Далее:

Удар по политическому тщеславию

Удар по политическому тщеславию
Фото:
Когда на самом деле был положен конец так называемому «культу личности» в его сталинском понимании? Возможно, 11 сентября 1957 года, когда Президиум Верховного Совета СССР запретил своим постановлением присваивать «краям, областям, районам, поселкам и другим населенным пунктам, предприятиям, железнодорожным станциям, колхозам, учреждениям, учебным заведениям и организациям имен государственных, общественно-политических деятелей, деятелей науки и культуры при их жизни». Однако в выполнении этого постановления последовательности не было. Как и во всей хрущевской политике преодоления пагубных последствий сталинизма.
В постановлении говорилось, что «Великий Ленин учил советских людей быть скромными и сам был образцом скромности и простоты… При жизни В. И. Ленина имя его не присваивалось ни одной области, ни одному району или городу». И лишь после смерти в 1924 году в честь него переименовали Петроград. Тут есть неточность. При жизни Ленина все же один населённый пункт переименовали — село Кольчугино (недалеко от Кемерово) стало Ленино. Как и тогда же в честь считавшегося «вторым человеком в партии» Троцкого переименовали село Бемыж — в Троцкий.
Однако настоящая вакханалия началась уже после смерти Ленина и именно с подачи Сталина. Всех населённых пунктов, названных в его честь при жизни, невозможно сосчитать. Наиболее крупные — это Юзовка, ставшая г. Сталино в 1923 году, а с 1955 года — Донецком. Нынешняя столица Таджикистана успела побывать Сталинобадом, а Цхинвали — Сталиниром. Имя вождя успели также поносить Новомосковск и Новокузнецк. Нарком внутренних дел Ежов предлагал переименовать Москву — в Сталинодар. Но Сталин посчитал это лишним. Лизоблюдство не спасло Ежова от расстрела.
Началось же все, конечно, с Царицина, где Сталин с Ворошиловым, согласно мифологии Гражданской войны, одержали чуть ли не решающую победу над белогвардейцами. Правда, Сталинград в 1925 году чуть было не стал Мининградом, — Сергей Минин был руководителем большевистской ячейки в городе до революции. Но в его честь потом назвали лишь один из районов города.
Ну а потом «понеслось». Именами городов и весей «награждали» деятелей большевистской номенклатуры, как орденами. Причем переименование происходило без всякой привязки к истории населенного пункта и даже без увязки с биографией конкретного партийного вождя, которые подчас в городах, названных в их честь, и не бывали. Доходило иной раз до фарса, когда населенные пункты меняли названия чуть ли не дважды за несколько лет. Потому, что прежний «мини-вождь» выходил из доверия — и его пускали в расход. Так, например, получилось с небольшим городом Баталпашинск: в 1934 году его переименовали в г. Сулимов, в честь Даниила Сулимова, который, как уже никто не помнит, был председателем Совнаркома РСФСР. Через три года Сулимова расстреляли, а город переименовали в Ежово-Черкесск, в честь все того же Николая Ежова. Новое имя прожило менее двух лет, и после расстрела Ежова получился нынешний Черкесск. Примерно те же два года носил имя видного военачальника Гамарника город Сучан, а в 1937 году ему вернули старое название и больше не переименовывали.
Забавная топонимическая судьба была у тех деятелей, перед которыми Сталин, видимо, чувствовал нечто вроде вины — за их гибель. Именно поэтому посмертно «рекордсменом» по числу названных в честь него населенных пунктов стал Сергей Киров. Одних только городов в его честь переименовали 12 штук, а уж прочих населенных пунктов и не счесть. Застрелившийся (когда над ним сгустились тучи) Серго Орджоникидзе удостоился четырех городов, не считая множества мелких населенных пунктов. Куйбышев, «вовремя умерший», иначе его, возможно, тоже расстреляли бы, после смерти «награжден» пятью городами, включая Самару.
Те же соратники Сталина, кому удалось выжить, удостоились чести увидеть свое имя на карте страны при жизни в зависимости от близости к «телу вождя». Так, соучастник «легендарной» обороны» Царицына Климент Ворошилов был «увековечен» четырьмя городами — Ставрополем, Уссурийском, Алчевском и Луганском. «Всесоюзный староста» Михаил Калинин, стойко сносивший все издевательства Сталина (его племянник был расстрелян, а жена Екатерина Лорберг просидела в лагерях больше 6 лет, притом что муж ее был номинально «главой государства» — Председателем Президиума Верховного Совета СССР), был удостоен четырех городов: Королёвом, Тверью, Сарбандом и Калининградом. Плюс нескольких посёлков «до кучи». В честь Вячеслава Молотова назвали всего три города, зато еще пару десятков поселков и пр. Лазарь Каганович «получил» лишь один маленький городок Терновск в Московской области. Но и метро Московское в его честь было названо изначально (он был наркомом путей сообщения).
После войны «вакханалия» переименований в честь здравствующих вождей сошла на нет. Правда, в Восточной Европе новые коммунистические власти вовсю прославляли Сталина, переименовывая в его честь города и поселки.
Хрущев в политике борьбы с «культом личности» в топонимике был столь же непоследователен, как и в других областях. После выхода упомянутого постановления вернули прежние названия лишь некоторым городам, отобрав их у живых партийных деятелей. Но лишь у тех, кто оказался в числе противников самого Хрущева, в составе так называемой «антипартийной группы». Пострадали, прежде всего, Ворошилов, Молотов (в его четь успели переименовать Пермь) и Каганович. По имени Сталина массово прошлись уже в 1961-м. Правда, при Брежневе Ворошиловград снова побыл с именем Ворошилова (до 1990 года), а переименованный при Хрущеве Буденновск (в Прикумск) снова стал Буденовском. И наконец, мощная волна возвращения исторических названий вернула имена сотнями городов и населенных пунктов уже в годы перестройки и сразу после нее.
Кстати, последним обрел свое прежнее имя в 2005 году город Спасск, успевший несколько десятилетий побыть Беднодемьяновском, в честь «революционного поэта» Демьяна Бедного.
Всего в ХХ веке только в России были изменены, но затем по больше части обрели прежние названия около 130 городов. Хочется надеяться, что ни нам, ни нашим потомкам новых волн переименований уже не достанется. Тем более в честь живых государственных и прочих деятелей. В этом смысле нынешнее руководство страны линию на «скромность в топонимике» выдерживает жестко.
Происшествия Владимир Кемерово Москва Еще 1 тег
Климент Ворошилов Николай Ежов Вячеслав Молотов Сергей Минин Еще 3 тега
Оставить комментарий