Далее:

Черногория в НАТО и новая геополитическая действительность на Балканах

Черногория в НАТО и новая геополитическая действительность на Балканах
Фото:
В пятницу, 28 апреля, в городе Цетинье, члены парламента Черногории приняли Протокол о членстве в Североатлантическом альянсе. Просербская и прорусская оппозиция, объединенная вокруг Демократического фронта, готовится к протестам. А сейчас, в то время, как я пишу этот текст, Митрополит черногорско-приморский Амфилохий в том же Цетинье служит панихиду по жертвам бомбардировки Сербии и Черногории со стороны НАТО.
Почему решение о членстве принято в Парламенте, а не посредством референдума? Ответ на этот вопрос очень прост, и все в Черногории и регионе знают его: потому что, вопреки интенсивной про-НАТО пропаганде, которую режим Мило Джукановича проводит уже более десяти лет, то есть, с момента провозглашения независимости от Сербии, в Черногории до сих пор нет большинства, которое на референдуме приняло бы такое решение. Несмотря на то, что за членство в НАТО безоговорочно выступают практически все представители албанского, мусульманского («боснякского») и хорватского меньшинств, и что комбинацией давления и шантажа режиму удается добиться небольшого большинства на выборах, поддержка членства в НАТО среди населения не превышает 40 процентов. Это все, наверное, понятно и в Брюсселе, и в Вашингтоне, но по всей видимости, им это не мешает. Это еще раз доказывает, что демократические принципы и ценности отходят на второй план, когда речь идет о геополитических интересах.
О характере черногорского режима уже многое сказано. Однако то, что удивляет и путает многих наблюдателей, в частности патриотические и прорусские круги в Белграде — это удивление и путаница проявленная российской дипломатией по поводу этого (не) ожиданного поворота режима Мило Джукановича — который не являлся сюрпризом ни для кого, кроме определенных российских дипломатических кругов, которые, по причине наивности или, может, интересов, позволили, чтобы эмиссары Джукановича обманули их красноречием и заявлениями о «вечной черногорско-русской дружбе».
Особый аспект всей этой истории — это Сербия и поведение нынешней власти в Белграде, которая ведет себя как будто события в Подгорице ее не касаются и происходят где-то в Центральной Африке, а не в самом близком географическом, политическом, религиозном и этническом окружении. А к вопросу черногорского вступления в НАТО Белград относится наполовину незаинтересованно и наполовину с одобрением. Примером этому служит недавнее заявление министра обороны Сербии Зорана Джорджевича, который сказал, что «Сербия уважает решение власти Черногории о вступлении в НАТО, но Белград будет придерживаться политики военного нейтралитета» (заявление агентству «Спутник», 26 апреля 2017).
— Что касается наших отношений с Черногорией, у нас с ними хорошие отношения, мы уважаем их выбор в интересах их народа — заявил Джорджевич во время Московской конференции по международной безопасности. А, наверное, чтобы смягчить горький привкус, которые данные слова могли вызвать у его русских коллег, министр добавил, что «Сербия проводит независимую политику и останется военно-нейтральным государством».
Сергей Шойгу, конечно, прав, когда утверждает, что «военный потенциал Черногории равен нулю», и в этом смысле ее вступление в НАТО конечно не повлияет на военные способности Альянса. По этому поводу никто не спорит. Однако, к сожалению, он так же был прав и когда на Московской конференции по безопасности заявил, что «географическое положение Черногории способствует усилению контроля НАТО над Балканами». Но, именно по этой причине леность и отступление России, а также пассивность и двоякое отношение Белграда к данному вопросу не помогли ни Подгорице, ни Белграду, ни Москве, а тем более стабильности на Балканах. И в этом мы, я боюсь, убедимся в очень скором будущем.
Джордже Вукадинович — депутат Парламента Сербии и главный редактор «Новой сербской политической мысли»
Оставить комментарий