный стрелок

О детстве коренного петербуржца Александра Лабуткина известно немного: он родился в 1910 году в семье обычного рабочего. Отец мальчика, Алексей Лабуткин, всю жизнь трудился на оружейном заводе «Краснознаменец» — его общий стаж составил 42 года. Александр рос обычным ребенком — за ним не замечали ни излишней агрессии, ни отклонений в психике. Правда, особых успехов в учебе он не добился — а потому в 17 лет отправился работать к отцу на завод.
Карьера Лабуткина-младшего на «Краснознаменце» сложилась вполне удачно: он быстро занял весьма престижную по тем временам должность пристрельщика. Свою работу молодой мастер любил — и вскоре научился одинаково хорошо стрелять и с правой, и с левой руки. Лабуткин столь метко поражал мишени, что неизменно восхищал коллег, которые между собой обсуждали: мол, из пристрельщика получился бы неплохой снайпер. Жизнь Лабуткина, казалось, удалась: он нашел любимое дело и денег вполне хватало. Но инцидент, произошедший в 1930 году, перечеркнул все.
В тот роковой день Лабуткин выкорчевывал пни на собственном земельном участке, где хотел организовать пашню. Чтобы поскорее закончить работу, он решил использовать взрывчатое вещество пироксилин, которое тайком похитил со своего завода. (По другим данным, пристрельщика из «Краснознаменца» направили на помощь крестьянам, которые «отбивали» у леса землю под поле и вполне легально использовали для этого тротиловые шашки.)
Заложив взрывчатку в нужное место, Лабуткин уже хотел отойти на безопасное расстояние — как вдруг прогремел взрыв. Молодой человек выжил, но лишился кисти правой руки, что поставило крест на его карьере пристрельщика. Скорее всего, Лабуткин использовал взрывчатку законно: об этом говорит тот факт, что ему назначили пенсию в связи с травмой, полученной на производстве.

Револьвер из подполья

Но сам Лабуткин отнюдь не собирался оставаться пенсионером в 20 лет. Он получил на «Краснознаменце» расчет и по рекомендации районного бюро ВЛКСМ устроился на Охтинский химкомбинат, где ему предложили стать паропроводчиком — специалистом по обслуживанию трубопроводов. Устроил Лабуткин и свою личную жизнь: он встретил девушку по имени Мария, которая была младше его на три года. Вскоре они поженились и стали жить с родителями Марии вблизи пороховых заводов на окраине Ленинграда. Семья Лабуткиных считалась по тем временам вполне зажиточной: они держали домашнюю скотину и птицу, носили добротную кожаную обувь.
Супруга Марии отнюдь не смутило, что на ее биографии было темное пятно: девушка, несмотря на юный возраст, успела отсидеть срок за кражу. На преступление Марию толкнула страсть к роскоши и абсолютное нежелание добывать деньги законным путем. Между тем любовь к красивой жизни роднила ее с Лабуткиным: тот тоже стремился одеваться по последней моде и щеголял по улицам Ленинграда в стильном пиджаке и широкополой шляпе.
Но по своей работе он очень скучал — страсть к стрельбе его не оставляла. При этом стать обладателем огнестрельного оружия (особенно короткоствольного) в то время обычному человеку было очень сложно. Но Лабуткин нашел выход — он обратился к бывшему коллеге, пожилому слесарю завода «Краснознаменец». Тот был страстным оружейником и даже устроил у себя дома небольшой цех.
Все необходимое для него — от гильз и пороха до тисков — пожилой мастер тайком выносил с завода еще с дореволюционных лет. Он-то и согласился изготовить для Лабуткина оружие — револьвер системы Нагана вместе с самодельными патронами. Вместо пуль в них оружейник использовал шарики от подшипников. Когда Лабуткин получил заветное оружие, то первые пару месяцев просто тренировался, вспоминая былые навыки, — стрелял по банкам в безлюдных местах. А потом понял — пора…

Выстрелы в лесу

Свое первое убийство Александр Лабуткин совершил днем 29 августа 1933 года в Пундоловском лесу (сейчас — Всеволожский район Ленинградской области). Вообще, все свои преступления маньяк совершал исключительно в светлое время суток — чтобы потом успеть на вечернюю рабочую смену. Гуляя по лесу, Лабуткин заметил грибников — рабочего завода «Промет» и его жену, которые шли домой.
Он хладнокровно убил супругов выстрелами в голову, после чего снял с женщины жакет, а с мужчины — ботинки, выгреб из их карманов мелочь и забрал лукошки с грибами. Вечером того же дня грибы были приготовлены на ужин в семье Лабуткина. Тела жертв он оттащил в канаву и завалил ветками, после чего спокойно отправился домой — но уже на следующий день снова вышел на охоту в том же Пундоловском лесу.
На этот раз Лабуткину попались трое инженеров — мужчина и двое женщин, которым маньяк выстрелил в голову. Он похитил у жертв плащи, часы, ботинки и мелочь из карманов, но не заметил, что одна из потерпевших осталась жива. Когда ее вместе с двумя погибшими нашли случайные прохожие, то сразу же сообщили об этом в милицию. Стражи порядка вызвали врачей — и выжившую жертву Лабуткина госпитализировали. Милиционеры дежурили под дверями больницы, надеясь, что потерпевшая очнется и сможет рассказать о нападении, — но, несмотря на все усилия врачей, она скончалась не приходя в сознание.
После этого по Ленинграду поползли страшные слухи. В городе говорили, что нападения (а первых двух жертв Лабуткина к тому моменту тоже нашли) — это проделки сатаны и кара для большевиков за разрушение ими церквей. Сыщики же терялись в мотивах загадочных убийств. По одной из версий, целью стрелка были конкретные люди, а остальных он убивал, как ненужных свидетелей. Это предположение подтверждалось тем, что следующие несколько месяцев таких убийств в Ленинграде и его окрестностях не было. Но объяснялось все совсем иначе — Лабуткин попросту затаился, поняв, что его преступления стали резонансными.

Одна сатана

Однорукий бандит — так Лабуткина позже станут называть в Ленинграде — залег на дно до 2 декабря 1933 года, а затем снова взялся за наган. В тот день на его пути попалась семейная пара крестьян, которые ехали на повозке по Колтушскому шоссе — они возвращались в свою деревню из Ленинграда. Добычей Лабуткина стали 85 рублей, корзинка с рыбой, мука, крупа и пара валенок — все это он забрал у застреленных жертв.
Похищенные валенки убийца позже решил продать, а помогла Лабуткину в этом его жена Мария. К тому моменту она прекрасно знала о темных делах супруга и ничуть против них не возражала. Больше того: со временем Мария превратилась в подельницу Лабуткина — притворяясь проституткой, она заманивала мужчин к Однорукому бандиту.
Между тем новость об убийстве крестьян быстро дошла до правоохранительных органов Ленинградской области. Те решили усилить патрулирование в районе Ржевка — Пороховые, где орудовал Лабуткин, — и попросили поддержки у ближайших воинских частей. Убийцу пытались поймать и на «живца»: сыщики под видом грибников или случайных прохожих целыми днями ходили по окрестным лесам. Ради поимки Лабуткина власти Ленинграда пошли на беспрецедентный шаг: к поискам маньяка подключили репрессированных сыщиков, которых специально для этого отпустили из лагерей.
Но Однорукий бандит затаился вновь, а патрули активно искали его вплоть до апреля 1934 года. Затем поиски кончились: власти Ленинграда решили, что долгая охота на загадочного убийцу обходится слишком дорого. И как только ослабили свою бдительность, Лабуткин ударил вновь.

Любовный капкан

11 апреля 1934 года Однорукий бандит напал на рабочего в Пундоловском лесу — тот возвращался домой с зарплатой. К нему подошла незнакомая девушка, и они разговорились. Незнакомка намекнула рабочему, что излишней моралью не обременена, и предложила найти какое-нибудь подходящее вместо, где можно уединиться и хорошо провести время. Уговаривать мужчину долго не пришлось — и он пошел за девушкой, которой оказалась жена маньяка Лабуткина.
Мария привела рабочего прямиком к своему мужу — и тот хладнокровно застрелил жертву из нагана; рабочий даже не успел ничего п