Далее:

Нам известно, что Хорватию и Сербию по-прежнему связывают тяжелые отношения, и раны еще не залечены

Нам известно, что Хорватию и Сербию по-прежнему связывают тяжелые отношения, и раны еще не залечены
Фото:
Чрезвычайный и полномочный посол РФ в Хорватии Анвар Азимов — представитель старой школы русской дипломатии, который за словом в карман не лезет. Он доказал это в феврале, когда высказался о проблеме фирмы Agrokor. С другой стороны, в Азимове чувствуется тонкость русской души: он поклонник балета, музыки и театра. В интервью нашему изданию посол был очень откровенен и рассказал о себе, своих супругах, политике, геополитике, а также своей новой любви — к Хорватии.
— Večernji list: Господин Посол, где Вы отдыхали этим летом? Побывали ли Вы на хорватском побережье, став послом в Республике Хорватии?
— Посол РФ в Хорватии Анвар Азимов: Свой отпуск я провел в Москве, и он прошел в рабочем режиме. Я работал по двум направлениям. Во-первых, я подготовил приезд делегации Хорватского сабора во главе с господином Миро Ковачем, который состоялся 16-19 июля. Я хочу отметить, насколько полезным стал этот визит. Миро Ковач произвел чрезвычайно благоприятное впечатление на своих собеседников в Государственной Думе и в Совете Федерации.
Когда я планировал развитие наших двусторонних отношений, потому что, к сожалению, за последние десять лет наши отношения приходили в упадок, первым шагом я видел визит вашего министра иностранных дел в Россию. И хочу отметить, что господин Давор Иво Штир произвел на Лаврова очень сильное впечатление. Для нас самым важным было установить контакты на уровне министров иностранных дел, и нам это удалось благодаря майскому визиту Штира в Москву. Мы подписали план межправительственных консультаций. На основе этого плана между Россией и Хорватией теперь регулярно проводятся консультации на разных уровнях.
Вторым направлением моей работы была активизация межпарламентских связей, которые пресеклись более чем на год. Визит делегации во главе с господином Ковачем, конечно, стал прорывом. Мы договорились об ответном визите парламентской делегации в следующем году. В ее состав войдут представители Государственной Думы и Совета Федерации. В октябре в Санкт-Петербурге состоится ассамблея Межпарламентского союза. Наш председатель Совета Федерации пригласила председателя Хорватского сабора Гордана Яндроковича присутствовать на этой встрече. Такой была первая часть моего рабочего «отдыха».
— А вторая?
— Второй и самой трудной частью была подготовка встречи, не проводившейся семь лет. Речь о заседании межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Благодаря усилиям нашего посольства и посольства Хорватии в России за последние несколько месяцев нам удалось организовать три заседания рабочих групп Межправительственной комиссии (по сотрудничеству в энергетике, торговле и туризме). Мы договорились, что в начале октября проведем заседание Межправительственной комиссии, участие в котором в качестве председателя примет вице-премьер Правительства Хорватии Мартина Далич. Мы работаем над подготовкой к встрече на высшем уровне, запланированной на конец текущего года в Москве. К этой встрече мы планируем приурочить экономический форум. В этом чрезвычайно заинтересованы хорватские экспортеры. Вот каким был мой отпуск в этом году.
— Почему отношения Загреба и Москвы оставались прохладными так долго, даже несмотря на то, что Россия сыграла позитивную роль в ходе войны в Хорватии?
— Я думаю, что проблемы в наших взаимоотношениях были связаны с рядом объективных причин, в частности, с тем, что Хорватия вошла в НАТО и Европейский Союз. Кроме того, после распада СССР, ставшего для нас большой трагедией, Россия столкнулась с серьезными экономическими вызовами. Это не означает, что Россия не хотела поддерживать интенсивное экономическое и торговое сотрудничество. Однако мы не видели достаточной политической воли к тому со стороны Хорватии. Таковы объективные причины. Наш министр Лавров отправил меня в Загреб именно для того, чтобы мы активизировали и ускорили политический диалог. Для нас членство Хорватии в НАТО и Евросоюзе — реальность и объективная данность, которая не должна мешать развитию наших двусторонних отношений. Чтобы мы смогли начать новый этап в наших отношениях, потребовалось без малого два года тяжелого и упорного труда. Я хочу отметить, что с большим уважением отношусь к хорватскому руководству. Я корректный, практический человек и в течение своего мандата хочу сделать как можно больше для развития наших отношений, в чем заинтересованы обе наши страны. Я хотел бы этого добиться за время своего мандата, то есть за четыре-пять лет. Поэтому я и тороплюсь все сделать.
— Россия планирует провести ряд культурных мероприятий в Хорватии. Как Вам удается привлечь в Хорватию столько российских звезд, ведь у нас уже выступали лучшие и самые знаменитые звезды российской оперы и балета?
— Действительно, наибольших успехов нам удалось добиться на поприще культурного сотрудничества. Среди нескольких документов, которые мы в ближайшее время планируем подписать, есть и программа культурного сотрудничества на ближайшие два года. Вам известно, что Санкт-Петербург и Загреб поддерживают замечательные отношения, являясь городами-побратимами. В этой связи я должен отметить важность роли, которую играет мой друг, мэр Загреба Милан Бандич. Я очень благодарен ему за большой вклад в развитие отношений с Санкт-Петербургом и Москвой. В следующем году мы планируем провести Дни культуры этих двух городов в Загребе. Я в долгу у Бандича, который помог нам установить три памятника: Пушкину, Есенину и Гагарину. Эти памятники мы передали в дар Загребу. Сейчас передо мной стоит задача в ближайшее время сделать так, чтобы в Москве появился памятник вашему известному теологу и историческому деятелю Юрию Крижаничу. Правительство Москвы приняло решение переименовать одну московскую площадь в Загребскую. Там мы хотим установить копии скульптур, которые возвышаются посреди улицы Каптол.
В Загреб приедет Ансамбль имени Александрова, который, вероятно, является самым знаменитым в мире коллективом в своем роде. Многие хорваты говорят мне, что ждут этот концерт с большим нетерпением… В последнее время в Хорватии побывало несколько замечательных балетных трупп. В следующем году, впервые в Хорватии, в Загребе откроется выставка из коллекции Эрмитажа. Ряд мероприятий мы запланировали в честь 50-летия установления отношений между Санкт-Петербургом и Загребом. Приезд Ансамбля имени Александрова мы ожидаем осенью текущего года. Его выступление будет символичным, поскольку многие члены этого коллектива недавно погибли в авиакатастрофе по пути в Сирию, и их заменило новое поколение артистов.
В этом году мы также отпраздновали 25-летие установления дипломатических отношений и провели в связи с этим много мероприятий. В мае в Москве с большим успехом выступил знаменитый певец Оливер Драгоевич. Санкт-Петербург сделал исключительный жест и пригласил Балет Хорватского национального театра, который представил свой балет «Анна Каренина». У меня есть идея в следующем году привезти в Загреб современный балет Театра Якобсона.
— Почему в таких крупных городах, как, например, Дубровник или Сплит, проходит меньше культурных мероприятий, связанных с Россией?
— Объективно роль здесь играет и фактор удаленности. Ни в Дубровнике, ни в Сплите у нас нет дипломатических представителей. В Сплите есть наш почетный консул — один из лучших специалистов по России Йосип Этерович. Сейчас мы подыскиваем хорошего кандидата на место почетного консула в Дубровнике. Это, несомненно, будет способствовать укреплению культурных связей с Дубровником и Сплитом. Многое зависит и от работы представительств и обществ российско-хорватской дружбы. В Риеке одно такое общество весьма активно, оно организует там много мероприятий.
— Вы оказались в центре внимания хорватской общественности в начале года, когда заявили, что фирма Agrokor больше не получит российских кредитов. Что с тех пор изменилось?
— Дело в том, что вопрос отношений между Сбербанком и фирмой Agrokor носит исключительно корпоративный характер. Я призываю нас всех быть объективными и благодарными Сбербанку, потому что в итоге его вложения помогли Agrokor остаться на плаву. Не будем забывать, что именно российские, а не европейские или западные банки сыграли решающую роль. Это еще раз подтверждает, насколько Хорватия дорога России. Даже на пике кризиса фирмы Agrokor в марте Сбербанк все-таки нашел возможность профинансировать хорватскую компанию, предоставив ей еще сто миллионов евро. В общей сложности Сбербанк и ВТБ вложили почти полтора миллиарда евро. Подобной суммы больше не дал никто. И теперь совершенно естественно, что эти банки обеспокоены тем, кто будет выплачивать этот долг.
Я надеюсь, что в ходе переговоров стороны придут к коммерческому решению, которое устроит и Сбербанк, и его партнеров. Мы очень хорошо понимаем, что стабильность Agrokor неразрывно связана со стабильностью Хорватии. Поэтому мы считаем, что финансовая помощь, оказанная нами, была весьма существенной и для вашей страны. Поскольку я уже затронул тему стабильности, я не могу не отметить вклад премьера Пленковича в сохранение стабильности вашего государства. Я с большим уважением отношусь к вашему премьеру и надеюсь, что нам удастся наладить более крепкие связи с Москвой.
— Не возмутило ли Вас заявление премьера Пленковича об Украине?
— Мы совершенно не согласны с инициативой «мирной реинтеграции территорий». Этот вопрос нужно решать после урегулирования всех проблем между Донбассом и Киевом. Кроме того, для подобного решения нужно согласие не только Киева, но и Донбасса. Россия заинтересована в скорейшем выполнении пунктов Минских договоренностей. Что касается обязательств с нашей стороны, то мы их в полной мере выполняем. Однако киевский режим не спешит решать вопрос Донбасса.
Россия не поддерживает отторжение Донбасса от Украины. Эту проблему нужно решать путем предоставления Донбассу особого статуса и путем преодоления проблем, существующих сегодня между Донбассом и Киевом. Поэтому мы не согласны с позицией Евросоюза и США, которые связывают введение санкций против России с ситуацией на Украине. На самом деле проблема в том, что Киев не выполняет Минские договоренности, поэтому санкции должны быть направлены против Киева. Но сейчас они действуют только против России.
Эта политика санкций бесперспективна. Мы хотели бы как можно скорее улучшить наши отношения не только с Соединенными Штатами, но и с Евросоюзом. Страны ЕС очень хорошо понимают, что несут из-за санкций больше убытков, чем Россия. Нам санкции лишь помогают укрепить наше экономическое положение. Нам очень жаль, что из-за санкций страдает, в том числе, Хорватия, которая ежегодно теряет 40-50 миллионов евро, поскольку не может экспортировать свою аграрную продукцию и рыбу. Мы готовы снять свое ответное эмбарго, если санкции будут отменены.
— Вы надеетесь на отмену санкций? А что Вы думаете о недавно принятых новых санкциях США?
— Санкции, недавно введенные США, вредят, в том числе, экономическим интересам ЕС, а также ставят под угрозу энергетическую безопасность Евросоюза. Россия — очень надежный партнер в том, что касается поставок энергоносителей. Я считаю, что у ЕС нет альтернативы нашим поставкам, и думаю, что странам ЕС невыгодно платить за американский газ, который в два раза дороже российского.
— Как в сложившейся обстановке Россия сотрудничает с Хорватией?
— Сегодня мы являемся свидетелями активизации нашего политического диалога, что очень важно. Его стоит подкрепить, наладив наши торгово-экономические отношения. Их современное состояние меня совершенно не устраивает. Потенциально наш ежегодный торговый оборот может достигать трех миллиардов евро, а мы стоим на месте с одним миллиардом. Мы стабильно поставляем Хорватии нефть и газ и готовы увеличивать поставки по разумной цене. Наиболее успешно наше сотрудничество развивается в сфере поставок газа. Я должен сделать комплимент компании, которая работает на этом рынке. Речь о РРD. Глава этой компании Павао Вуйновац наладил тесное сотрудничество с руководством Газпрома. Наша цель — довести экспорт газа в Хорватию до миллиарда кубометров.
Сложившейся ситуацией недовольны хорватские экспортеры, и ясно, что политика санкций ЕС им мешает. Мы заинтересованы в росте экспорта хорватской продукции в Россию. Моя задача, как посла, создать самые комфортные условия для работы хорватских экспортеров в России. Хорватская торгово-экономическая палата прекрасно представляет интересы Хорватии, и мы считаем ее одним из наиболее важных факторов, способствующих улучшению наших экономических отношений.
Сейчас из-за санкций нам запрещено импортировать вашу продукцию. Тем не менее, мы считаем необходимым поддержать ваше судостроение, которое встало на ноги во многом благодаря крупным российским заказам. Несмотря на политику замещения импорта собственными товарами, мы все же хотим по-прежнему получать продукцию этой отрасли. Мы ожидаем, что Россия вложит в эту сферу десятки, а может, и сотни миллионов евро.
Также мы очень довольны нашим сотрудничеством с AD Plastik. В России большой популярностью пользуются хорватские лекарства. В последнее время россияне пристрастились к хорватской косметике, и в этой области существуют большие перспективы. ЕС, конечно, делает большие вложения в Хорватию, но и российская помощь может стать Хорватии хорошей опорой. В Хорватии мы не конкурируем ни с НАТО, ни с ЕС. Мы не конкурируем с ними ни здесь, ни где-то еще на Балканах. Нам бы хотелось, чтобы балканские страны не входили ни в какие блоки. Однако, к сожалению, в действительности все совсем иначе.
— Одно время в Хорватию приезжало много российских туристов, но теперь их стало значительно меньше. Почему?
— Моя задача, в частности, заключается в том, чтобы активизировать туристический обмен и, конечно, увеличить число российских туристов, приезжающих в Хорватию. Кстати, статистические показатели на этот счет очень хорошие. В этом году, возможно, Хорватию посетит почти 150 тысяч российских туристов, но мы должны вернуться к 200-300 тысячам туристов в год. Быть может, по количеству российские туристы в Хорватии не на первом месте, но по тратам они точно первые, поскольку россияне любят тратить. Как-то я выступал от имени туристического сообщества России и сказал, что россияне по-настоящему любят хорватский народ и испытывают к нему большую симпатию. Российские туристы любят хорошую еду и напитки, а Хорватия все это им дает.
— Как Вы оцениваете недавнее заявление американского вице-президента Майка Пенса в Черногории, который заявил, что Россия пытается провести новые границы на Балканах. Это заявление кажется популистским…
— Мы крайне разочарованы ситуацией в Черногории. Там не был проведен референдум о вступлении страны в НАТО, как не было такого референдума и в Косово. А вот в Крыму референдум состоялся. Признаете вы это или нет, но 98% граждан на нем проголосовало за присоединение Крыма к России и за исправление исторической ошибки.
На Балканах мы готовы сотрудничать и с США, и с ЕС. Мы заявляем, что не стоит делить этот регион на сферы влияния. Мы должны общими усилиями обеспечить стабильность и процветание Балкан. Мы особенно обеспокоены ситуацией в Боснии и Герцеговине, и на то есть основания. Мы активно поддерживаем сохранение Дейтонского соглашения и всегда будем возражать против изменений в этом договоре. В Боснии и Герцеговине существует два образования и проживают три конститутивных народа. Все так и останется, пока эти три народа сами не договорятся о другом решении. Мы разделяем обеспокоенность статусом хорватов в Боснии и Герцеговине. Поэтому мы договорились с Министерством иностранных дел России о проведении межведомственных консультаций о ситуации в регионе, и на начало осени уже запланировано заседание в Москве.
— Как Россия сегодня оценивает обстановку на Балканах и постоянные распри между Сербией и Хорватией? Складывается впечатление, что России удается держаться в стороне от «перестрелок» Загреба и Белграда. Может ли Россия стать своего рода примирителем двух соседних государств?
— Мы хотели бы, чтобы между Хорватией и Сербией, Хорватией и Словенией и Хорватией и Боснией и Герцеговиной были добрососедские отношения. Нам известно, что между Хорватией и Сербией сохраняются по-прежнему тяжелые отношения, и что раны еще не залечены. Россия очень заинтересована в том, чтобы хорватско-сербские отношения улучшились и стабилизировались, и сделает для этого все возможное. Важно, чтобы все спорные вопросы с Сербией, Словенией и Боснией и Герцеговиной решались в позитивном ключе, чтобы стороны приходили к компромиссу, и чтобы больше не было распрей и напряженности.
Наиболее развиты отношения России с Сербией. Желание Сербии войти в Евросоюз, разумеется, не отразится на наших взаимоотношениях, потому что мы уважаем ее желания. Вы и сами знаете, что у России на Балканах хорошая репутация. На протяжении веков мы доказывали, что Россия — лучший друг балканских государств. По моему мнению, уверенное присутствие России на Балканах — гарантия стабильности и процветания стран в этом регионе.
Я должен сделать комплимент и отдать должное президенту Колинде Грабар-Китарович. Я всегда слежу за ее публичными выступлениями, которые отличает мудрость и уравновешенность. Я приветствую ее мнение о том, что Евросоюз должен развивать отношения с Россией, потому что мы тоже являемся частью Европы, и без России очень трудно достичь мира и стабильности на континенте. На самом деле именно поэтому мы хотим, чтобы российско-американские отношения нормально развивались и улучшались.
К сожалению, сегодня из-за внутриполитической ситуации в США это невозможно. С другой стороны, мы — оптимисты и верим, что две великие страны смогут честно сотрудничать в борьбе с терроризмом. Несмотря на то, что ЕС партнер США, Соединенные Штаты совершенно самостоятельны и связывают с Россией собственные интересы. Я убежден, что политика санкций не будет способствовать росту доверия друг к другу в будущем.
— По общему мнению, Россия под руководством Путина стала сильнее, так ли это?
— Путин для России — божий дар. Он помог России окрепнуть и вернуть величие. 80% россиян поддерживает президента Владимира Путина. В марте следующего года нам предстоят президентские выборы, и я с уверенностью могу вам сказать, что, если Путин будет баллотироваться, он получит еще один мандат на шесть лет. После прихода Путина к власти Россия превратилась в мировую военную и экономическую державу. Сегодня все уважают Россию, которая стала центром мультикультурного мира. США после развала биполярной системы все еще считают себя единственной великой державой. Однако такие страны, как Россия, Индия, Китай, уже превратились в новые центры многополярного мира, и это является фактом.
— Победила ли Россия в Сирии?
— Что касается Сирии, то успехи очевидны, и все их видят непосредственно на поле боя. Однако все еще остаются тысячи террористов, с которыми нужно продолжать воевать, пока мы полностью их не истребим. Если бы координация действий между нами и американцами была лучше, мы в скором времени полностью решили бы эту проблему. Для нас крайне важно разделить умеренную оппозицию и террористов и открыть диалог внутри Сирии.
Нравится это кому-то или нет, но сирийский президент Асад — это единственный гарант сохранения сирийской государственности. Когда война закончится, сирийский народ на выборах примет решение о президенте Сирии. Никто другой не имеет права говорить, что Асад должен уйти, и что он не может быть президентом Сирии. Это право исключительно сирийского народа. Военная интервенция России в Сирию, прежде всего, помогла Европе, потому что в действительности российские действия направлены против террористов, которые угрожают всему миру, особенно Европе.
Россия сыграла чрезвычайно важную роль в борьбе с терроризмом. В Сирии на стороне террористов воевало от пяти до шести тысяч боевиков из бывших республик СССР. Наш приоритет — нейтрализовать этих террористов прежде, чем они вернутся в свои страны, чтобы совершать там теракты. У терроризма нет ни национальности, ни веры. Террорист — это террорист, и у него лишь одна цель — убить как можно больше безвинных людей. В борьбе с терроризмом Россия искренне хочет сотрудничать с США и Европейским Союзом. Если бы Асад не остался у власти, Сирию постигла бы судьба Ливии и Ирака.
— Безопасно ли в Хорватии?
— Я чувствую себя в Хорватии совершенно безопасно. Ежедневно я хожу на работу пешком, потому что каждый день хочу видеть красивые, приятные и добродушные лица хорватов. Все узнают меня и сердечно приветствуют. Говоря объективно, Хорватия — одна из самых безопасных стран на Балканах. Я хочу отдать должное работе хорватской полиции и спецслужб. Для хорватов особенно характерна любовь к своей родине, и в этом они очень похожи на россиян.
— Ваша семья тоже живет в Хорватии? И чем Вы занимаетесь в свободное время?
— Я по природе трудоголик и работаю ежедневно с 8 до 20 часов, в том числе в выходные. Конечно, моей семье это не нравится. У меня красивая и очень милая жена и шестеро детей. Все они влюблены в Хорватию. Единственное мое хобби — это работа. И моя задача — сблизить Хорватию и Россию.
— Вы этнический узбек, не так ли? Вы верующий?
— Я — неверующий. Россия — многонациональная страна, в которой насчитывается более ста этнических групп. Я родился в Ташкенте. Я не хожу в мечеть, потому что я атеист. Однако я с уважением отношусь к исламу и всем религиям мира. Сейчас я работаю для России, а прежде работал на благо СССР. Я уже 44 года на дипломатической службе, и в МИДе я уже ветеран. Моя первая и вторая жена русские. И мои шестеро детей считают себя русскими.
— Сколько раз Вы были женаты?
— Два раза. Но у меня есть третья жена — моя работа. (Смеется.)
— Нравится ли Вам хорватская кухня? Какое вино Вы предпочитаете?
— Мне очень нравится хорватская кухня. Что касается вин, то я люблю Dingač и Zlatan plavac, но в России всегда пью водку. У нас есть отличная водка — «Путинка».
— Однажды Вы появились на пресс-конференции в костюме с множеством орденов на груди. Что это за ордена?
— Согласно распоряжению президента, на национальные праздники и вручение верительных грамот в странах, куда я прибываю, я должен появиться в специальной форме Посла Российской Федерации. И скрывать мне нечего: у меня много государственных наград и орденов. Все-таки я работаю в Министерстве иностранных дел уже 44 года. 15 лет я работал в Индии. Все, что я получил, я получил за свои заслуги.
— В следующем году Россия проводит Чемпионат мира по футболу, будете ли Вы болеть и за Хорватию тоже?
— Я открою вам один секрет. Я профессионально занимался футболом и играл за клуб «Бахтар», когда жил в Ташкенте. У меня есть тренерская лицензия. Скажу вам откровенно, мне очень нравится (не потому, что я в Хорватии) уровень хорватского футбола. У меня и у господина Милана Бандича есть идея организовать дружеский матч между «Динамо Москва» и «Динамо Загреб». И, конечно, на Чемпионате мира я, как хорватский патриот, буду болеть за хорватскую сборную.
Газпром Сбербанк России МИД Госдума Еще 6 тегов
Майк Пенс Юрий Крижанич Владимир Путин Анна Каренина Еще 1 тег
Оставить комментарий