Ещё

«Спасались кто как мог»: 15 лет назад в страшном пожаре погибли 6 офицеров. Лица 

Фото: ngs.ru
В этот день ровно 15 лет назад в страшном пожаре погибли шестеро сотрудников ГУФСИН — 15 марта 2004 года загорелось старое здание управления на проспекте Дзержинского в Новосибирске. В пожаре, случившемся из-за непотушенной сигареты, суд признал виновными нескольких руководителей — срок их наказаний уже давно прошёл. Сегодня сотрудники управления ГУФСИН и коллеги, ставшие очевидцами пожара, вышли на митинг памяти погибших — они рассказали НГС о тех, кто мог бы сейчас работать вместе с ними, если бы не то ЧП.
Имена погибших сотрудников высечены на стеле за административным зданием Главного управления федеральной службы исполнения наказаний (ГУФСИН) России по Новосибирской области. Сегодня днём у этой стелы прошёл митинг памяти офицеров — в основном пришли молодые сотрудники, не знавшие погибших лично, но были и очевидцы трагедии, случившейся ровно 15 лет назад.
Участники митинга возложили цветы к стеле и почтили минутой молчания Светлану Бросалину, Наталью Вакорину, Сергея Вирчика, Елену Засыпкину, Анну Шерстнёву и Алексея Якушева. Они погибли «при исполнении служебных обязанностей», говорилось на митинге.
Дело о пожаре в старом здании управления, построенном в 1937 году, расследовали несколько лет. Погибли 6 человек, ещё 16 получили травмы и ожоги — кто-то из сотрудников смог покинуть пылающее здание через центральный выход и окна, но для многих путь отрезали глухие решётки на окнах. Пока спасатели пытались разрезать эти решётки, число жертв росло.
«Я в системе служу уже 28 лет, и 18 из них посвятила именно главному управлению В 2004 году случилась эта страшная трагедия. Мы готовились к мероприятию — 125 лет УИС.
Утро раннее. 9 часов утра — совещание у генерала. Произошло возгорание. Дым пошёл сначала по второму этажу, а потом это ушло на третий. Весь огонь был, конечно же, на третьем этаже. Со второго [этажа] люди выпрыгивали из зданий и из зала совещаний, из кабинета начальника главного управления — генерал-майора Соломатина Виктора Ивановича.
Спасался кто как мог. Люди на карнизах выпрыгивали с третьего этажа. Были решётки, за счёт чего люди и погибли как раз»,
— вспоминает в беседе с НГС начальник отдела воспитательной и социальной работы ГУФСИН по Новосибирской области Елена Моисеева — в 2004 году она работала старшим инспектором отдела кадров.
По словам начальника отдела, тела погибших укладывали на снег — их пытались укрыть тканью, но её сдувало мартовским ветром.
«Был очень холодный ветер, холодный день. Вокруг управления — сугробы. Из отдела кадров 3 тысячи дел спасли — сотрудников действующих. Не сгорело ни одно дело сотрудников», — добавляет Елена Моисеева. Дела спасли все, а вот людей — не сумели.
В итоге на скамье подсудимых оказались трое руководителей — начальник управления Виктор Соломатин, его первый заместитель Леонид Гробивкин и начальник вневедомственной пожарной службы Владимир Кондрашенков, а также начальник службы безопасности Андрей Новосёлов.
Именно из-за непотушенной сигареты Новосёлова, как выяснили следователи, начался пожар — очаг находился в рабочем кабинете начальника службы безопасности.
В 2007 году суд признал виновными всех четверых руководителей — Новосёлову пришлось отправиться на 3 года в колонию-поселение, остальные получили по 3–4 года лишения свободы условно.
Как писала «Газета.ру», суд взыскал с каждого осужденного по 250 тысяч рублей в пользу родственников погибших — отца старшего лейтенанта Анны Шерстнёвой, а также матери и жены капитана Алексея Якушева.
В ГУФСИН утверждают, что звали родственников на сегодняшнюю встречу памяти погибших, но никто из них в итоге не пришёл. НГС попросил коллег сотрудников, ставших жертвами пожара, поделиться фотографиями и воспоминаниями.
Алексей Якушев
Капитану внутренней службы было 32 года — он работал в отделе по оперативному обслуживанию подразделений УИС.
«Алексей… Он мог зайти — рассмешить всех. Так даже получилось, что вообще это мальчишка, который всегда опаздывал немножко на работу, сейчас можно сказать. Но в этот день он пришёл вовремя, и эта трагедия его и захлестнула под своё крыло», — рассказала НГС Елена Моисеева.
Как говорят сотрудники ГУФСИН, ещё 15 лет назад коллеги гораздо больше общались друг с другом — не только сидели за компьютерами. Так же общались и с семьёй Якушева. По словам Елены Моисеевой, спустя много лет после трагических событий коллеги всё ещё помогают семьям погибших.
Наталья Вакорина
В 2004 году Наталье Вакориной исполнилось 48 лет — она была начальником отделения специального учёта, подполковником внутренней службы. О погибшей сотруднице коллеги говорят только хорошее — по их воспоминаниям, к Вакориной часто обращались за советами, причём не только по службе, но и по личным вопросам, и она никогда не отказывала в беседе.
« [Когда] её спустили, она была ещё жива. А в скорой уже сказали, что всё…» — говорит начальник отдела воспитательной и социальной работы.
Елена Засыпкина
Капитан внутренней службы 44-летняя Елена Засыпкина оказалась на том пожаре практически случайно — она была «прикомандированной» из другого отдела. Засыпкина работала старшим оперуполномоченным отдела по оперативному обслуживанию подразделений УИС.
«Это было не совсем её рабочее место. Человек пришёл сюда, видимо, за своей судьбой», — констатирует Моисеева.
Сергей Вирчик
Вирчику было 37 лет, он был помощником начальника главного управления по мобилизационной подготовке и гражданской обороне. Накануне дня пожара он усердно готовился к важной комиссии, собирал документы и много времени проводил на работе. До самой комиссии, которая должна была состояться 25 марта 2004 года, Сергей Вирчик не дожил.
Анна Шерстнёва
Самая молодая погибшая в пожаре, старший лейтенант внутренней службы Анна Шерстнёва погибла в 28 лет. Она работала инженером отдела транспорта.
«Она очень часто ко мне приходила, и в тот день она, оказывается, ко мне заходила в кабинет на первом этаже, но мы с ней немножко разминулись, она ушла на третий этаж и там погибла», — объяснила Елена Моисеева.
Светлана Бросалина
Майор внутренней службы Светлана Бросалина перевелась в ГУФСИН из полиции в 2000 году и проработала в службе исполнения наказаний 4 года, рассказала её подруга, помощник начальника главного управления по соблюдению прав человека Галина Большакова.
«Мы с ней находились в одном кабинете, мы были сослуживцами, занимались делопроизводством оперативных служб. Светлана Борисовна была очень исполнительным сотрудником. Во время пожара мы с ней находились в одном кабинете, но так по воле судьбы случилось, что мне удалось выжить, а ей — нет. Просто мы с ней пошли — она в одну сторону, а я — в другую», — вспоминает Большакова.
Бросалиной был 41 год, когда она погибла.
Здание ГУФСИН выстроили буквально с нуля — новое здание открылось в 2009 году, решётки на окна уже никто не ставит.
«Я, конечно, понимаю, что вы хотите задать вопрос: «Почему произошёл пожар?». И мы до сих пор не знаем, почему он произошёл…
Из-за каких урн с сигаретами? Я не верю, что что-то возгоралось. В том, что была какая-то вина нашего руководства? Сотрудников? Нет. Это просто старое здание 1937 года.
Те, кто были признаны виновными, — это заслуженные ветераны, [они] приглашаются на все мероприятия. И нам не стыдно пожать им руку, мы не считаем, что эти люди виноваты. Они просто остались крайними, потому что они были руководителями на тот момент», — заключила в разговоре с НГС коллега погибших Елена Моисеева.
Ранее новосибирские полицейские вспомнили коллег, погибших при исполнении, — НГС записал их впечатляющие истории.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео