Ещё

Project Syndicate (США): дух Милана 

Project Syndicate (США): дух Милана
Фото: © Министерство обороны РФ
 — Новости ужасны. Дефицит необходимого оборудования вынуждает врачей, как на войне, принимать решения о том, кто будет жить, а кто умрёт. Больные люди выстраиваются в длинные очереди, тщетно ожидая анализа или места в больнице. Предприятия, магазины, бары и рестораны опустели, а местная экономика по всему миру замерла на неопределённый срок. И очень печально следить за статистикой, по каким странам сильнее всего ударил коронавирус: сейчас вперёд вырвались , где зарегистрировано почти на 61 тысячу больше подтверждённых случаев, чем в , где изначально началась эта эпидемическая вспышка.
В Европе пандемия ударила особенно сильно по , где с 9 марта введён общенациональный карантин в попытке замедлить распространение вируса. По состоянию на 30 марта в Италии было зарегистрировано почти 98 тысяч подтверждённых случаев Covid-19. На сегодня уже более 10700 итальянцев, в основном в северном регионе страны — Ломбардии, умерли от этой болезни. , столица региона, является не просто столпом итальянской экономики. Этот ещё недавно полный жизни город неразрывно связан с европейским проектом и является одним из важнейших моторов европейской экономики в целом.
Но хотя число смертей растёт, а уровень заражения в этом регионе выше, чем где-либо ещё на континенте, и входящие в него страны не торопятся прийти на помощь сколько-нибудь значимым образом и продемонстрировать свою солидарность с заболевшим соседом. Наоборот, страны ЕС закрывают границы и изолируются. Положение Италии ухудшилось из-за закрытия границ, потому что были перекрыты каналы столь необходимых ей поставок, в частности, медицинского оборудования и материалов.
Правительства занялись мелочными ссорами; их явно больше заботят собственные экономические выгоды. Представители некоторых северных стран Европы начали оспаривать недавние экономические решения Италии; для них, судя по всему, намного важнее знать, как Италия сможет погасить свои долги, чем подробности о количестве погибших и экономическом спаде.
В тот момент, когда европейский континент (да и вообще весь мир) столкнулся с медицинским и экономическим кризисом исторических масштабов, Европа оказалась расколотым домом, которому грозит вероятный территориальный развал. Если Брексит объединил оставшиеся 27 стран ЕС и устранил с европейской сцены призрак выхода других стран, то коронавирус его на эту сцену вернул.
Евросоюз несёт обязанность перед всеми странами-членами и их народами: он должен использовать все и любые финансовые инструменты, имеющиеся в его распоряжении (или создавать новые), чтобы гарантировать, что Италия и Евросоюз в целом смогут выдержать этот кризис и, в конечном итоге, восстановиться после него. Для этого нужно отказаться от привычной опоры на устаревшие модели управления, которые основаны на идее отсутствия каких-либо общих финансовых ресурсов в монетарном союзе. Если Италия обанкротится, цена для европейской экономики (и более того, для самого европейского проекта) окажется намного выше, чем цена нарушения одного или двух бюджетных правил в период серьёзнейшей опасности.
Накануне прошедшего на прошлой неделе виртуального саммита группа из девяти европейских стран, включающая южные государства, такие как Португалия и Словения, призвала к выпуску евробондов и обобществлению коллективного долга. На саммите задача поиска возможных решений была возложена на финансовые институты Европы, возможно, с целью смягчить политическое давление на руководителей правительств (большинство из них озабочены оппозицией внутри своих стран). Одновременно некоторые из наиболее авторитарных и экстремистских политических фигур Италии воспользовались моментом, чтобы устроить кампанию против ЕС и поставить на повестку дня вопрос о выходе Италии из еврозоны и вообще из Евросоюза.
Учитывая, что при нынешней начали отступать от послевоенного трансатлантического альянса, Евросоюз получил шанс доказать на практике свою заявленную приверженность ценностям, правам и многостороннему сотрудничеству и утвердить себя в качестве одного из глобальных лидеров. Но он не пользуется этим шансом. И хотя сегодня будущее Европы выглядит мрачно, европейским институтам и правительствам ещё не поздно сменить курс. ЕС не может позволить себе потерять Италию или пережить этот кризис, не отреагировав на него значимым образом. В противном случае все страны союза и их экономика пострадают.
Мой отец, , был свидетелем некоторых наиболее ужасающих преступлений прошлого века, и этот опыт вселил в него глубокую и прочную веру в необходимость европейского проекта. Я горжусь тем, что на протяжении уже столь долгого времени он использует свои благотворительные институты для содействия лучшему будущему в Европе и во всём мире.
И поэтому неудивительно, что основанная им организация Open Society Foundations решила помочь Италии в этот критический момент, выделив 1 миллион евро городу Милану, чтобы поддержать трудную работу по оказанию помощи наиболее уязвимым группам населения, а также по восстановлению экономики, здоровья и духа в предстоящие месяцы.
Да, конечно, некоторые страны ЕС (хотя и с задержками) тоже направляют в Италию медицинские материалы, а многие итальянцы жертвуют средства на общенациональную борьбу с кризисом. Албания, которая всего несколько дней назад получила согласие на начало переговоров о вхождении в ЕС, продемонстрировала подлинную европейскую солидарность, направив в северную Италию группу из 30 врачей. Я надеюсь, что многие другие последуют этому примеру и предложат руку помощи регионам, по которым сильнее всего ударил Covid-19. Фонд Open Society Foundations, только что предоставивший аналогичный дар городу Будапешту, будет и дальше протягивать руку помощи: в ближайшие дни фонд примет серию решений для борьбы с этим кризисом.
Александр Сорос — заместитель председателя Фонда «Открытое общество».
Видео дня. Little Big и его GO BANANAS - главный трэш года
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео