В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

Следы Гитлера. Чернянский концлагерь. Белгородская область

продолжает исследовать следы гитлеровской агрессии и геноцида на территории современной России. Наш новый шаг на этом пути — cерия очерков о концентрационных, трудовых, пересылочных лагерях на территории субъектов Российской Федерации в пределах ее нынешних границ.

Следы Гитлера. Чернянский концлагерь. Белгородская область
Фото: ИА RegnumИА Regnum

Проект реализуется совместно с Фондом

Видео дня

Материал создан по открытым источникам

В 2020 году стало возможным ознакомиться с результатами расследования обстоятельств Гусек-Погореловской трагедии, проводившегося в конце 60-х годов ХХ века следователем управления КГБ при СМ СССР по старшим лейтенантом Станкевичем. В материалах дела освещаются события в Чернянском концлагере и Гусек-Погореловке, прослеживаются судьбы женщин, направленных из лагеря на работы в . Главная цель проводившегося расследования — установить имена охранников и работников лагеря, тех людей, кто был виновен в гибели узников концлагеря и привлечение их к ответственности за совершенные злодеяния.

Проверка обстоятельств уничтожения советских граждан в селе Гусек-Погореловка Прохоровского района началась 20 февраля 1965 года. Уже было известно, что узниками лагеря в Чернянке были советские военнопленные, работники партийных и советских органов, активисты и другие советские граждане. Лагерь располагался по ул. Революции, дом № 6, в помещении бывшего промкомбината. В нем насчитывалось несколько сот заключенных. Лагерь находился в подчинении венгерских военных властей. Охрана состояла из немецких и венгерских солдат. Начальником был венгерский капитан Евгасс.

Заключенные подвергались истязаниям и издевательствам со стороны охраны и администрации лагеря. Подробности содержания военнопленных изложены в акте от 8 июля 1943 года, составленном в селе Чернянка: «Кормили всех заключенных вонючей похлебкой, которую выдавали два раза в день. Летом всех находившихся в лагере гоняли на непосильные работы, а тех, кто отставал в работе по своей физической слабости, пристреливали на месте. Пленным не разрешали брать от мирного населения никаких передач, за малейшую попытку избивали плетками.

В последних числах сентября 1942 года, когда на улице были уже заморозки, в лагере под открытым небом стояло 15 человек совершенно раздетых мужчин.

Военнопленных запрягали по 8 10 в сани и босых по колено в снегу заставляли возить из леса деревья и тут же по возвращении из леса приказывали пилить и колоть привезенные деревья, кроме возки деревьев заставляли пленных возить сани, в которых находились немецкие солдаты. На заявленные протесты со стороны арестованных последних избивали».

Это те факты, что были общеизвестны. Благодаря рассекреченным архивным документам стало возможно более подробнее узнать о том, кто был в охране лагеря и конвоировал военнопленных, и о судьбах женщин, которых должны были отправить на работы в Германию.

В материалах дела указано имя военного коменданта Чернянского района Белгородской области это — Калман Петрич. Он родился в 1906 году в городе Шаторольвуихель (Венгрия), подданный Венгрии, мадьяр, с высшим образованием. По специальности инженер-механик.

В июле 1942 года Калман Петрич был направлен старшим команды в Чернянский район для организации отгрузки ценностей в Венгрию. Петрич мобилизовал население и подводы, грабил склады вооружения и советские учреждения. В течение месяца им было отправлено в Венгрию четыре вагона разного имущества и вооружения.

В августе месяце того же года он был назначен на должность военного коменданта Чернянского района и находился на этой службе до 27 января 1943 года. Калман Петрич давал установку начальнику полиции Шаповаленко арестовывать советских активистов, партизан и лиц, имеющих связь с ними. В Чернянском районе происходили массовые аресты Советских граждан и их расстрелы, так, по показанию самого Петрича, за время его работы было арестовано около 300 человек, все они были направлены в концлагерь, около 30 человек было расстреляно, а судьба большинства арестованных неизвестна. Он же отправил на работу в Германию свыше 1000 человек.

Задержанные советские граждане допрашивались в комендатуре, где они подвергались зверским издевательствам, избиению, после чего направлялись в концлагерь. Петрич лично принимал участие в допросах задержанных советских граждан. Нередко избивал людей на допросах. За активную борьбу против Советского Союза Петрич был награжден орденом «Огненный крест».

Калман Петрич на основании ст. I Указа от 19.04. 1943 г. был подвергнут высшей мере уголовного наказания — расстрелу. Приговор был вынесен на закрытом судебном заседании в 21 23 сентября 1946 г.

В документах сохранилось множество примеров того, как осуществлялись допросы. В качестве примера приведем один из них, Поповой (девичья фамилия — Капустина) Ольги Петровны: «Допрашивал меня два раза мадьярский комендант по вопросу партизан, то есть он спрашивал, какую вы имеете связь с партизанами и где ваши партизаны находятся (Кадыков, Кулев, Дворцевой, Величко), но я ему отвечала, что я связи с партизанами никакой не имела и не имею и вышеуказанных партизан не знала и не знаю. За то, что я ему не говорила о партизанах … немецкий комендант порол меня ременной плеткой. В лагере я просидела четыре месяца».

В воспоминаниях жителей Чернянки, бывших на допросах или в лагере, приводятся описания венгерских офицеров и охранников лагеря. Сбитнев Иван Андреевич 1916 года рождения, уроженец и житель села Русская Халань Чернянского района Белгородской области рассказывал: «Из охраны лагеря мне запомнился лишь один солдат. Он был худой с продолговатым лицом. Больше о его внешности сказать не могу за давностью времени. Запомнился он мне только потому, что ему поручались в лагере расстрелы заключенных. Всего он расстрелял около 7 человек. Расстреливал он их из пистолета. Все расстрелянные были военнопленные. Одного из расстрелянных звали Миша».

Людям задавались одни и те же вопросы, поэтому протоколы очень похожи по своему содержанию и во многих из них, самые частые ответы — «не знаю», «не помню», «за давностью лет, сказать не могу». В качестве примера, приведем выдержку из одного из самых подробных воспоминаний Мищенковой Варвары Терентьевны: «Там же, на территории концлагеря, в здании промкомбината были казармы для солдат охраны. Эти казармы мы убирали под надзором солдат. … Комендантом лагеря был венгерский офицер в возрасте примерно 50 лет, среднего роста, толстый. … Был еще в лагере офицер в звании капитана. Он тоже был в возрасте около 50 лет, среднего роста. Из администрации лагеря можно назвать еще одного венгра. Возраст его в то время был около 48 лет, черный, высокого роста, красивый. Служил в лагере офицером. Звали его Югасс или Евгасс. Лагерь обслуживал венгерский военный врач в звании офицера. Лет ему в то время было 40, рослый, красивый, фамилии и имени его не знаю».

Во время сожжения военнопленных в Гусек-Погорелке его видели стоящим возле сгоревшей школы с автоматом.

Кроме названных лиц, в охране лагеря служил солдатом венгр или чех по имени Ёшка, лет 25, среднего роста, довольно-таки сносно говоривший по-русски. Он же упоминается в воспоминаниях : «Родом он из . Это мне известно с его слов. Когда нас начали эвакуировать из Чернянки, то Ёжка говорил нам: «Скоро все вместе придем на мою родину в г. Будапешт». Относился он к заключенным хорошо. Иногда доставал и передавал нам кое-какие продукты».[В рукописных документах разное написание имени «Ёшка» и «Ёжка». Прим. авт.]

О завершении деятельности концлагеря известно следующее: в связи с наступлением советских войск, 17 января 1943 года лагерь из Чернянки был эвакуирован. Заключенные в количестве 500 700 человек этапом двигались в сторону Прохоровки.

26 января 1943 года этап остановился в селе Гусек-Погореловка Прохоровского района. Всех заключенных мужчин поместили в здании школы, а 13 женщин отвели в отдельный дом.

В акте от 10 апреля 1943 года, составленном жителями с. Гусек-Погорелый Прохоровского района, детально изложены последующие события: «…в здании неполной средней школы села Гусек-Погорелый немецко-фашистскими властями было помещено до 700 человек пленных красноармейцев и командиров Красной Армии, последние были приконвоированы из лагеря военнопленных села Чернянка Старо-Оскольского района . Приконвоированные пленные красноармейцы и командиры находились в ужасных условиях. Помещение, где находились пленные красноармейцы и командиры, совершенно не отапливалось. Окна были разбиты, дверей не было. Большинство пленных красноармейцев и командиров были обморожены и крайне истощены, не имели обуви, а иногда и одежды. Продукты питания пленным красноармейцам и командирам совершенно не выдавались, в результате чего в течение суток за время пребывания пленных красноармейцев и командиров в селе Гусек — Погорелый умерло от голода 54 человека, трупы которых были выброшены из здания школы.

Немецко-фашистскими властями в селе Гусек — Погорелый Прохоровского района был учинен зверский акт над пленными красноармейцами и командирами Красной Армии, а именно: в здание, где помещались пленные красноармейцы и командиры, днем было нанесено много соломы в коридор школы, ночью солома в школе была зажжена, в результате чего загорелось здание школы, где помещались красноармейцы и командиры Красной Армии, в момент пожара пленные стали выпрыгивать в окна, последние расстреливались заранее выставленными автоматчиками из числа немецко-фашистских войск.

В результате зверской расправы немецко-фашистских властей над пленными красноармейцами и командирами Красной Армии на 3-й день было найдено 240 трупов неподалеку от школы расстрелянных и убитых прикладами в момент выхода из здания школы.

А остальных подсчитать не представилось возможности в виду того, что все трупы были превращены в пепел».