Войти в почту

Дело о гибели семьи сотрудницы «Роснефти»: показания дедушки изобличают убийцу

В Московском областном суде продолжается процесс по делу об одной из самых страшных семейных трагедий последних лет — убийстве дочери вице-президента «Роснефти» Елены Переверзевой и троих ее детей, 12-летнего сына и трехлетних двойняшек, мальчика и девочки. Их сожгли заживо в сентябре 2014 года в коттедже неподалеку от подмосковных Химок. Спасся лишь ближайший друг — можно сказать, жених дочери хозяйки Даши (ее самой дома не было) Дмитрий Колесников. Спасся, чтобы через несколько дней стать главным обвиняемым в жестоком преступлении. В ходе следствия парень (на момент ареста ему было 23 года) не раз жаловался правозащитникам на пытки, объявлял голодовку. Его виновность вызывала большие сомнения. Но в среду на суде выступил отец погибшей Елены, бизнесмен-нефтяник Иван Чернов. И теперь вопросы появились уже к обвиняемому. Чернов держался стойко. На вопросы отвечал четко, не проронив ни слезы. И не жалел ни себя, ни своих родных. Чувствовалось, что олигарх вновь и вновь переживает ту беду, разрушившую его семью два года назад. Но главное в показаниях осиротевшего отца — улики против потенциального мужа внучки. Косвенные, но весьма убедительные. Во-первых, Чернов озвучил показания соседа, фактически спасшего Дмитрия из огня. С его слов, Колесников звал на помощь и просил приставить лестницу к окну первого этажа, хотя до земли там чуть больше метра — мог бы и сам спрыгнуть. Когда же молодой человек спустился по лестнице, он обежал вокруг дома и лопатой разбил стеклянную входную дверь. После этого хлынувший поток воздуха фактически раздул пожар с новой силой: до этого из окон верхних этажей шел лишь дым. Во-вторых, когда Чернов примчался на место трагедии, Колесников сразу же промолвил (а потом не раз повторил): «Простите, я убил Елену». В-третьих, выяснилось, что Дарье о трагедии в ее семье сообщил телефонным звонком вовсе не соседка, как она утверждала вначале, а сам Дима. В-четвертых, рухнул аргумент, который Дарья и Дмитрий приводили в качестве повода для ночевки Колесникова в доме Елены. С самого начала это выглядело странно: ведь самой Даши в коттедже не было. Но на следующее утро, чуть ли не на рассвете Диме нужно было улетать в командировку в Астрахань (Чернов устроил его на работу на нефтяную платформу на Каспии). А от дачи до «Шереметьево» рукой подать. Так вот, теперь выясняется, что билет был куплен на самолет в 15.40. Так что необходимости в ночевки не было. Иван Чернов придерживается версии следствие: страшное убийство Дарья и Дима спланировали вместе. Мотив — ревность Даши к матери, которая как раз наладила личную жизнь и собиралась замуж за предпринимателя Олега Самарцева (была даже версия, что убийство подстроила бывшая жена Самарцева, с которой он не успел оформить развод). Молодая девушка якобы боялась, что внушительное наследство — три трехкомнатные квартиры, а также дача — достанется не ей. «Даша — избалованная девочка, которую все любили», - с болью в голосе сказал дедушка. И добавил, что общался с ней всего неделю назад. Внучка по-прежнему находится в Таиланде и возвращаться не планирует. «У вас в России 30-е годы, меня сразу расстреляют», - сказала она.

Дело о гибели семьи сотрудницы «Роснефти»: показания дедушки изобличают убийцу
© Московский Комсомолец
Московский Комсомолец: главные новости